«Родственники» девушки с веслом

04.12.2018 09:27:00 Описание

Парков в Рязани немного, а в самих этих парках так же немного скульптур. Большинство появились за последнее десятилетие. А ведь чуть больше полувека тому назад в городе стояли и бронзовые гончие, и гипсовые «Венеры» красовались едва ли не у каждой клумбы, и с каждой скульптурой была связана какая-нибудь история…

В советскую эпоху парковую скульптуру любили и ставили её при каждом, так сказать, удобном случае. И ведь как гармонично смотрелась! Взять для примера слонёнка во дворе дома № 11 по Куйбышевскому шоссе…

Ландшафтные акценты

Он запомнится любому, кто хоть раз его видел, несмотря даже на облупившуюся, так сказать, шкуру. А ведь слонёнку уж 64 годика: он был поставлен к сдаче первого газифицированного дома в Рязани, в 1954-м.

Городом в то время руководил Алексей Ларионов, которому сам Сталин дал задачу «разгрести помойную яму под Москвой». И появление гипсовых скульптур – это тоже был один из этапов «разгребания», то бишь преображения города по имперскому образцу Первопрестольной.

Ведь советская парковая скульптура прямо наследует скульптуре античной – только вместо мрамора использовался куда более дешёвый гипс, а тела ваялись преимущественно в одежде. Однако ставились они в местах проходных, людных, чтобы сделать акцент в окружающем ландшафте и напомнить гражданам о вечных ценностях: отсюда всевозможные дискоболы и девушки с вёслами, одним своим видом воспевавшие здоровье и хорошую физическую форму.

Ну, а слонёнок – для разрядки трудящихся, чтоб можно было взглянуть и улыбнуться. Ведь он и поставлен не в парке, а во дворе дома, где гуляли и гуляют мамы с детьми… Лет пять назад его зачем-то перекрасили в зелёный цвет (пеняли на вандалов).

Но сейчас гармония восторжествовала: слонёнок снова бел, как свежевыпавший снег или античный мрамор.

Пропавшие олени и «сбежавший» рыбачок

К 1957 году в Рязани появилось сразу два места, где парковой скульптуры требовалось много: Выставка (ныне известная как Торговый городок) и Лыбедский бульвар. И вот на свеженасыпанных дорожках Лыбедского бульвара возникли скульптурные оленята, а рядом – нимфа, купающая гения (хотя, скорее всего, при советской идеологии это были всё же мать и дитя).

А в Ильинском парке (исторически названном в честь церкви святого Илии, здание которой до сих пор сохранилось, но почему-то ныне упорно именуемому «соборным») у кремля явились гипсовые молодые родители, перед которыми «бежал» гипсовый же мальчик-рыбачок в целомудренных шортиках. Ни одной из этих скульптур не сохранилось.

На Лыбедском из всего гипсового наследия остались только лоси, возведённые уже в 60-е, ну а в Ильинском парке к 900-летию Рязани выстроили сомнительное сооружение, вечно для всех закрытое и гордо именуемое «часовней»...

Впрочем, в городе ведь были и другие скульптуры: бронзовые. С ними связаны свои легенды.

Собаки-путешественницы

Среди приезжих в Рязань давно витает бородатая шутка: подмечать, мол, памятник Павлову в Рязани есть, а его питомцам – нету. Несправедливо? Ещё как, если учесть, что в 1959 году такой памятник был!

Хотя и мы, если честно, приплетаем сюда Павлова скорее шутки ради…

Всё начал Фон-Дервиз – практически ровесник Ивана Петровича, сын устроителя Рязанско-Козловской железной дороги, создатель усадьбы в Кирицах.

В 1930-х годах туда, в усадьбу, наведался неутомимый Константин Паустовский, натоптавший из Солотчи не одну только исторически известную тропу, названную сегодня его именем. Константин Георгиевич прошёлся по усадебному парку, и после Моста любви (сегодня его руины лежат в овраге) увидел круглую постройку с куполообразным верхом, похожую на часовню, но оказавшуюся охотничьим домиком барона. Массивное мраморное крыльцо (в том, что касалось домиков, барон любил размах) охраняли две бронзовые гончие.

Прошло ещё несколько лет, и Паустовский написал об усадьбе очерк, в котором указал, что в парке Фон-Дервиза «...был охотничий домик, но от него остались только две бронзовые собаки, стоящие теперь на площади им. Павлова в Рязани». Видимо, писатель наводил справки, куда собаки успели переехать из кирицкой усадьбы, но по чьему распоряжению переехали – не уточнял.

Интересно другое. Первоначально кирицких собак поставили на стадионе завода «Рязсельмаш». Затем перенесли на площадь Павлова, которая до 1960 года называлась не иначе, как... площадь Мичурина! И вот когда эта площадь получила свое современное название, собак перевели туда, где теперь стоит памятник генералу Маргелову.

А дальше с ними стали происходить совсем уж интересные вещи. В 1959 году в Рязань из Казахстана прибыл эшелон с курсантами-десантниками, составившими первый поток новооткрытого десантного училища. Весёлые парни тут же завели традицию, связанную с тем, что одна из особей скульптурной композиции была кобелём. Каждый год на День воздушно-десантных войск достоинства этого кобеля подчёркивали с помощью полировальной пасты и тщательных усилий. Так на покрытом тёмной патиной собачьем бронзовом теле появлялась золотая деталь.

Но естественно, вскоре об этом прознало руководство училища. Весёлых десантников долго гоняли, стращали, ничего не помогало… И собак решили просто убрать. Куда исчезли они в 60-е годы, никто не знает. Может быть, до сего дня стоят себе на даче какого-нибудь потомственного генерала…

Гипсовый вождь


Главным же артефактом гипсово-парковой скульптуры Рязани 1950-х годов следует считать, конечно, памятник Сталину, высившийся когда-то посреди Советской площади на том самом месте, где сегодня часовня в парке у Ильинского храма, перед кремлём.

Тогда, в 50-х, парка никакого не было. А была огромная площадь, «разграфлённая» кустарниковыми шпалерами и аллеями. С двух концов аллеи, ведущей к Сталину, били фонтаны. Отец народов гордо смотрел почему-то на здание гауптвахты, и влюблённые боялись гулять вокруг него. Зато такую привычку имел постовой милиционер, поставленный специально – следить за порядком среди гуляющих.

Когда в середине 50-х в Рязань стали приезжать амнистированные, а газеты написали, что Берия – шпион, среди городских сорвиголов завелась новая забава: накалякать на памятнике похабщину, пока милиционер смотрит в другую сторону. За эти проделки, по слухам, было задержано чуть не 20 человек. Но всех отпускали через непродолжительное время. В 1957 году памятник вовсе ликвидировали, а сквер было решено засадить деревьями.

Впрочем, ещё говорят, что была какая-то спецоперация, чтобы убрать памятник. Якобы Советскую площадь оцепили оперативники в штатском, а с рабочих, демонтирующих скульптуру, взяли подписки о невыезде. Эта версия, впрочем, не опровергает, а гармонично дополняет предыдущую: секретность в России всегда любили, тем более в таких делах, как «редакция» увековеченной памяти...

Красавица на пуантах

А всякого рода девушки с маленькими детьми и виноградными гроздьями в своё время просто переполняли городской парк, прозванный в наше время «пьяным». Так, в нижней его части, куда ведут каменные лестницы от здания филармонии, стояли балерина, арфистка и тренерша по плаванью с полотенцем через руку и маленьким пловцом рядом.

Про балерину говорили, что это не кто иная, как увековеченная в гипсе Ольга Лепешинская, довоенная звезда Большого театра, в которую было влюблено советское правительство в полном составе и писатель Пришвин, большой оригинал. 

Ввиду такой притягательности балерины рязанские невесты стали считать, что, если завязать у неё на пальце нитку и произнести при этом имя любимого, – свадьбе быть! Искусницы доходили до того, что привязывали и прядки собственных волос, а молва даже говорит о каких-то предметах туалета, но уж слухами увлекаться не будем...

МЕЖДУ ТЕМ: Стоит вспомнить также и о фонтанах, которых в эпоху гипсовых дам в Рязани бил не один десяток. Целый комплекс фонтанов находился на месте современного цирка. Был фонтан в городском парке, где сейчас клумба. Но масштабнее всех прочих был фонтан на месте теперешнего памятника Есенину в «Наташином» парке: из двух чаш, а вода била на трёхметровую высоту! 

Использованы фото из Фототеки ГАРО, mr-rf.ru, myryazanfoto.ru, etoretro.ru

Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции