Шпана рязанская

11.12.2017 12:37:00 Описание

С эпохой горбачёвской гласности страну потрясли не только рассказы об ужасах ГУЛАГа, но и истории о молодёжных преступных группировках. Точнее было бы сказать так: впервые о подростковой преступности стали говорить в СМИ, люди-то и раньше были в курсе…

У нас в Рязани, как, впрочем, и в других городах Страны Советов, банды малолеток также были хорошо известны не только правоохранительным органам, но и горожанам, предпочитавшим по вечерам обходить стороной тёмные дворы и переулки. Правда, до поры до времени местные идеологи из обкома КПСС всё ещё продолжали наивно полагать, что если о проблеме не заявлять открыто, то её как будто и не существует…

В декабре 1992 года на страницах «Вечерней Рязани» был опубликован редакционный разворот под общей «шапкой» «Подростковая преступность».

В преамбуле к двум статьям «Эти шакалята – наши дети» и «Преступление и наказание» приводилась цитата из выступления тогдашнего вице-президента страны Александра Руцкого.  

«Если всё останется, так как есть, то по прогнозам экспертов, буквально к 1995 году в России, среди правонарушителей и преступников, 70% будет составлять молодёжь. Кроме того на сегодняшний день 3 млн. юношей и девушек нигде не работают и не учатся. К концу года их количество достигнет 5 млн.»

Герои из подворотни

– На самом деле проблема подростковой преступности в Рязани существовала задолго до открытий перестроечной гласности, – считает следователь по особо важным делам, старший помощник областного прокурора Дмитрий Плоткин. – Ещё раньше свои молодёжные группировки были на «Низах» (городской район от улицы Грибоедова до Лесопарка – Авт.), в Роще, в посёлке Дягилево… Как раз из этой, тогда ещё малолетней шпаны, выделилось большинство «бригадиров» рязанского рэкета 90-х.

…Думаю, большинству наших читателей не нужно объяснять, почему мы выбрали в качестве эксперта Дмитрия Плоткина. Дмитрий Матвеевич хорошо известен своим непосредственным участием во многих резонансных расследованиях 90-х, и не понаслышке знает структуру тогдашнего городского криминала.

– На мой взгляд, подростковая преступность той поры – явление вполне закономерное, – уверен старший помощник областного прокурора. – Ещё с советских времён в головах у многих рязанских подростков сформировался определённый «героический» образ. И это был отнюдь не Павка Корчагин, а, скорее, этакий современный Робин Гуд – решительный и независимый. У него была своя «правда». Свой «бандитский» кодекс чести. Свои правила поведения. Позже этот образ стал едва ли не культовым, благодаря целому ряду фильмов, появившихся на российских экранах в девяностые годы. Рязанские пацаны мечтали о подвигах, о мужской дружбе. И воплощали свои мечты в соответствии со своим воспитанием и культурным уровнем. «Борьба за справедливость» нередко начиналась в подворотнях, где после бутылки дешевого портвейна подстерегали поздних прохожих. Ну и заканчивали своё воспитание эти «Робин Гуды» обычно уже на зоне...

Но вернёмся в 1992 год. В статье «Эти шакалята – наши дети» журналист «Вечёрки» Владимир Фролов писал следущее:

«Юные шакалы действуют не наобум и не где попало. А по разработанным планам и только в своих местах. Кланы подрастающих урок обычно подразделяются по месту жительства. Есть дягилевские, рощинские, недостоевские, дядьковские и другие команды. Хотя, по слухам, есть «команды», формирующиеся и по «месту обучения». Так, последнее время в определённых кругах приобрела известность группировка учащихся СПТУ-1…».

КСТАТИ: В газетном материале «Преступление и наказание» корреспондент тогдашней «Вечёрки» Елена Волкова приводила статистику российской подростковой преступности за 1992 год.
Согласно опубликованным данным, из 200 тыс. преступлений, совершенных теми, кому ещё не исполнилось 18 лет, около 20% приходилось на долю школьников, ещё 20% – на учащихся ПТУ, 24% – на работающую молодёжь, и 23% – на тех, кто нигде не учился и не работал.
В Рязани же за десять месяцев 1992 года подростки совершили 390 преступлений, из них – 64 тяжких. 

Шапочные банды

Надо отдать должное коллеге – он отлично ориентировался в теме. Среди «точек», где в то время промышляло подрастающее поколение, Владимир Фролов называл кинотеатр «Дружба», улицу МОГЭС, парк стадиона «Локомотив», ДК Профсоюзов (ныне МКЦ), Малое шоссе, дворы и подворотни Первомайского проспекта, территорию у ДК Строителей (ныне Музыкальный театр), Центральный автовокзал и Торговый городок. Кроме географии была подробно разобрана и механика бандитского промысла, имевшего свои сезонные нюансы. Так, в зимнее время шпана промышляла «охотой» на обладателей меховых головных уборов…

«В енотовых, нутриевых, ондатровых, а тем паче лисьих шапках милиция не советовала бы вам ходить по целому ряду рязанских улиц и переулков в тёмное время суток, – писал автор. – К примеру, по тому же Малому шоссе (от площади Победы до вокзала Рязань 1), в особенности за 15-30 минут до отхода какой-нибудь электрички… Поясню: малолетняя шпана дежурит на улице кучей. Они маленькие, плюгавенькие, но их много. Обязательно найдется акселерат-переросток, способный дотянуться до головы взрослого. Он подбегает сзади, сбивает шапку, остальные её подхватывают и врассыпную разбегаются по дворам. Пока вы разыскиваете милицию и заявляете о происшедшем, детишки-шалунишки спокойно садятся в электричку и отбывают в какое-нибудь родное Сасово. Говорят, что, например, в Рыбном среди подростков даже существует такая статья дохода: «съездить в Рязань, за шапками».

В ожидании Аль Капоне

Вердикт в конце статьи Владимир Фролов выносил неутешительный…

«Об истоках подростковой преступности давно спорят-судачат, делая, в общем-то, правильный вывод: виноваты низкий культурный уровень и плохие материальные условия жизни. Хорошо, ну а дальше что? Как лечить болезнь? Милиция, поймите вы, господа, может бороться только с внешними проявлениями этой беды. Тогда кто? Давно потерявшая авторитет школа? Или, так называемые «молодёжные клубы», оказавшиеся в эпоху тотальной коммерциализации нерентабельными? Бросьте. Реально, сегодня на пути у этой малолетней шпаны ничего не стоит, кроме разве нашего обывательского негодования. Что же, нужно готовиться жить в гангстерском Чикаго 20-х годов?»

– Володя оказался на удивление точен в своих прогнозах, – продолжает комментировать статью нашего коллеги Дмитрий Плоткин. – Буквально через несколько лет Рязань, действительно, оказалась в центре бандитских разборок, ничуть не уступающих временам Аль Капоне. И к слову, в войне «слоновских» и «айрапетовских» активно участвовали уже подросшие шпанята из рязанских подворотен. Что же касается дня сегодняшнего, то мировая практика борьбы с подростковой преступностью доказывает: единственный институт, способный противостоять этому злу – семья. И все действия государства, направленные на укрепление и поддержку этого института, прямо или косвенно направлены и на то, чтобы дать подростку возможность выбрать судьбу нормального человека. Именно родители, а не школьные учителя служат для ребёнка главным примером. Они закладывают изначальную систему ценностей, своим поведением демонстрируя, что можно и что нельзя. Конечно, бывает, что преступниками становятся и дети из вполне благополучных семей. Но всё же это - исключение из правила…

P.S. Сегодня цифры преступлений, совершённых подростками, меньше, чем 25 лет назад, но всё же было бы нелепо утверждать, что проблема осталось в прошлом. В какой-то мере на снижение преступности среди несовершеннолетних повлиял «комендантский час», который ввели у нас в регионе ещё в 2009 году. Но очевидно, что нужны и другие меры.Примеры тому нам демонстрируют специалисты по работе с подростками в Екатеринбурге, Новосибирске и Ярославле, где делу профилактики молодёжной преступности служат летние адаптационные лагеря для детей и родителей. В таких лагерях, «трудные» подростки с помощью психологов восстанавливают разрушенные семейные связи со своими близкими. То есть, как и говорил наш эксперт Дмитрий Плоткин, задействуют семью, чтобы помочь подростку выбрать нормальную судьбу… 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции