Голодный апрель 1994-го

20.04.2018 21:51:00 Описание

В рубрике «Из архива «ВР» наш обозреватель Михаил Колкер вспоминает о временах тотального безденежья. К 1993-1994 году рязанцы могли бы забыть о продовольственном дефиците. Да только в кошельках горожан с купюрами было негусто...

Сегодня мы уже привыкли к относительному изобилию на полках магазинов. Как и к тому, что «ананасы и рябчики» (эти позиции в потребительской корзине читатель волен заменить по своему усмотрению) может позволить себе не всякий.

Но четверть века назад появление на прилавках ещё недавно дефицитных продуктов воспринималось далеко не так спокойно... Тем более что наполнение кошельков заметно отставало от темпов поступления в магазины финской колбасы и французских сыров. Да что там сыры… Набор из обычных продуктов стал доступен далеко не каждому.

И как не старались власти убедить людей, что это – лишь временные трудности, и «светлое капиталистическое завтра» уже не за горами, к 1994 году поговорка «Видит око, да зуб неймёт» приобретала в Рязани всё большую актуальность.

В зеркале статистики

Естественно, наши коллеги из «Вечерней Рязани» тех лет не могли оставаться в стороне. Они попытались взглянуть на взаимоотношения «ока и зуба» без лишних эмоций, сопоставив факты исследований социально-экономического положения населения, проведённого Областным статуправлением.

«...По сравнению с прошлым годом потребление продовольственных товаров в Рязани снизилось на 16%, – сообщала в своей статье «Рынок: рябчики и ананасы в изобилии, буржуи в недостатке» корреспондент «Вечёрки» Людмила Дмитриенко. – По факту это означает снижение благосостояния каждого рязанца. Объём реализованных товаров и услуг упал на 23,3 процента...»

Само собой, у нас, в Рязани (как, впрочем, и во многих других городах России) существовала небольшая прослойка граждан, не страдавших от недостатка денежных знаков. Понятие «новый русский» 24 года назад, хоть уже и появилось, но ещё не приобрело повсеместного распространения. Так что нередко потребителей деликатесов называли по старинке – «буржуями». Но отношение большинства граждан к этому «новорожденному» классу мало чем отличалось от описанного Владимиром Маяковским...

Принцип барахолки

Интересно, что в том же номере «Вечёрки» на почётной первой полосе можно было прочесть и размышления редактора издания Вадима Михайлова на тему общественного разделения.

«...Население поделилось на две категории. Одна часть нудит, другая вертится. Характерно, что и первые и вторые на государство, как бы «забили». Не верит народ, хоть ты в прорубь головой кидайся, что государство в нынешнем его состоянии, способно что-то регулировать, гарантировать, поощрять, пресекать и т.д… Словом, выполнять функции присущие государству».

Если не вдаваться в подробности – суть размышлений сводится к следующему: развитие может осуществляться только на основе конфликта интересов. Поэтому российские события 1994 года – вполне закономерны...

«...Человек, по жизни, - собственник. Ну, невозможно вытравить из него эту неблагородную черту, как невозможно волка заставить питаться сеном. Да, желательно, чтобы было именно так, как нас учили в светлом пионерском прошлом: человек человеку – друг, товарищ и брат! Но так не бывает, хоть ты тресни! Не предусмотрела Природа бесконфликтного пути развития человечества...»

С позиций дня сегодняшнего скажем: принцип одесской барахолки «Хочешь жить – умей вертеться», хоть и был в 1994 году чрезвычайно популярен, но отнюдь не исчерпывал все возможные варианты. Уже в те времена зарождающегося российского рынка были люди, которые стремились не просто купить подешевле, а продать подороже, а что-то производить. Да, их было немного и приходилось им очень непросто. Но всё же такие индивидуумы встречались…

Думается, что Вадим Михайлов именно этих энтузиастов имел в виду, когда пытался сделать вывод в своих невесёлых рассуждениях.

«...Регулировать нужно не размеры и очерёдность подачек, а взаимоотношения разнокалиберных собственников. Таков общий рецепт при нашем сегодняшнем диагнозе. И не я его первооткрыватель. А готовых «лекарств» ни в истории, ни в природе не бывает».

Общенародное «Дай!»

Но вернёмся к статистике. Хоть передовица редактора и материал Людмилы Дмитриенко и были разделены несколькими газетными полосами, без сомнения они были взаимосвязаны. Цифры статистики во многом подтверждали слова Вадима Михайлова.

«...Согласно данным статистического управления, уровень цен вырос в 9 раз. Продукция, выращенная в предыдущий летний сезон, продолжает дорожать. Увеличились цены на морковь, картофель, свеклу на 25-26%, на молоко, мясо, птицу – на 27%. При этом, по сравнению с первым кварталом прошлого года, на рынках Рязани продажа продуктов сократилась на 12,4%...»

Не будем утомлять сегодняшнего читателя цифрами почти четвертьвековой давности. Общая тенденция и так понятна: при общем насыщении продовольственного рынка товарами, покупательская способность рязанцев, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Так что те общественные процессы, о которых писал Вадим Михайлов, были вполне объяснимы с экономической точки зрения. Когда у людей нет денег, то вера в лозунги и обещания как-то заметно падает... А протестные настроения, наоборот, получают всё новых сторонников.

«...Когда общенародное «Дай!» звучит громко и слаженно, государство, не особенно задумываясь над последствиями, переключает печатный станок в форсажный режим и «даёт» новые кипы в конец «одеревеневших» рублей!» - возмущался редактор «Вечёрки» образца 1994 года.

Как утверждают сегодняшние специалисты по истории экономического развития России, общая рублёвая денежная масса к середине 90-х годов прошлого века перевалила критическую черту. К слову, авторство этой авантюры приписывается никому иному, как Виктору Черномырдину. Как тут не вспомнить фразу, которая опять же, благодаря Черномырдину, в одночасье стала крылатой: «Хотели как лучше, а получилось, как всегда»? Правда, многие и сегодня считают, что именно благодаря тогдашней безграничной уверенности председателя правительства России в верности демократических преобразований, страна, хоть и прошла по краю пропасти, но всё же не свалилась в тартарары...

СПРАВКА «ВР»: По статистике Росстата в 1994 году (по сравнению с 1990) в России значительно сократилось потребление ряда продуктов (в расчёте на душу населения в год), в том числе мяса (с 75 до 57 кг), рыбы (с 47 до 31 кг), молока и молочных продуктов (с 387 до 281 кг). При этом выросло употребление картофеля (со 106 до 123 кг), а также хлеба, макаронных изделий и круп (со 120 до 124 кг).

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции