Прокрустово ложе современной педагогики

12.09.2019 15:30:00 Описание
Занятную полемику мне довелось услышать на проектной сессии в «Точке кипения», посвящённой трансформациям образовательного процесса в России. Присутствовавших здесь педагогов одного из образовательных учреждений до глубины души возмутило заявление спикера – директора Евразийского центра территориального развития Ивана Карпушкина о том, что в современной парадигме компетенций ценность непременной учёбы в вузе с получением диплома, или же профессиональной ориентации в как можно более раннем возрасте крайне сомнительна...

Ну ещё бы, в понимании энного количества представителей старшего поколения Иван Карпушкин фактически высказал крамолу! Заявил, что человек вправе не иметь представления, чем он хочет заниматься в жизни в 14 или в 17 лет. Вправе заниматься чем-то одним, а после передумать, и в 25 лет, или в 35 заняться совершенно иным, освоив необходимые для этого знания. Что вовсе не обязательно планировать свой профессиональный путь едва ли не с первых лет учёбы в школе, тем паче, что и особого смысла в этом нет...

Скажем честно: с точки зрения большинства педагогов старой закалки такие речи – не что иное, как покушение на «святая святых» – на саму суть образовательной преемственности, в которой всё чётко ранжировано, и каждому отведено своё место. Старшие товарищи помогают подростку определиться с тем, по какой дорожке ему идти, подросток вырастает, набирается опыта, и вот он уже сам – чей-то старший товарищ, и делится опытом с юной порослью... А тут вся эта система летит к чёртовой бабушке.

Но если вдуматься в эти тезисы без лишних эмоций – прав Карпушкин на все сто!

Мир стремительно меняется, как бы не противились этому иные из нас. И опыт, который вчера был ценен, сегодня безнадежно устаревает. Не менее очевидная тенденция (которая в дальнейшем будет только усиливаться) – отмирают многие профессии. Простой пример: нынче человек, который в 17 лет твёрдо решил для себя (не без помощи старших товарищей, конечно) выучиться на железнодорожника, годам эдак к сорока-пятидесяти может оказаться не у дел, так как беспилотные поезда сделают бессмысленной профессию машиниста...

Поэтому единственная образовательная ценность, которая сомнению не подвергается – готовность постоянно учиться чему-то новому. В любом возрасте – и в 10, и в 20, и в 40 лет. Мир уже таков, что в процессе своей деятельности многие люди понимают, чего им недостаёт в плане компетенций, и постоянно стремятся к восполнению нехватки знаний. И на востребованность компетентного специалиста ни его ранняя профессиональная ориентация, ни диплом о высшем образовании (будь их хоть несколько), по большому счёту никакого влияния не оказывают.

И вот тут-то и проявляет себя столкновение двух полярных представлений о трансформациях педагогики, присущих старшему и молодому поколениям. Старшее – смирилось с тотальной компьютеризацией всех сфер жизни, но всё ещё по старинке пытается впихнуть педагогику в прокрустово ложе собственных представлений об образовательных ценностях. Молодому, что и не удивительно, в этом «ложе» не очень-то уютно. И оно абсолютно точно в нём не останется. 
Автор: Александр Абрамов
Теги: Общество
Вернуться к списку
Задать вопрос редакции