«Бить или не бить?»

22.11.2017 Описание

Моя шестнадцатилетняя дочь решительно сообщила: родители, завтра иду делать тату! Признаюсь честно, при всей своей педагогической толерантности испытал лёгкий шок. Думаю, многие мамы и папы также проходили это испытание на прочность...

Хорошо рассуждать о различных аспектах молодёжной моды, сидя где-нибудь в кафе и рассматривая затейливые рисунки, которыми девушки и юноши украшают различные части тел. Но когда дело касается твоего родного дитяти, демократические принципы в воспитании начинают основательно трещать по швам. Так и подмывает сразу предъявить главный родительский аргумент – брючный ремень, и самым позорным образом заорать: «И думать не смей!»

Купола на спине у дяди Юры

Примерно так же лет сорок назад в моём родном Приокском посёлке кричала наша соседка тётя Тамара после того, как обнаружила на руке своего сына – восьмиклассника Витьки искусно выколотую синей тушью розочку, увитую орнаментом из колючей проволоки.

Не все это вспомнят, но даже в те довольно строгие времена украшать себя наколками начинали с седьмого-восьмого класса школы. Правда, такое «эстетство» было привилегией исключительно мужского пола. Татуировка на любой части женского тела считалась позорным клеймом, и при наличии скрывалась от посторонних глаз. Естественно, в стране, где на зоне побывала примерно четверть взрослого населения, особым спросом пользовались различные художества на тюремную тему. И мы, тогда ещё пацаны, оживлённо обсуждали зависимость количества куполов храма, набитого на спине старого зэка дяди Юры, живущего в соседнем подъезде, от количества его же ходок на зону. И никто из нас и помыслить не мог, что через каких-нибудь 20-30 лет татуировка перестанет быть исключительно мужским украшением. Равно как и не будет ассоциироваться лишь с уголовным миром...

Сугубо личный вопрос

– Свою первую татуировку я сделал в конце 90-х, – вспоминает известный рязанский мастер художественной татуировки Николай Роднянский. – Тогда я всерьёз увлекался тяжёлым роком, и рисунки пентаграмм были для нас своего рода опознавательным знаком принадлежности к этой субкультуре. Признаюсь честно, добрую половину моих тату той поры сегодня с удовольствием бы удалил! Хотя... С другой стороны, иметь всегда под рукой наглядный аргумент для клиента «как делать не надо» – в моей профессии весьма кстати.

По неофициальной статистике (официальной на сей счёт просто не существует), нынче в России каждый четвёртый человек в возрасте до 35 лет имеет на теле хотя бы одну татуировку. При этом каждый третий клиент тату-салона – девушка.

– Думаю, не стоит объяснять, что татуировка, по сути дела, – это тотемный знак, – продолжает рассказ мой собеседник. – Наши далёкие предки таким образом отмечали свою принадлежность к определённому племени и просили помощи у высших сил. По сути, тату никогда не исчезали, менялось лишь отношение общества к этой древнейшей традиции. Что же касается выбора: «бить или не бить», то я на этот почти гамлетовский вопрос ответил бы следующим образом.

Вопрос эстетики собственного тела – сугубо личный. Каждый его решает в силу своего художественного вкуса, образования и воспитания. Но всё же, чтобы избежать лишних проблем, я бы советовал сначала делать временные татуировки. Сегодня есть множество способов «набить» рисунок, который сам исчезнет через пару недель или несколько месяцев. Так человек и тему опробует, а заодно и поймёт, нужно ли ему это вообще, или лучше воздержаться.

По стопам великого комбинатора 

По мнению Николая Роднянского, история тату-субкультуры за последние десятилетия свидетельствует, что, как бы ни менялась мода, все направления и стили остаются популярными примерно в равной степени.

– Если исключить бездумное подражание, свойственное подросткам, то решающим фактором для клиента остаётся художественное воплощение той или иной идеи, – считает мой собеседник. – Нет, конечно, есть татуировки, на которые спрос выше. Так, сейчас в Рязани наиболее популярна так называемая «биомеханика», а также реализм, портреты... Но это вовсе не значит, что мужчины перестали заказывать «скандинавский» орнамент, а женщины отказались от цветных тату в стиле «скво». Различные девизы, изречения тоже не теряют популярности, как и японско-китайская тема...

Лично для меня стало новостью возвращение моды на пороховые татуировки. Эта тенденция зародилась ещё на корсарских галеонах в середине XVII века. «Морские волки» выкладывали на коже дорожку из пороха, а потом поджигали. Оставшийся рубец и становился контуром рисунка. Способ этот – довольно болезненный... Зато рисунок создаётся почти моментально, а ожог гарантирует защиту от инфекции.

Кстати, пороховые татуировки были популярны в СССР в довоенное время, и даже нашли отражение в литературе. Как свидетельствуют строки романа Ильфа и Петрова «Золотой телёнок»: «На груди великого комбинатора была синяя пороховая татуировка, изображавшая Наполеона в треугольной шляпе и с пивной кружкой в короткой руке».

КСТАТИ: В экранизации «Золотого телёнка» с Сергеем Юрским в главной роли татуировку перенесли с груди (как указывалось в книге) на левую руку комбинатора. 

О здоровье и о карьере

О медицинском аспекте моды на тату мы в своё время уже рассказывали. Напомню, в беседе с нашим корреспондентом заведующая отделением врачебной косметики Областного клинического кожно-венерологического диспансера Ольга Зверкова предупреждала о возможных негативных последствиях татуировок у людей, предрасположенных к различного рода аллергиям, экземе или атопическому дерматиту. В свою очередь, специалисты в области тату утверждают, что опасность всего одна – занесение инфекции. Поэтому первая рекомендация: выбирайте только лицензированные салоны с проверенной репутацией, где есть стопроцентная гарантия стерильности, качества инструментов и используемого материала.

И ещё один немаловажный нюанс, о котором нельзя не вспомнить. Далеко не все работодатели питают симпатию к татуировкам.

Если речь идёт о человеке творческой специальности, то проблем с трудоустройством у него, скорее всего, не будет. Другое дело, если ваша работа предполагает определённый дресс-код, а начальство консервативно и считает татуировки неприемлемыми для серьёзного сотрудника.

– Конечно, никаких официальных запретов на тату при приёме на работу не существует, – объясняет руководитель одного из рязанских рекрутинговых агентств Екатерина Долгова. – Правда, даже набирая команду для проведения рекламной акции, нам приходится учитывать этот момент. Согласитесь, если речь идёт о рекламе пищевых продуктов, далеко не всем потенциальным клиентам понравится, что творог и молоко им предлагает девушка, «разрисованная» от макушки до пяток. И, конечно, при устройстве на работу в официальные государственные структуры, в школу или фирму, занимающуюся консалтинговыми услугами, у вас могут возникнуть проблемы, связанные с наличием татуировок, которые невозможно скрыть под одеждой. Я не ретроград, но в данном случае могу понять работодателей…

P.S. Кстати, в разговоре с собственной дочерью мне всё же удалось её убедить в том, что не стоит совершать поступок с малопредсказуемыми последствиями. Даже ради красоты. Она подумала, и согласилась со мной…

МЕЖДУ ТЕМ: Одним из первых модельеров, использовавших тату в модных показах, стал Жан-Поль Готье. Весной 1994 года, вдохновившись африканскими и индийскими мотивами, он создал провокационную коллекцию Les Tatouages. После этого татуировки топ-моделей стали непременным атрибутом мира высокой моды. 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Афиша новогодней столицы

     
Задать вопрос редакции