Потомки балтов и голяди

07.06.2019 18:55:00 Описание
Эти названия выглядят странно на карте Рязанской области: почти латинские слова – Ибердус, Лукмус, Пилис... Откуда они здесь? Историки говорят, от балтов! То есть от прибалтов, что ли? – спросит далёкий от антропологии человек. Ведь по логике вещей балты должны жить где? – У берегов Балтийского моря, где же ещё! Оно же и названо по имени народа. Так, да не так... 

Это сейчас на языках балтской группы говорят лишь на берегах означенного моря. А ещё в шестнадцатом веке книги на латышском печатались в самой Германии! Того мало: современные исследования – раскопки и экспертиза ДНК по человеческим останкам из захоронений V-VII веков нашей эры – показывают, что предки нынешних литовцев и латышей расселялись по обширнейшей территории: от Вислы на западе до Москвы-реки (не удивительно ли?) на востоке!

Говорят, они называли себя галиндами, и в первые века нашей эры населяли чуть ли не всю Европу! И где же впервые встречается это слово – галинды? В «Географии» Клавдия Птолемея, труде первого века до нашей эры!

А в IX веке нашей эры мы сталкиваемся с «Баварским географом» – списком народов, которые населяли процветающее Франкское королевство. И там галинды! Откуда же происходит это название? Не от слова ли «галаты», к которым обращался с посланием апостол Павел? А уж галаты – как известно, не кто иные, как кельты: так их называли на Анатолийском полуострове, где сейчас Турция.

А к началу нашей эры древнейшее население Европы, загадочные кельты, сильно сократилось и уцелело лишь на окраинах. Одна из таких окраин пришлась ровнёхонько на Окские берега.


След от шнура


От «галиндов» происходит русское слово «голядь». «Сидела», как пишут летописи, эта голядь по реке Протве – то есть в Подмосковье и под Калугой. Черниговский князь Святослав Ольгович ходил на голядь в середине двенадцатого века. В середине следующего века в «сражении с Литвой на Протве» (так в летописи) погиб владимирский князь. А в другой летописи читаем: «...и шед Святославъ и взя люди Голядь, верхъ Поротве» (Протве).

При Иване Калите, в четырнадцатом веке, разного рода документы, которые тогда назывались грамотами, просто-таки пестрят балтоязычными наименованиями: Дубна, Яхрома, Руза, Лама, Воря, Истра...

Знаете эти места? Это – названия подмосковных населённых пунктов и рек, сохранившиеся доныне. Доныне же сохраняется и популистское мнение, что Подмосковье, а тем более – Рязанщина до прихода сюда славян были территорией угро-финнов. В научном же сообществе этот миф давно развеялся, как дым.

Ведь находки археологов с означенной территории, относимые аж к каменному веку (!), обозначают словами «шнуровая керамика». Гончар, прежде чем обжечь кувшин, обвивал его как будто верёвкой, или пеленал рогожей, отчего поверхность приобретала характерную сетчатую структуру. Есть даже мнение, что такая сетчатость – рукотворное воспроизведение... зуба мамонта, то есть рабочей поверхности этого зуба, которая, как известно, напоминает тёрку.

То есть – традиция «шнуровой» керамики уходит корнями в самое раннее детство человечества.

Получается, что предки балтов вообще, и голяди в частности, – это и есть аборигенное население междуречья Оки и Москвы. А глянув на карту Рязанской области с её удивительными топонимами, начинаешь думать, что эти предки расселялись чуть ли не до Мордовии!


Голышом не бегали


Это у нас только в народе думают, что «голядь» – от слова «голый», дескать, бегали голые по лесам в то время, когда пришли просвещённые славяне со своими неразлучными спутниками – огнём и мечом, и начали «приучать» этих «аборигенов» к «цивилизации». Да не было такого! Даже если судить по находкам тех же археологов, голядь была народом образованным и искусным.

Если же судить по рязанской топонимике, то обнаруживаются вовсе интересные вещи! Село Стубле в Михайловском районе названо словом явно германским (а балтийские языки с германскими в большем родстве, нежели славянские). Такое слово есть даже в современном английском языке (stubble), правда, обозначает оно первую стадию бороды, щетину. А уж Чандрис, Киструс, Выжлес и Лукмус вообще не оставляют вопросов о своём неславянском происхождении! (Хоть и в народе, опять-таки, говорят, что «Киструс» – это оттого, что жил там трус по имени Кис, а «Выжлес» – это вроде как «выжженный лес». Некоторые пытались даже увязать «Чандрис» с санскритским «чандра» – луна, но это уж совсем крайность!).

Или вот Тюрвищи в Клепиковском районе. Вроде, русское слово – а что значит? И только обращая внимания на карту Белоруссии и северо-западных окраин нашего государства, убеждаешься, что наименований на «-чи», «-щи» целая куча там: Барановичи, Якушевичи, Боровичи... Ну, а что такое северо-западные окраины, как не область, ближайшая к Прибалтике и балтийским языкам?

Есть, о чём задуматься!


Люди с окраины


Кстати, «голяди» очень созвучно с современным литовским словом «край» – голяй (galiai). И, говоря по-литовски, когда-то на краю этой страны жили «латгаляи» (люди окраины, полный аналог нашего слова «украинцы»). А на севере её жили жемгаляи (от «жем» (žiem) – зима).

Но в Средние века в Прибалтику вторглись крестоносцы. Тевтонский орден, впоследствии открывший на этой территории свой «филиал» – орден Ливонский – ниспроверг прежние авторитеты, снёс капища, насадил своих епископов и баронов вместо прежних вождей. Но всех-то, как говорится, не перебьёшь: окраинное литовское население осталось жить в Поочье, хотя и отрезанное от своего культурного центра.

В течение столетий это население в городах, как водится, сливалось с русскими людьми, а в сёлах, благодаря совершенно иному порядку жизни, благоуспешно сохраняло идентичность. Только этим и можно объяснить, что, например, загадочных «куршаков», живущих в Мещёре, никто не понимал ещё во времена Первой мировой – у них был свой язык. Теперь о куршаках – (это, кто не знает, не только «рязанская народность», описанная местными краеведами, но и литовское племя) – напоминает лишь название Курша, сохранившееся у глухой лесной деревушки.

То же происходило и с голядью в целом. Постепенное врастание в русскую культуру, и полное растворение в ней после мировых войн, революций и прочих стихийных явлений ХХ века. Впрочем, есть версия, что в память об этом племени остались не только географические названия, но и чётко обрисованный типаж жителя Московской или Рязанской областей, со светлыми волосами, прямым носом (а не традиционным русским –«картошкой»), квадратным подбородком и до странности прямой линией губ, будто бы человек немного расстроен. А это – не эмоция, это гены!


Все свои!


Есть и такое мнение, что многочисленные балтские наименования на рязанской земле – «дань» супруги Олега Рязанского Ефросинии, дочки князя литовского. Не поедет же княжеская дочка в какую-то Рязань одна! Тут свита нужна. И вот эта самая свита со временем основала целый ряд новых родов на Рязанщине, да и расселилась по разным сёлам.

И мнение это отнюдь не преуменьшает историческую роль голяди! Может быть, как говорил Булгаков, и была свита. Может, и расселилась. Тем больший восторг могла вызвать в тех придворных литовцах встреча со «своими», которая могла состояться в Киструсе, Ибердусе или Чандрусе.

Теперь, когда переселенцы и аборигены давно слились в единую русскую нацию, у нас там, что называется, все свои!

Использованы фото nashkraj.info, estadao.com.br, static.esosedi.org, viraluck.com, 62info.ru
Автор: Дмитрий Бантле
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции