И все-таки шанс...

20.03.2015 Описание

Говорить об онкозаболеваниях всегда непросто. А в последнее время многие из нас на онкологическую проблематику взглянули по-другому...

Вдруг, как будто раньше мы этого вовсе не замечали, выяснилось, что онкобольные иногда оказываются не в состоянии приобрести необходимые лекарства, страдают от равнодушия...

Из многих средств массовой информации мы услышали неприятную истину: тем, кто страдает от раковых заболеваний, не хватает порою заботы и внимания.

Надежда на выздоровление

Еще сравнительно недавно в Рязани профессиональной психологической поддержки онкобольным не было как таковой. Всестороннюю врачебную, медикаментозную помощь предоставляли, а вот то, что слово иногда способно исцелять не хуже лекарств, как-то в расчет не брали...

Наша сегодняшняя собеседница Виктория Вижгородская долгое время работала (и продолжает работать по сей день) в Рязанском областном клиническом онкологическом диспансере специалистом в области лучевой диагностики. По ее же словам, не раз задумывалась о том, что в реабилитации онкобольных в Рязани ощутимо не хватает звена психологической поддержки. И потому, когда несколько лет назад ей поступило предложение пройти обучение на медицинского психолога в рамках федерального проекта помощи онкобольным «СО-действие», ответила согласием не задумываясь. И вот уже два года, как она является штатным онкопсихологом.

– Когда человек еще только ожидает результатов обследования или узнает свой неутешительный диагноз, на этом этапе с ним нередко происходит эмоциональный срыв, – рассказывает Виктория Вижгородская. – К сожалению, лишь немногие вовремя приходят в кабинет психолога. Когда же я впервые встречаюсь с пациентом, для меня важно дать ему высказаться, выплеснуть негативные эмоции, позволить ему проявить слабость. Мне необходимо пережить вместе с ним острую стадию горя. Дать ему понять, что он не один и всегда может обратиться за помощью. Важно также сообщить пациенту как можно больше информации: рассказать, как будет проходить лечение, чего ему стоит ожидать. Опыт подсказывает: те, кто еще на первом этапе болезни сможет научиться правильно воспринимать свой недуг, имеют значительно больше шансов на выздоровление.

Наказание или испытание?

Второй, более тесный, этап работы онкопсихолога с пациентами наступает, когда начинается стационарное лечение.

– В стационаре человек попадает в замкнутый мир, – продолжает беседу Виктория Владимировна. – И тут моя цель – помочь ему адаптироваться, выявлять негативные эмоции и помогать от них избавляться. Бывает так, что человек нервничает, срывает злость на медперсонале, тогда моя работа – наладить его отношения с другими людьми. Чем больше мы разгрузим нервную систему пациента, тем больше его организм даст сил на восстановление иммунной системы.

Будь то подготовка к приему лекарств или ожидание операции – для многих пациентов пережить эти стадии болезни крайне сложно без поддержки психолога.

– Есть два распространенных варианта поведения онкобольных, – говорит Виктория Вижгородская. – Одни воспринимают болезнь как наказание за свои ошибки и покоряются ей. Увы, но состояние таких пациентов очень быстро ухудшается. Другие принимают болезнь как испытание. Тогда человек может пересмотреть свои ценности, увидеть новые смыслы в привычных для него вещах и явлениях. И это поможет ему продолжить активную жизнь. Это правильное поведение! Я стараюсь раскрыть в пациенте сильные стороны его характера, помочь открыть внутренние ресурсы, научить его простой истине: при раке можно и нужно жить здесь и сейчас. И не бояться будущего.

– Но одно дело, когда есть шанс на исцеление. И совсем другое, когда трагический исход неизбежен... Как тут может помочь психолог?

– Мне доводилось работать с пациентом, который хоть и не показывал этого, но необычайно сильно переживал от гнетущего ощущения предстоящей смерти. Я помогла ему высказать свой страх. Как ни парадоксально, но ему стало легче. Позже он рассказал мне, что жизнь его словно перевернулась, из хаоса стал выстраиваться новый порядок. «Я понял, – сказал он мне, – смерть в любом случае неизбежна. Но сейчас-то я жив и многое еще могу успеть».

Похожих случаев бывало немало. Покидая стационар, пациенты нередко чувствуют, будто бы им дали второй шанс. И кто-то мирится с близкими, с которыми прежде не общался много лет. Кто-то меняет работу или место проживания. Люди словно обретают решимость, которой прежде им так не хватало...

– К сожалению, многие пациенты, покинув стационар, не имеют возможности продолжать общаться с психологом, – говорит Виктория Вижгородская. – Лечебный процесс окончен, и надо адаптироваться к социуму. Да и в семьях часто не знают, как вести себя с больным родственником. В такой ситуации у пациента вновь может начаться депрессия.

По мнению Виктории Владимировны, помочь онкобольным, покинувшим стены стационара, могли бы специализированные группы поддержки либо телефон доверия для страдающих раковыми заболеваниями. Возможно, в недалеком будущем всё это у нас появится. Пока же доктор Вижгородская с готовностью подсказывает нам, куда сегодня могут обратиться за помощью онкобольные и их родственники.

КУДА МОЖНО ОБРАТИТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ:

– в Рязани семьи с онкобольными детьми могут получить консультацию у психологов Рязанского филиала Московского психолого-социального университета (МПСУ) по телефонам: 8 910 904-49-88 (кандидат психологических наук доцент Лариса Власова); 8 903 839-45-90 (клинический психолог Ольга Шитова);

– за экстренной психиатрической помощью можно обратиться по телефону горячей линии Рязанского областного клинического психоневрологического диспансера (4912) 24-45-24;

– всероссийская круглосуточная линия психологической помощи для онкобольных и их близких 8 800 100-01-91 (звонок по России бесплатный).

Автор: Элли Серегина
Теги: Здоровье
Вернуться к списку

Афиша новогодней столицы

     
Задать вопрос редакции