Пушкин – отец русской фантастики?

05.06.2015 Описание

Как легко князь Гвидон обрел власть в сказочной стране, богатой не только златом-серебром, но и волшебными диковинами и чудесной морской гвардией!

…К ним народ навстречу валит,
Хор церковный Бога хвалит;
В колымагах золотых
Пышный двор встречает их;
Все их громко величают
И царевича венчают
Княжьей шапкой…

А значит, «Сказку о царе Салтане» правомерно счесть первой отечественной фантастикой!

На лавры первого фантаста также могли бы претендовать русские классики Достоевский, Одоевский, Гоголь… Правда, их фантазии принимали вид не утопий – скорее, наоборот… А ведь утопическая фантастика – прародительница жанра, начавшегося еще в средние века с мечты о «золотом веке»!

Вопрос о трансформации утопических представлений писателей интересен и заслуживает внимания. Русские авторы эпохи декаданса находили идеальный мир во сне или в галлюциногенном бреду, противопоставляя мерзость «здесь» прелести несуществующего «там». Фантастика же, сложившаяся в СССР, откровенно искала оптимальный образ утопии.

Наши и не наши

Писатель универсального дарования Алексей Толстой, несмотря на графские корни, ревностно служил большевикам. Он из числа первых советских фантастов. В «Аэлите» он мечтает об экспорте рабоче-крестьянской революции на Марс. В «Гиперболоиде инженера Гарина» живописует ужасы капиталистического мира, где великолепное изобретение становится источником обогащения элиты. И наконец, его утопия – это волшебный кукольный театр из сказки «Золотой ключик».

Антагонистом Алексея Толстого стал Евгений Замятин. Самый известный его фантастический роман «Мы» написан в 1920 году – раньше, чем верноподданническая фантастика Толстого. Но он тут же был запрещен к публикации в СССР, а в 1929 году Замятина выслали из страны, поскольку «Мы» печатались на Западе. И советская, и зарубежная стороны поняли, что в описанном Замятиным мире XXXII века скрыта острая сатира на советский строй. Советские любители фантастики о том, что был такой фантаст Замятин, узнали только в 1988 году.

Без Замятина, да и Михаила Булгакова, чьи сатирически-фантастические повести «Роковые яйца», «Собачье сердце», «Дьяволиада» тоже стали доступны лишь в конце 80-х, наше представление о советской фантастике было неполным. Знали мы только фантастов с «правильной» политической позицией: Толстого, Беляева, Казанцева и множество писателей рангом помельче...

Ближе к нашему времени фантастика по мере научно-технического прогресса насыщалась любопытными идеями: управление временем, господство над стихиями, возвращение ледникового периода… Неизменной оставалась уверенность в том, что советские ученые справятся со всеми бедами. Читать это было приятно. В 70-е годы мы запоем глотали «Искатель» – приложение к журналу «Вокруг света». За ним стояли очереди в библиотеках, его передавали из рук в руки «на денек»…

Тем же гимном советской науке звучали и отечественные фантастические фильмы: «Отроки во Вселенной», «Через тернии к звёздам»...

И всё-таки в недрах идеологически выверенной фантастики зарождались принципиально другие продукты. Всякая пропаганда провоцирует на контрпропаганду, и в период застоя уже более всего котировались фантастические произведения с фигой в кармане. Классический пример – дилогия братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» и «Сказка о тройке», где под маской сказки таится ядовитая пародия на советский бюрократизм...

И, кстати, стоит задаться вопросом: чего было больше в любви к творчеству Стругацких – упоения литературой или радости от неповиновения официозу?..

В фаворе – развлекаловка

Зато явственна природа любви нашего человека к аполитичной фантастике. Какой популярностью пользовалась у детей и взрослых сага Джона Толкина «Властелин колец», переведенная в СССР в 70-е годы и страшно дефицитная! А ведь секрет признания сочинений Толкина был донельзя прост: людям порою хочется отдохнуть, расслабиться, отвлечься от насущных проблем и, читая книгу, не проходить параллельно урок политграмоты.

Политико-фантастических книг в нашей стране вышло столько, что их практически перестали читать. Сейчас же, как говорят книгоиздатели, людей отпугивают слова «социальная фантастика». Ее не покупают. Потому пышным цветом расцвела антуражная фантастика, в том числе бесконечные перепевы того же «Властелина колец». Издатели с большей охотой берут у автора книгу такого рода, чем сатиру либо философию. И до читателя доходит одна развлекаловка.

Мертвые идеалы

Между тем серьезная фантастика не хочет вымирать, как мамонт, и терять читателей. Специально для просвещения провинции в этом жанре в Калуге четыре года назад был изобретен Межрегиональный открытый фестиваль фантастики «Поехали!». Он проходил в Калуге, Твери и дважды в Рязани.

В мае 2015 года к нам на фестиваль прибыли писатели-фантасты Александр Громов, Антон Первушин, Сергей Волков, Михаил Тырин, сценаристы Леонид Каганов и Ольга Никифорова. Центральной задачей фестиваля было представление книжного проекта «Пограничье», созданного с подачи Сергея Лукьяненко – автора не только небезызвестных «Ночного», «Дневного» и прочих дозоров, но и первой книги «Пограничья» – «Застава». На сегодня в «Пограничье» вышли еще две книги в соавторстве с Лукьяненко: «Реверс» Александра Громова и «Самоволка» Михаила Тырина – и автономные «Ренегаты» Сергея Волкова.

«Пограничье» – сочетание фантастического боевика и постапокалиптического романа. Герои книги выживают после техногенной катастрофы. Но неужели это всё, о чем может говорить современная отечественная фантастика?

Шанс задать писателям этот и другие вопросы о судьбе жанра выпал мне на встрече с фантастами в «Книжном Барсе». Но стоило мне заикнуться, какова, мол, текущая российская фантастика, как Леонид Каганов перебил:

– Что бы вы хотели узнать о фантастике, учитывая, что она умерла?

Всё, однако, оказалось не так страшно. Фантасты сошлись на том, что потеряли актуальность некоторые направления фантастики, вроде классической научной, знакомящей с прорывами мысли, как у Жюля Верна.

– Наш читатель более развит, чем современники Верна, и, чтобы его просветить насчет какого-то открытия, уже надо писать не роман, а научно-популярную книгу, – высказался специалист по космосу Антон Первушин.

Вымерла и утопическая фантастика, любимая советскими авторами. С утратой коммунистических идеалов светлого будущего стало непонятно, каким должен быть мир утопии.

Антиутопию нарисовать проще: отобрал у людей нефть, прочие энергоносители – и наслаждаешься, описывая, как они дичают... И так как антиутопия отражает тайные страхи общества, очевидно, что сегодня она востребованнее.

С Антоном Первушиным некоторые издатели заговаривали о создании литературных утопий. Общество заинтересовано в идеалах. Однако пока не ясно, в каких именно. Вот авторы и выжидают, чтобы не попасть пальцем в небо.

Халтура без халтуры

Сегодняшняя фантастика, определенно, самый коммерческий из жанров литературы.

– Издательский процесс – капитализм, а то, что мы делаем, – халтура, то есть работа ради денег. Но халтура в хорошем смысле слова! – уверен Александр Громов. 

Хороший смысл для Громова в том, что фантасты стараются писать качественные тексты. Ведь слабый текст издатель не купит! Держать планку у них получается – рука набита. Но, к чести коммерческих писателей, себя столпами литературы они не видят.

Лучшим писателем-фантастом нашего времени все участники «Поехали!» назвали отсутствовавшего на фестивале Евгения Лукина.(фото) Меж тем тонкие притчи-сказки Лукина в книжной торговле пользуются куда меньшим спросом, чем фантастические боевики или фэнтези. Но с кого спрашивать за этот выбор читателей? С них самих? С авторов? С Министерства культуры?

Нет, сейчас уже не то время, когда тему и способ ее раскрытия писателям диктовали сверху. Сегодня темы и стиль диктует рынок. Фантасты пишут лишь то, чего ждет народ. Так стоит ли риторически вопрошать: «Кому нужна эта глупость, которой полны книжные магазины?!»...

КСТАТИ. Наш земляк ученый Константин Циолковский приложил руку к созданию одного из ранних советских научно-фантастических фильмов. Для кинокартины «Космический рейс» 1935 года он разработал 30 чертежей ракетоплана.

Автор: Елена Сафронова
Теги: Культура
Вернуться к списку

Афиша новогодней столицы

     
Задать вопрос редакции