Какие были мы на старте?

15.02.2017 Описание

Нет, что ни говорите, а начало 90-х в нашей стране – это было совершенно особое время. И дело тут не только в серьёзнейших экономических процессах, запущенных командой младореформаторов. Думаю, и сегодня мы ещё не можем до конца оценить их значение. Слишком маленькая временная дистанция. Так что экономический анализ отложим лет на сто…

Наше сегодняшнее «архивное путешествие» будет посвящено первой волне рязанской приватизации. И в этой сугубо экономической теме постараюсь обойтись без экономики. Уверяю вас, в начале 90-х такое было вполне возможно. Не верите? Тогда за мной, уважаемый читатель! Нас уже ждут на первом рязанском аукционе по продаже приватизируемой собственности, который состоялся в областном центре весной 1992 года...

Советские бизнесмены

«Простые советские миллионеры приехали на простых советских «Жигулях». Торговый зал Агропромышленной межрегиональной биржи (была и такая в те «весёлые» времена – Авт.) встречал дорогих гостей самой подробной информацией о приватизируемых объектах. На святящемся табло – номера лотов и их характеристики. Господа бизнесмены могли скоротать минуту-другую за бокалом прохладительного или горячительного – кому что по душе…» – так начинала свой репортаж с места событий журналист «Вечёрки» образца 1992 года Наталья Золотых.

«Начало торгов было отодвинуто посещением аукциона группой американских бизнесменов. Им хотелось взглянуть на своих советских коллег. После короткого обмена приветствиями и сувенирами ударом молотка аукционист известил о начале торгов!»

Боже, как быстро летит время… Прошла всего четверть века, а мы уже успели основательно подзабыть эти милые карнавальные подробности. Вы заметили, что журналист по старой газетной привычке эпитет «советские» употребляет даже в отношении «господ бизнесменов»? Простим коллегу… Ведь тогда ещё и года не прошло с момента подписания Беловежских соглашений. И американцы приехали в Рязань, чтобы собственными глазами увидеть, как «русские медведи» пытаются строить у себя капитализм... Да-да, именно карнавал, в котором, как и положено на настоящем карнавале, фрагменты фарса и хоррора перемешаны в едином потоке времени.

«В качестве разминки был предложен нулевой лот – бутылка «Советского» шампанского. Играли все, даже американцы, согласившиеся приравнять один доллар к одному рублю. Под аплодисменты публики нулевой лот ушел покупателю за 3 тысячи деревянных...»

Что хотел сказать Ильич?

Напомним читателю, что в 1992 году три тысячи рублей были довольно большой суммой. Актёрская зарплата автора этих строк в начале 90-х равнялась 8000… Ну да, бог с ними, с зарплатами. Интересно другое. Аукционы по продаже городского имущества проводятся и сейчас. Но разве можно сравнить эти скучные официальные мероприятия, на которых нередко ещё до начала торгов всё просчитано и известно, с былым накалом страстей, азартом и столкновением темпераментов?

«После разминки, задавшей тон всему действу, аукционист предложил господам первый из одиннадцати объектов – столовую № 34. Победителем стал номер 104, «отстегнувший» полтора миллиона за предприятие общественного питания на улице Островского.

Но настоящий фурор был ещё впереди – его произвёл господин, участвующий в аукционе под номером 106. В десять миллионов он оценил своё право владения магазином на улице Дзержинского. После этого суммы в два-три миллиона уже не «звучали»».

Далее Наталья Золотых описывает свой разговор с неким усатым бизнесменом, который буквально за бесценок скупил все выставленные на торги «незавершённые» объекты. По его словам, он прекрасно осознавал, что фактически приобрёл «воздух», и тем не менее покупкой был вполне доволен. Недвижимость приобреталась, что называется, на долгосрочную перспективу...

Завершался репортаж с первого рязанского аукциона описанием портрета Ильича, украшавшего аукционный зал: «Вытянув вперёд руку, он, кажется, говорил: «Верной дорогой идёте, товарищи!»

А, может быть, вождь хотел сказать что-то другое?»

Дядя получит развалины!

По законам жанра, настоящий карнавал был просто обязан выплеснуться на улицу. И Рязань начала 90-х не стала исключением из правил.

«Свои ателье – купим сами!», «Навязанная форма приватизации – катастрофа для трудящихся!», «От фотостудии «дяде» достанутся одни развалины!» – лозунги в руках пикетчиков ясно указывали на их принадлежность к сфере бытовых услуг. Что же привело рязанских фотографов, парикмахеров и портных к стенам мэрии?» – за ответом на этот вопрос в марте 1992 года корреспондент «Вечёрки» Игорь Блинушов обратился к одному из пикетчиков, директору фотоателье «Портрет» Владимиру Емельянову.

« – Чем вызвано сегодняшнее пикетирование?

– Навязанной нам формой приватизации.

– А вы как хотите?

– Мы хотим сами купить!

– Значит, вы в принципе не против приватизации?

– Нет, я тоже за хорошего хозяина в каждом ателье, в каждом магазине или столовой. Но почему этими хозяевами не можем быть мы, или конкретно я?

– А вас пугает, что фотостудию выкупит кто-то другой?

– Конечно! Отвалит миллион… А я, хоть даже машину и квартиру продам, такой суммы не наберу…

– А вот лозунг: «От фотостудии «дяде» достанутся одни развалины!» что означает?

– То и означает – я свои личные деньги затратил на ремонт, всё отделал, выплыл, можно сказать, из канализации по колено. И теперь я это должен кому-то отдать?! Нет, я сначала «сниму» свои стены, свой потолок, свой интерьер и там останутся одни развалины».

Намеренно привожу этот замечательный диалог практически без купюр. Можно понять, почему всего через несколько лет Рязань всерьёз и надолго войдёт в так называемый «красный пояс», а рязанцы сделают ставку на незабываемый коммунистический триумвират: губернатор – Вячеслав Любимов, мэр – Павел Маматов и председатель горсовета – Надежда Корнеева. Да, мы хотели в капитализм! Но только в наш, советский, где всё останется по-старому... И только колбаса в магазинах будет повсеместно, а магазины с парикмахерскими и фотоателье нам государство просто подарит. Или продаст по остаточной стоимости тысяч за десять-пятнадцать. Ну, а если нет, то лучше порушим всё к такой-то матери, мол, не доставайся же ты никому!

С кого было спрошено?

В завершение корреспондент «Вечёрки» задавал риторические вопросы.

«Не имея ничего против защиты трудящимися своих прав, не удержусь от реплики в адрес профсоюзов, подвигающих трудовые коллективы на «дружный» выход на пикеты. Нельзя не понимать, что подобные мероприятия могут ещё больше накалить и так «тёплую» обстановку в нашем городе. Вот и на этот раз среди пикетчиков появились известные городские активисты. Кто-то сетовал, что граждане кроме плакатов ничего с собой не прихватили. Камешков, например – стёкла в мэрии побить. Осознают ли профсоюзные лидеры, что в случае чего спрошено будет с них? И не лучше ли избрать другую форму диалога с властями?»

С кого и что будет спрошено, мы узнали очень скоро. Ответы на многие вопросы пришли в октябре 1993 года под залпы танков и пулемётные очереди в центре Москвы. Но это, как говорится, была уже другая история...

Фото top.rbk.ru и из архива «ВР»

МЕЖДУ ТЕМ: Благодаря архивам «ВР», нам сегодня доступен список объектов торговли г. Рязани, подлежавших в 1992 году обязательной приватизации. Цены, конечно, с тех пор изменились кардинально, но всё же некоторые цифры, как нам кажется, заслуживают внимания...Так, балансовая стоимость кафе «Снежинка» вместе со зданием была определена в 51,2 тыс. рублей, стоимость имущества – в 21,2 тыс. рублей. По куда более высокой цене предлагалось приобрести ресторан «Рязань»: балансовая стоимость – 524,4 тыс. рублей, стоимость имущества – 210,3 тыс. рублей.
Продуктовые магазины в Солотче можно было купить за суммы от 8,2 до 164,3 тыс. рублей, а магазин «Детский мир» вместе с филиалами – за 13,7 млн рублей.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции