По женскому разумению

08.03.2018 21:15:00 Описание

Женщины, что жизнь свою жили по собственному, а не чужому разумению, были на Рязанщине задолго до того, как в далёкой Германии Клара Цеткин и Роза Люксембург стали бороться за женские права. О сильных рязанских женщинах – новый рассказ Дмитрия Бантле в рубрике «История»…

Если говорить об истории земли Рязанской – едва ли не первым примером женщины, добившейся своего в патриархальном обществе, который многим придёт на ум, станет небезызвестная Феврония Муромская. В наши дни её вполне официально считают олицетворением верности. Но я всё же останусь при своём мнении – пример этот, как минимум, неоднозначный.

Вспомните, каким путём она – простая крестьянка (!) – вышла замуж за князя Петра? Недолечила на его теле один «струп», как свидетельствует «Повесть о Петре и Февронии». Князь уехал, и от того недолеченного струпа по всему его телу вновь расползлись болячки. И пришлось ему взять Февронию в жёны, чтобы больше не болеть…

Так что при всём уважении к новым праздничным традициям оставим эту историю за рамками нашего повествования о сильных женщинах.

Предание о татарской царевне

А вспомним лучше легенду о рязанке, которая и замуж вышла, и в плену побывать успела (правда, в обратной последовательности), и даже какое-то время фактически стояла во главе огромного средневекового государства.

Легенда эта сохранилась в истории благодаря Петру Петровичу Семёнову-Тян-Шанскому, записавшему предание своей малой родины – села Берёзова Ряжского района.

Предание гласит, что в XIV веке ордынский отряд похитил девушек из того самого села и увёл в ханскую ставку.

Правил Золотой Ордой Узбек-хан. О нём известно, что в 1323 году взял он себе молодую жену по имени Тайдула. Имя это по-тюркски читается как Тагай-Тоглу. «Тагай» значит «дядя», а «тоглу» – рождённая. Напрашивается перевод «рождённая у дяди» – но у какого дяди?.. Уж не чужого ли? Без потери смысла перевести нельзя. А вот родиться на Рязанщине, затем сменить место жительства, и остаться в новом окружении «рождённой в чужом доме» – можно! Поэтому историки и считают Тайдулу одной из тех самых девушек, которых когда-то вывезли из Берёзова.

Как бы ни было на самом деле, очевидно, что рязанка, наречённая нерусским именем, не желала мириться со своим бесправным положением. И сумела поставить себя так, что ко времени кончины хана стала «серым кардиналом» в его ставке, во всём наставляя послушного сына Джанибека.

Впрочем, сегодня нам бы не было дела до татарской царевны (пусть даже корни её – рязанские), кабы не ещё один примечательный факт.

В летописях сохранились сведения о том, что Тайдула пригласила в ханскую ставку из Москвы митрополита Алексия, чтобы тот излечил её сына, страдавшего от начинающейся слепоты. Между тем, на житийной иконе митрополита запечатлён эпизод, где он излечивает от слепоты… саму Тайдулу.

Не исключено, что такая путаница возникла по сугубо политическим мотивам. Вряд ли бы митрополит согласился лечить иноверку. А о христианском происхождении Тайдулы ему наверняка было известно.

Однако истинные причины сегодня не так уж важны. Важнее то, что после чудесного исцеления (Тайдулы ли, или её сына) митрополит Алексий основал в Московском Кремле Чудов монастырь. Полтора столетия спустя в Чудовом монастыре открыли патриаршее училище, ставшее в те годы центром развития науки в Русском государстве.

И руку к этому, пусть и косвенно, приложила когда-то похищенная невеста, татарская царевна, рязанская женщина.

Поэтическая карьера помещичьей дочери

Семёнов-Тян-Шанский имеет отношение и ко второй героине нашего сегодняшнего рассказа – его двоюродной тётке Анне Буниной.

К слову, она же – двоюродная прабабка нобелевского лауреата Ивана Алексеевича Бунина. Она же – одна из первых русских поэтесс. А почему всем двоюродная? Да потому что своих детей у Анны Буниной не было.

Родилась она в конце XVIII века в родовой усадьбе Урусово, в нынешнем Ряжском районе. Никакого образования, кроме домашнего, не имела. Однако, переехав в Петербург в 28 лет, покорила самого прославленного баснописца Ивана Андреевича Крылова. И чем? Стихами, конечно же!

Кстати, в Санкт-Петербурге Анна Петровна оказалась, дабы повидаться со своим братом – морским офицером. Да так и осталась здесь жить к неудовольствию родни.

Поселившись на Васильевском острове, Бунина, будто навёрстывая ранее упущенное, денно и нощно занималась самообразованием. Учила языки – французский, английский, немецкий; естественные науки – физику и математику, но в особенности – русскую словесность.

Само собой, когда помещичья дочь входила в салон «Бесед любителей русского слова», где бывал сам Державин и околачивался молодой Пушкин, щегольская питерская публика поначалу презрительно кривилась…

И хоть тому же Пушкину и приписывают цитату, восхваляющую женщин: «в России, где царствовала Екатерина II… женщины более просвещены, более читают, более следуют за европейским ходом вещей, нежели мы, гордые бог ведает почему», в литературном салоне над Анной Буниной он, тем не менее, подшучивал со всей свойственной ему колкостью. Вряд ли от того, что был Александр Сергеевич ярым сексистом. Скорее просто Бунина представлялась ему не поэтом, а не заслуживающей внимания провинциалочкой…

Тем ценнее тот факт, что Анна Бунина, пусть она и не опережала своё время, как Пушкин, но всё-таки оставила потомкам необычайно талантливые стихи. Вопреки неверию в неё со стороны коллег по поэтическому цеху, по праву заслужила место в истории русской литературы.

И вот что ещё примечательно. Сильной женщине Анне Буниной были чужды идеи гендерного превосходства. Иначе говоря, современные феминистки не нашли бы с ней общего языка. Подтверждение тому – одно из её стихотворений, озаглавленное «Разговор с женщинами», демонстрирующее не окрашенный эмоциями трезвый взгляд на вопросы равноправия.

«Всё правда, милые! Вы их (мужчин – Авт.) не ниже,
Но, ах!
Мужчины, а не вы присутствуют в судах,
При авторских венках,
И слава авторска у них в руках,
А всякий сам к себе невольно ближе…» 

И вот перед вами два примера: женщина, добившаяся успеха в политике, и женщина, снискавшая славу в искусстве. Обе они, вопреки обстоятельствам, сумели построить свою жизнь по собственному, а не чужому разумению...

P.S. В иллюстрациях к публикации использованы:
клеймо иконы «Митрополит Алексий с житием», репродукция картины живописца Якова Капкова «Святитель Алексий исцеляет ханшу Тайдулу», репродукция «Портрета Анны Буниной» кисти художника Александра Варнека. 

Автор: Дмитрий Бантле
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции