Расплата за прямохождение

29.06.2017 Описание

Название его профессии звучит красиво и загадочно. Сергей Грязнов – кандидат медицинских наук и заведующий отделением Рязанского Областного кардиологического диспансера – ангиохирург. И наш сегодняшний разговор напрямую касается одной из самых злободневных проблем для здоровья человека...

– Сергей Викторович, для начала давайте объясним читателям, чем занимается ангиохирургия?

– Если коротко: «ангион» в переводе с греческого – сосуд. Соответственно ангиохирургия – это область медицины, призванная устранять негативные изменения в сосудах. Подразделение, которым я заведую, называется отделением сердечно-сосудистой хирургии.

– То есть, если я правильно понял, всё, что касается заболеваний вен и артерий, относится к вашей вотчине?

– Совершенно верно. Условно наших пациентов можно разделить на две большие категории: те, кто страдает заболеваниями венозного аппарата, и те, кто столкнулся с патологией артериальной системы.

Болеем и зимой и летом...

– Насколько эти заболевания распространены в нашем регионе?

– Судите сами: ангиохирургия как отдельное направление появилась сравнительно недавно, в середине прошлого века, совместно с пульмонологией. Необходимость специализации, прежде всего, была вызвана существенным ростом заболеваемости сосудистой системы. Если говорить конкретно о нашем регионе – могу привести такую цифру: в день на приём к дежурному врачу нашего отделения приходит по 60-70 человек... Конечно, не у каждого диагностируют сосудистую патологию, но всё же количество пациентов говорит само за себя. Другой пример: ещё несколько лет назад мы практически не делали плановых операций в летний период. Сегодня же летом нам приходится оперировать очень активно.

– Как вы считаете, с чем связан рост заболеваемости?

– Тут много причин. Думаю, не сделаю открытия, если скажу, что с экологией у нас большие проблемы, а ведь по сути всё, что мы пьём, едим, чем мы дышим, так или иначе отражается на наших сосудах.

– А курение?

– Конечно, пользы эта привычка организму явно не приносит. Хотя не всё так однозначно. Говорить о прямой зависимости роста заболеваемости сосудистой системы и какой-то вредной привычки, на мой взгляд, было бы преувеличением. Скорее это комплекс причин, о которых мы уже говорили выше.

– Есть мнение, что сосудистые заболевания – это расплата человека за прямохождение...

– Если мы говорим о патологии венозной системы – безусловно. Точнее венозной системы ног. Мы действительно слишком резко встали с четверенек на задние конечности. Так возникла патология прямохождения, связанная с земной гравитацией...

Не косметическая проблема

– Простите за дилетантское уточнение, вы имеете в виду варикозное расширение вен?

– Ваш вопрос довольно распространённый. В сосудистой хирургии существует направление – флебология. Оно занимается заболеваниями венозной системы. Мой учитель – известный рязанский сосудистый хирург, профессор Павел Григорьевич Швальб был как раз специалистом в этой области. Кстати, больных с венозной патологией – примерно 15% от взрослого населения России. Это статистика. В нашем отделении мы лечим пациентов с различными проявлениями этой патологии. В том числе и варикозным расширением.

– И опять вопрос дилетанта: можно ли операции по удалению варикоза отнести к косметической хирургии?

– Косметическая составляющая – это далеко не самая важная часть проблемы. Хотя сегодня мы и делаем операции, практически не оставляющие следов хирургического вмешательства. Но всё же варикозная болезнь – это, во-первых, заболевание самой стенки сосуда, возникающее в силу генетических причин, инфекций или травм, а во-вторых – это тромботические процессы в венах, которые приводят к тяжёлым, иногда летальным осложнениям. И именно эта форма составляет главную проблему флебологии.

Так что варикоз – не косметический дефект, это, как правило, прогрессирующая болезнь... И её необходимо лечить комплексно.

– Давайте вернёмся к проблеме роста заболеваемости сердечно-сосудистой системы…

– Я думаю, тут ещё многое связано с особенностями нашего менталитета. Очень часто приходится сталкиваться с тем, что больной обращается за врачебной помощью в последнюю очередь. То есть терпит до последнего... И мы сталкиваемся с ситуацией, когда все негативные процессы уже произошли и кроме экстренного оперативного вмешательства просто нет другого выхода. Причём на фоне такого развития заболевания прогнозировать результат операции почти невозможно.

Можем и умеем!

– То есть необходима элементарная медицинская грамотность?

– Я не знаю, как это назвать... Нужно понимать, что в организме всё взаимосвязано, и от состояния сосудистой системы напрямую зависит нормальная работа сердца, мозга, лёгких и других жизненно важных органов. Если вы вовремя не обращаетесь за помощью, может возникнуть инфаркт, инсульт, другие очень неприятные последствия. Почему-то у нас этого не понимают. Спрашиваешь: «Как давно у вас болит нога, рука, плечо?» – «Пять дней…» – «Так чего же раньше к врачу не пришли?» – «Думал, само пройдёт». Ну что тут можно сказать? Сам больной фактически не оставляет врачу вариантов для своего лечения.

– В отделении проводятся все операции по вашему направлению или бывают случаи, когда приходится направлять пациентов в другие клиники?

– Такие случаи, действительно, бывают. Но связано это не с квалификацией врачей, а с отсутствием некоторых аппаратов. Например, аппарата искусственного кровообращения. Без него операции, связанные с артериальной патологией, проводить слишком рискованно.

– Вы часто общаетесь с коллегами из других российских регионов. На ваш взгляд, какое место рязанский кардиодиспансер занимает в ряду аналогичных медицинских учреждений?

– Буквально на днях я вернулся с конференции в Сочи, где, в том числе, анализировалась работа российских клиник нашего профиля. Могу сказать, что по всем важнейшим показателям мы – «крепкие середняки».

– Как вы относитесь к распространённому мнению, что операции, связанные с сердечно-сосудистой системой, лучше делать за границей?

– На мой взгляд, у нас в России сегодня есть все необходимые условия для проведения любых операций по этому направлению. Конечно, у пациента должен быть выбор. И прекрасно, что сегодня он существует. Но говорить о том, что мы чего-то не умеем или не можем в области сердечно-сосудистой хирургии, было бы неправильно.

ЦИТАТА: Профессор Павел Швальб:
– Если человек на самом деле является врачом по духовному складу, то, как бы вы его ни назвали, какой ярлык бы ни повесили, он всё равно будет делать точно и хорошо и приближаться к идеалу. Если он – халтурщик, то он будет халтурщиком, опять же, какую бы специальность вы ему ни навесили... 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку
Задать вопрос редакции