Скорбные места

10.08.2018 17:20:00 Описание
В Рязани сегодня насчитывается 19 кладбищ. Старейшие городские – Лазаревское и Скорбященское. Ещё пять – появились с 1962 по 2015 годы между нефтезаводом и деревней Сысоево. Прочие – были деревенскими, но стали городскими с разрастанием границ областного центра. Их историю вспоминает наш автор Дмитрий Бантле...

В ту блаженную пору, когда Полевая улица служила границей города – далее начинались дебри Рюминой рощи – из села Канищева на край этой самой рощи привезли церковь. Да-да, с одного места сняли, так как там взялись строить новую, а на другое – поставили. Поставив же, назвали именем евангельского героя, Лазаря. Было дело в 1795 году.

Рязанское «Ваганьковское»

Церковь перевели неспроста, а для того, чтобы открыть новое большое кладбище. Собственно, просто кладбищ тогда не было. Хоронили всегда «при храме», благо, храмов в Рязани XVIII века насчитывалось 12 – и это менее чем на десять тысяч жителей! Отсюда и слухи, например, о том, что целые кварталы между улицами Свободы и Вознесенской (бывшей Либкнехта) хранят под собой кости. Ведь когда-то и улица Подгорная (что как раз соединяет две улицы, указанных выше) относилась к территории Казанского женского монастыря. А Казанский монастырь, как известно, стоит на Затинной, и прежде при нём действительно хоронили. Однако за всё время своего существования кладбище обители не разрослось до размеров хотя бы одного квартала. И старинные захоронения между улицами Фурманова и Затинной умещаются сегодня на пустыре, чудом дожившим до наших дней. Сохранились фрагменты кирпичной стены и ротонд по углам древнего монастырского кладбища. А вот надгробий на бывшем кладбище, заброшенном с 1918 года, уж не найти...

Но вернемся к Лазаревскому. Округ него довольно быстро разрослись жилые кварталы, называемые в XIX веке Новой стройкой. Они-то и оттеснили Рощу в её теперешние границы. А Лазаревское кладбище в Рязани стало, так сказать, аналогом Ваганьковского в Москве. На нём похоронен, например, иконописец Николай Шумов, который расписывал иконостас для собора в Пощупове, священник-композитор Михаил Виноградов, прапрадед спортивного комментатора Николая Озерова... А ещё – родители академика Павлова, отец которого служил настоятелем Лазаревской церкви.

Церковь эту взорвали в 1936 году. Само кладбище, закрытое с 1968-го, за десятилетия пришло в состояние, куда худшее, нежели теперь. Худшее, потому что в последние годы энтузиасты всё-таки приводят его в порядок. Хочется верить, что когда-нибудь и все поваленные надгробия вернут на свои места...


СПРАВКА «ВР»: Среди кладбищ, вошедших в черту Рязани вместе с деревнями и сёлами, где они были расположены, старейшим можно считать Борковское. Год его основания – 1835-й. По воле императрицы

Что же до Скорбященского кладбища, хоть официально и считается, что основано оно было на шесть лет позже Лазаревского (в документах значатся 1802 и 1808 годы соответственно), на самом-то деле оно старше! Более того, есть все основания считать его старейшим в Рязани. Но прежде чем углубляться в его историю, вспомним ещё одну старинную рязанскую легенду – о том, как в 1956 году рыли фундамент для Дворца пионеров на улице Есенина... Дескать, раскопали рабочие землю – а там кости да черепа. Рассказывали, что черепа эти мальчишки стали надевать на палки и с гиканьем пугали прохожих девушек... Ещё, говорили, что нашли останки в мундире с орденами, которые строители растащили себе «на память».

Всё дело в том, что Скорбященское кладбище когда-то было именно здесь, на улице Ряжской (современной Есенина). Назвали его так, кстати, не оттого, что на кладбище принято «скорбеть», а потому, что стоял там деревянный храм с иконой «Всех скорбящих радость», известным в России образом Богородицы.

В конце XVIII столетия, когда по стране пошла волна городских перепланировок, вышел на этой волне и запрет хоронить в черте города. Екатерина ведь на то и заслужила эпитет Великой, что заботилась о подданных, в частности, и об их санитарной безопасности. И Скорбященское кладбище «переехало», как и церковь святого Лазаря, на своё теперешнее место. Хотя географически оно просто сдвинулось по прямой улице Ряжской, фактически оказавшись за городом. А при кладбище полагался, как мы помним, храм. И в 1807 году известный рязанский купец и меценат Мальшин выстроил Скорбященскую церковь. Там, в церкви, его и похоронили в 1821 году, в стене у алтаря. 
 
Интересно, что за время своего существования церковь эта ни разу не закрывалась, несмотря на все войны и революции. 

А ещё интереснее, что старое кладбище (на котором впоследствии вырос-таки Дворец пионеров) после «переезда» не прекратило функционировать, но стало иноверческим: там хоронили жителей Немецкой слободы, располагавшейся в районе нынешней улицы Щедрина. Неслучайно именно на этой улице в XIX веке был выстроен костёл, который в этом году перешёл в пользование рязанской общины католиков.

На современном Скорбященском кладбище стоит относительно новая часовня – её возвели в 1992 году на могиле блаженной Любушки Рязанской, мощи которой из могилы перенесли почему-то в Николо-Ямской храм. А часть этого кладбища – знаменитая Аллея Славы (которая официально называется Аллеей Почётных Захоронений) – дала последний приют таким известным людям, как секретарь обкома партии Алексей Ларионов, градоначальница Надежда Чумакова, фотохудожник Евгений Каширин.

Сейчас на Скорбященском хоронят только в порядке исключения рядом с родственниками. Но, если такой эпитет применим к кладбищу, оно остаётся в Рязани самым красивым: благодаря ухоженности, а также двухсотлетним липам и дубам, шелестящим над ним...
МЕЖДУ ТЕМ:  Современные похоронные традиции, в общем, известны всем: могилка, оградка, памятник, венки... Но ещё в XIX веке огораживать могилу принято не было. Не сажали на ней и цветов. В деревнях же вообще считалось, что памятник «придавливает душу» – потому их не ставили! 
Традиция ставить памятники – дворянская и, стало быть, городская. 

Некрополь нового времени

Третье городское кладбище, которое некоторые и по сей день ошибочно именуют Сысоевским (хотя официально оно – Новогражданское), заложили в начале 60-х в лугах за границей разросшейся Рязани. К тому времени стало очевидно, что мест на Лазаревском и Скорбященском не хватает катастрофически... Ещё через пару десятков лет и на Новогражданском стало тесно, и вот уже ближе к нефтезаводу основали ещё одно кладбище – Новое. Три последних (по времени основания): Воскресенское, Богородское и Богородское-2 дополнили ныне самый протяжённый городской некрополь уже в XXI веке – 2004, 2010 и 2015 годах. И вряд ли теперь в целой Рязани отыщешь человека, у которого там не был бы похоронен кто-то из родственников. Здесь, проходя по тихим аллеям, можно встретить знакомых. В такие моменты понимаешь, что между живыми и мёртвыми всегда есть связь. Хорошо, если связь эта – не мрачная меланхолия, а светлая память...

P.S. По данным, полученным «Вечёркой» от администрации города, в настоящее время ежегодно в Рязани под захоронения предоставляется до 2500 новых мест. Однако увеличивать территории действующих кладбищ не планируется. Сообщается, что в долгосрочной перспективе для обустройства новых кладбищ будут предприняты действия по поиску земельных участков, соответствующих требованиям законодательства и санитарным нормам
В иллюстрациях к материалу использована репродукция картины Константина Савицкого «Панихида в 9-ый день», а также фото proryazan.com, pastvu.com, ru.wikipedia.org. 
Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции