Хроника деноминации

26.07.2017 Описание

Июль 1993 года в Рязани, да и во всей России запомнился бурными событиями на финансовом рынке. Километровые очереди у отделений сбербанка (тогда его ещё по старинке называли сберкассой), моментально опустевшие полки магазинов – всё это говорило само за себя. В стране в очередной раз меняли деньги...

Номер нашей газеты от 28 июля 1993 года открывался статьёй главного редактора Вадима Михайлова под красноречивым заголовком «Свежие напасти от советской власти». В форме ежедневной хроники автор излагал свои впечатления о происходящем в областном центре. Излагал, не стесняясь в выражениях и эмоциях, что вполне соответствовало не только тогдашнему настроению рязанцев, но и стилистике «Вечёрки» тех лет. Газета разговаривала языком улицы. И это была принципиальная позиция редактора и журналистского коллектива.

Что произошло на самом деле?

Впервые официально о денежной реформе было объявлено в субботу.

«...Я слушал первое официальное сообщение по радио, а не проснувшееся ещё сознание переводило слова диктора примерно на такой манер: «От советского информбюро... Сегодня, в субботу, 24 июля, Центробанк РФ, действующий под прикрытием Верховного Совета РФ, без объявления войны бесцеремонно растоптал достоинство и нарушил финансовый суверенитет каждого гражданина РФ…», – делился своими впечатлениями Вадим Михайлов.

Думаю, эмоциональное состояние главреда вполне можно понять. Однако мы воспользуемся временной дистанцией и постараемся беспристрастно разобраться, что же произошло между гражданами и государством.

Денежные пертурбации 1993 года у нас обычно принято называть деноминацией. Хотя по сути это совершенно неверно. На самом деле это была типичная денежная реформа, изначально задуманная и проведённая в духе лучших образцов советской эпохи.

Вот и Вадим Михайлов с нами согласен: «…акция была спланирована и проведена чисто по-большевистски, ну прямо как внезапный захват почты, телеграфа, банков и вокзалов в 1917-м!».

А вот как сегодня оценивает события тех дней преподаватель экономики одного из рязанских вузов, кандидат наук Николай Пилюгин:  

– После распада СССР нам не удалось сохранить единое рублёвое пространство. Бывшие союзные республики как независимые государства стали проводить денежные реформы для создания собственных национальных денежных систем. Это и было главной причиной проведения собственной денежной реформы: отсечь наличную денежную массу стран ближнего зарубежья, где ещё обращались советские денежные знаки. Так что по сути дела реформа началась в 1992 году. И люди, внимательно наблюдавшие за финансовыми процессами, предполагали возможность такого развития событий в июле 1993-го...

Сначала из обращения изымали банкноты Государственного банка СССР и государственные казначейские билеты СССР. На протяжении 1992-го и первую половину 93-го года на территории страны действовали только банковские билеты (банкноты) Банка России и металлические монеты.

С 24 июня 1993 года в обращении остались лишь банкноты Банка России образца 1993 года номиналом в 100, 200, 1000, 5000 и 50 000 рублей.

Денежная реформа тех лет сформировала новую денежную систему. Но вот в чём была загвоздка. Проводили её старыми методами, совершенно не учитывая интересы граждан. Менялись виды денежных знаков, их обеспечение, была отменена фиксация золотого содержания банкнот. И в это же время в стране началась гипер-инфляция, нарастал бюджетный дефицит, сокращался реальный сектор экономики и объём внутреннего валового продукта...

Ельцина подставили?

Но вернём право голоса Вадиму Михайлову и вновь обратимся к его статье конца июля 1993 года.

«...Воскресенье. Ельцин всё ещё не появлялся, хотя накануне объявлено, что президент прервал свой отпуск. По ТВ прошло сообщение: о подготовке Центробанком финансовой диверсии не знал даже министр финансов, находящийся с официальным визитом в США. Ну, ребята, мы поистине живём в стране чудес!

Самый первый шок, кажется, прошёл. Во всяком случае, у самой мобильной части населения – предпринимателей. Хотя и среди них «совков» не мало: многие киоски как закрылись со вчерашнего утра, так и не открываются. Во многих отказываются принимать купюры 1961-92 годов выпуска. Зато те, кто сообразил, что к чему, выбрасывают на прилавки всё, что залежалось на складах. Некоторые ещё и цену повышают. Покупатель стремится избавиться от советских денег, и на ценники практически не смотрит – метёт всё, что под руку попадётся. Доллар по официальным и неофициальным данным вновь подскочил и котируется в вилке от 1200 до 2000 рублей за бакс. Официальный курс, объявленный в пятницу, составлял 1004 рубля за доллар...»

Если помните, все эти события происходили на фоне жёсткого противостояния команды Бориса Ельцина и Верховного Совета во главе с Русланом Хасбулатовым и Александром Руцким. «Вечёрка», естественно, была на стороне реформаторов. Михайлов не преминул высказать мнение, что всё происходившее тогда в стране было сделано с целью «подставить» первого российского президента и опорочить его курс демократических реформ.

Вот ещё одна выдержка, на этот раз из заметки журналиста Юрия Манова, опубликованная в том же июльском номере...

«...В сберкассе на Подбельского старые купюры начали обменивать в 15.00. Обслужили человек сорок, к 17.00 деньги закончились...

Обмен протекал так. Огромный хвост очереди «табунился» на улице, внутрь помещения пропускали по 1-2 человека. Больше всех не повезло отпускникам. Люди из Воронежа, Мурманска приехали в Рязань к родственникам, в воскресенье случайно узнали об обмене. Почему-то их, россиян, спутали с гостями из ближнего зарубежья, и обменивали только по 15, а не по 35 тысяч рублей, как рязанцам...»

Какие мы были наивные...

И снова возвращаемся к статье Михайлова.

«...Вторник. Вчера вечером Ельцин, наконец, стукнул по столу кулаком и показал, кто в доме хозяин. Срок обмена денег продлён до конца августа. Единовременная сумма к обмену увеличена до 100 тысяч рублей. Как бы спохватившись, Хасбулатов резко выступил против акции Центробанка. В частности, он объявил, что своё решение Центробанк принял без согласия с парламентом. Хотя любой школьник сегодня знает, что Центробанк и чихнуть-то не посмеет без санкции Президиума Верховного Совета. Впрочем, заявление спикера тут же дезавуировал вынырнувший из небытия Геращенко, видимо, не желавший в одиночку пожинать лавры козла отпущения...»

Честно скажу, читаешь эту хронику минувших дней, а в голове всё время вертятся строчки из известного романса «Белая акация»: «Боже, какие мы были наивные, как же мы молоды были тогда…». Да, время было совершенно уникальное... Даже такой заматеревший в политических баталиях газетный волк, как Вадим Михайлов, верил, что там, в высших сферах, есть «хорошая команда Ельцина» и «плохой Верховный Совет», «наши демократы» и «не наши ретрограды и «совки». Верил так искренне, что народная мудрость, утверждающая, мол, хрен редьки не слаще, по-видимому, совершенно вылетела из его талантливой головы.

Впрочем, постперестроечная эйфория уже мало-помалу оставляла наши души. Вот и Михайлов заканчивал свою статью далеко не на оптимистичной ноте.

«...Мы в очередной раз подверглись общенациональной «проверке на вшивость» и выдержали экзамен примерно на «троечку». С минусом…»

Уже совсем скоро страну ожидал штурм Останкино, призывы Макашова вешать демократов, расстрел Белого дома и много прочих страшных событий, связанных с 1993-м…

МЕЖДУ ТЕМ: Сегодня экономисты считают, что наиболее успешной из советских денежных реформ была послевоенная реформа 1947 года. При зарплате в 500-1000 рублей килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, гречки – 12 рублей, сахара – 15 рублей, сливочного масла – 64 рубля, литр молока – 3-4 рубля, десяток яиц – 12-16 рублей, бутылка водки – 60 рублей. Розничные цены упали на 17%, рыночные – снизились более чем в три раза. 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции