У истоков рязанского самоуправления

09.01.2019 09:43:00 Описание

Начиная с 1785-го раз в три года декабрь и январь становились в истории Рязанской губернии временем крайне важным для определения её будущего. Как правило, в эти месяцы здесь созывали дворянское собрание и проводили выборы на замещение местных руководящих должностей. Об эволюции рязанских избирателей и избираемых, а также выборной системы в целом (в России и на Рязанщине) «Вечёрке» рассказала преподаватель всеобщей и экономической истории Высшей школы экономики Елена Корчмина.

Сразу оговоримся, Елена Сергеевна для нас – эксперт не посторонний. Ещё до того, как занять в столице должность старшего научного сотрудника факультета гуманитарных наук московского кампуса Высшей школы экономики, в 2000 году она окончила Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина по специальности «История и английский язык». Позднее к её образовательному багажу прибавился бакалавриат Московской академии экономики и права (специальность «Юриспруденция»). Её диссертация была посвящена дворянскому сословному самоуправлению в первой половине XIX века на примере Рязанской губернии, и ей же принадлежит авторство ряда статей по экономической и социальной истории российских дворян в ΧVIII-ΧΙΧ веках. Так что в теме нашего сегодняшнего разговора Елена Корчмина разбирается, пожалуй, как никто другой.

За кого радели избираемые?

– Елена Сергеевна, давайте для начала уточним: кто мог и кто не мог быть избранным на руководящие должности в России в XIX веке, и по каким причинам?

– Разумеется, существовали определённые выборные цензы – и по возрасту, и по материальному положению… Но соблюдались они слабо, причиной чему были достаточно широкие полномочия местного дворянского общества. Так, следуя букве закона, нельзя было баллотироваться в выборные органы власти тем, кто находился под судом и следствием. Но примеры, когда некоторым дворянам это не мешало быть избранными, встречались неоднократно.

Одной из примечательных фигур своего времени для Рязанской губернии был дворянин Лев Дмитриевич Измайлов. В начале царствования Александра I он состоял под неофициальным надзором полиции. Можно сказать, находился на карандаше у самого императора за свои поступки, несовместимые со статусом дворянина. Упоминается, в частности, что он содержал гарем из дворовых девушек… Но при этом он всё же избирался на должность губернского предводителя дворянства! Как ему это удавалось? В архивах сохранились жалобы от рядовых дворян на действия Льва Дмитриевича, который, когда подкупами, а когда и запугиванием, добивался нужного ему результата...

– И насколько же, в принципе, избранные радели тогда за интересы своих избирателей, а также простого народа?

– Когда мы говорим об избранных чиновниках XIX века, то подразумеваем, что они дворяне и избирались дворянами. Безусловно, среди них были те, кто радели за интересы не только своих непосредственных избирателей, но и уезда, губернии, России в целом... Но всё же надо понимать, что на основе исторических документов, а чаще всего это – сухие делопроизводственные материалы или источники личного происхождения, понять мотивы тех людей, которые принимали и проводили в жизнь те или иные решения, не так-то просто. Можно проанализировать эти мотивы. Однако нельзя быть до конца уверенным в том, что вы сумели понять их точно.

Между тем, говоря о дворянах, абсолютно точно следует учитывать их особый статус в государстве. Я не говорю о том, что они были лучше или хуже, чем другие жители Российской империи, а, скорее, о восприятии ими государственной службы как таковой. Они обладали немалыми привилегиями и воспринимали себя как элиту с собственным кодексом правил и негласных установлений. Поэтому сложно сказать, где была та грань, которая отделяла их личные интересы, интересы избравшего их клана от интересов государства.

А те или иные кланы стояли за каждым избранным на должность дворянином, и он обязан был это учитывать. Так называемые патрон-клиентские отношения – одна из классических моделей государственного управления, позволяющая центральным органам власти проводить требуемые решения на местном уровне. И не в России эта модель была придумана…

– Насчёт ответственности, которую нёс избранный дворянин перед теми, кто его избрал, понятно. А как было с ответственностью перед законом?

– К избранным могли быть применены меры взыскания. За упущение по должности, за промедление при решении дел, финансовые нарушения… Но наказания редко были серьёзными. Как правило, дело ограничивалось штрафами.

Права для передачи

– Что ж, давайте поговорим об электорате… Сейчас в России правом голоса на выборах обладают все граждане в возрасте старше 18 лет. Вместе с тем, женское избирательное право появилось в нашей стране только в 1906 году, ранее женщинам голосовать не дозволялось. Полагаю, что во время дворянского самоуправления исключений из этого правила не было?

– Как раз одним из самых интересных эпизодов дворянского сословного самоуправления можно признать дарование пассивных избирательных прав женщинам-дворянкам, которое было связано с реформой избирательного закона в 1831 году, в период правления Николая I. Тогда было принято решение о необходимости поднятия престижа выборной службы. Поэтому был введён высокий избирательный ценз: для участия в выборах нужно было владеть не менее чем 100 душами крестьян мужского пола. Впрочем, малопоместные дворяне, не удовлетворявшие этому требованию, могли объединяться на уездных выборах и выставлять от себя одного кандидата, то есть человека, который принимал участие в выборах по их уполномочию. И такие же уполномочия могли давать и проживавшие в губернии богатые женщины, при условии, опять же, что они владели более чем 100 крепостными. Каждая из них могла написать письмо на имя местного губернского предводителя дворянства и даровать в этом письме своё право голосовать дворянину мужского пола. В большинстве случаев это право передавали мужу либо сыну, но это было не обязательно.

В уполномочии не сообщалось о том, как дворянин должен был голосовать. Собственно, потому это избирательное право и именовалось пассивным. Значимость этого эпизода историки оценивают по-разному.

По моему мнению, получение пассивных избирательных прав было следствием наличия у российских женщин прав материальных, и достаточно обширных, особенно по сравнению с женщинами из других стран в то же время. И гипотетически даже пассивное участие женщин в выборах помогало им обретать более тесные связи в местном дворянском обществе...

От редактора. Примечательно, что по прошествии столетия, уже в XX веке, состоялось возвращение к идее «пассивного» избирательного права, правда, речь шла о детях. Делегирование их голосов родителям либо опекунам, по мнению ряда экспертов, могло бы нивелировать геронтократию, когда политика государства преимущественно определяется интересами пожилого электората. Правда, дальше обсуждения этой идеи (во Франции в 20-х годах прошлого века, а также в Германии, Японии и Венгрии уже в XXI веке) дело так и не пошло.

Не станем торопиться с аналогиями

– Выходит так, что пройдёт ещё каких-то 16 лет, и избирательной системе в России исполнится четверть тысячелетия – солидный возраст! Почему же, как вам кажется, мы и по сей день видим на выборах примеры её несовершенства, в чём-то схожие с теми, что имели место полтора, два века тому назад? Разве что речь идёт уже не о запугивании избирателей, а о подозрениях в фальсификации выборов, о скандалах, связанных с неправильным подсчётом голосов…

– Скажу одно: выборная система в России продолжает эволюционировать. Да, какие-то аналогии напрашиваются… Но всё же я не рискну проводить параллели с современностью. Хотя бы потому, что день сегодняшний ещё не стал историей.

Беседовала Мария Болотникова

Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции