Трудовые будни земского доктора

08.02.2019 19:45:00 Описание
О работе земских врачей в российских губерниях известно немало благодаря самим врачам, которые как на подбор оказывались с писательским даром. Достаточно вспомнить таких известных земских врачей, как Антон Чехов или Михаил Булгаков. Менее известный Николай Рудинский, служивший в Скопинском земстве в конце ХIХ века, оставил не менее примечательные свидетельства – чем болели тогда крестьяне и как лечились.


Прежде всего, врачу (почти как и сегодня) никто не верил. А верили кому? – угаду (кто угадывает хоть будущее, хоть болезнь), да рудомёту (кровопускателю). Эти ремёсла чётко отделялись от ремесла знахаря, которому надлежало давать средства от болезней и рекомендации по их лечению. Например, если у кого глаза болят, промывать их человеческой мочой... Земский врач вспоминал, как одна девушка чуть не ослепла после длительных таких промываний.

Иное дело – заговорщики: «чуть не на каждую болезнь есть свой заговорщик», – писал Рудинский. Ко всем этим «специалистам» крестьяне ломились в очередь! Интересно отметить любопытную параллель с современностью. Заговорщики так же, как наши доктора, писали на бумажке название болезни. Только вот бумажку эту больному предлагалось… съесть! И что вы думаете? На следующий же день девять из десяти будто излечивались.

Была ли это сила самогипноза, или необъяснимое наукой влияние заговорщика – земскому доктору оставалось только гадать.


Тело пахнет керосином


Диагноз народные специалисты ставили, как правило, на основе визуального осмотра.

Вот, значит, если у кого болячки на коже, как то пузыри, волдыри или «мышаки» (вздутия, уплотнения под кожей – между прочим, отсюда и слово «мышцы») – так это сибирка, сибирская язва, к угаду не ходи! Крестьяне толпами валили лечиться от неё в деревню Ольхи, к местной колдунье. Правда, колдунья эта по свидетельству земского доктора, «постоянно бывает пьяна, потому что без полуштофа водки никто к ней не является».
И что, помогала? Конечно: натрёт керосином, да и делу конец! Ведь «сибирской язвой» крестьяне называли любые образования на коже, будь это хоть чирей, хоть золотуха.

А вот сам Рудинский вспоминал, как лечил настоящую сибирскую язву – болезнь, в начале ХХ столетия далеко не редкую в русском селе! И не смертельную при вовремя начатом лечении. Лечение в земских условиях сводилось к тому, чтобы устранить очаги заражения – те самые язвы, которые могли появиться в любом месте на теле, и могли быть размером с ладонь взрослого мужчины.

Доктор рассекал язву (почему-то обязательно «крестообразно»), выпуская оттуда гной, мазал марганцовкой – и отправлял больного на больничную койку. В режиме покоя тот через неделю возвращался к нормальной жизни, а через месяц от чёрной язвы оставался только шрам.


Всё в дело годится!


В арсенале целителей имелись, конечно, разные «препараты». «Замечательно, что все лекарства свои знахари настаивают на водке. По всей видимости, делается это для того, чтобы не было противно пить. Русский человек ведь водку очень любит...» – писал врач.

А ещё припоминал знахаря из села Заболотного, который по совместительству был также и коновалом (ветеринаром по-современному), и кузнецом. «Пойдёт на речку, наберёт там камушков – беленьких, жёлтеньких, синеньких, чёрненьких – растолчёт на наковальне в порошок, завернёт в разные бумажки и даёт больным. Кому внутрь, кому как присыпку... И помогает, говорят!» – восклицал доктор.

Ещё одним универсальным средством было кровопускание. Многие даже здоровые любили выцедить из себя стакан крови. Вот остановить кровь удавалось не всем... Доктор приводил такую историю.

«Молодой парень из села Малого Подовечья, всегда страшный буян, на престольный праздник напился пьян и стал бить кулаком стёкла, да и разрезал пульсовую артерию». Две недели, писал доктор, парня этого возили по заговорщикам, которые шептали что-то, приблизив уста к пульсу – а кровь то кое-как останавливалась, то шла опять. «Почти безжизненного привезли больного ко мне на пункт», – вспоминал земский врач, который наложил лигатуру и вернул парня к жизни, «хотя всё село молило о его смерти – очень уж был буян».


Дурная болька


Эта болезнь под Скопиным именовалась просто «дурной», а в научной литературе и по сей день называется сифилисом. В начале ХХ века от него страдали целыми семьями, ведь врач-то – один на всё земство. А в описанном Скопинском земстве жило 35 000 человек («Больше чем в Рязани!» – с гордостью восклицал Рудинский в 1891 году). Выявить сифилис на ранних стадиях крестьяне сами не могли, в результате болезнь доходила до стадии критической, когда через кружку или полотенце заражались дети, и даже рождались больные дети у заражённой матери!

Но тогдашняя медицина уже научилась излечивать сифилис с большим или меньшим успехом. Использовали для этого препараты на основе ртути.

Доктор Рудинский отмечал:
«Охоту к сильнодействующим лекарствам и к большим дозам можно наблюдать чуть не у каждого сифилитика». Однажды кузнец, заболевший сифилисом, получил от него, доктора, раствор сулемы (хлорида ртути) в спирте. Получил большой флакон – на два месяца лечения. А через неделю прибежал за вторым:

– Уж очень хорошо помогает. Я им намажу болячки, да ночью и бегаю по ржам!
– А зачем же ночью?
– Так днём-то меня увидят. А уж очень хорошо с него бывает! Пожалуйста, дайте ещё этого лекарства!

«После мне приходила в голову любопытная картина этого беганья по ржам», – писал доктор, предупреждая других больных, что мазать надо по чуть-чуть, а то очень уж щиплет – на месте не усидишь!

Народная пословица «не дай Бог дурному больку – расчешет» как нельзя лучше подходит к этому случаю.


Жилка тронулась...


Костоправ – ещё одна народная «медицинская профессия», которой занимались преимущественно женщины преклонных лет! Считалось, что, если больной в голос орёт в руках костоправши, это значит, что она на «на жилку попала». «У тебя жилка стронута, – говорилось обыкновенно больному. – Ты пойди и поклонись три раза на том месте, где тебе это подеялось – мать сыра земля и отпустит тебя!».

Приходилось им заниматься и вправлением вывихов. Для этого костоправша намыливала по локоть руки, мылила и вывихнутую конечность пострадавшего: чтобы вправление прошло максимально плавно. Иначе – можно было порвать сухожилие. По воспоминаниям врача, такой случай тоже был.

Кроме вправления вывихов и переломов, такого рода бабушки слыли повитухами, но как они помогали при родах?! Рудинский описывал случай, когда больную роженицу с воспалением брюшины подвешивали на ноги к потолку и встряхивали, дабы таким зверским способом облегчить её страдания...

И сетовал доктор, что часто (очень часто!) больные попадали к нему слишком поздно, уже после того, как помочь им не смогли ни повитухи, ни костоправши, ни рудомёты, ни знахари...

Так что главное условие успешного лечения – не затягивать с визитом к врачу – со времени земств в России, кажется, не меняется.

Использованы фото pastvu.com
Автор: Дмитрий Бантле
Теги: Общество
Вернуться к списку
Задать вопрос редакции