Первым святым от православной Рязани

11.01.2019 23:20:00 Описание
В честь князей Бориса и Глеба – первых русских святых – в разных городах России выстроено множество храмов. Не стала исключением и Рязань. Между тем, у нас такой храм появился одним из первых на Руси. Причём даже раньше, чем сам город...
О забытых страницах в истории Борисо-Глебского кафедрального собора в рубрике «История» рассказывает Дмитрий Бантле.



Официальная дата постройки первого Борисоглебского храма – на том же месте, где стоит теперешний, но, конечно, другого, деревянного – 1152 год. Так написано в Степенной книге – памятнике литературы XVI века, в котором род Рюриковичей выводится не от кого-нибудь, а от римского императора Августа. Поэтому книга сия, конечно, интересна, но несколько далека от реальных фактов.

Факты же таковы, что основание Борисоглебского храма можно датировать XI веком. В 1015 году умер креститель Руси, киевский князь Владимир Святославич, у которого было четыре сына, имевших право претендовать на великокняжий престол: Борис, Глеб, Святополк и Ярослав Мудрый. Святополк, впрочем, в биологическом родстве с Владимиром не состоял: тот взял его мать в жены, как раз когда она была беременна Святополком.

Кто знает, быть может, из-за дурной наследственности он и задумал убить братьев, дабы единолично захватить власть? Как свидетельствует «Сказание о Борисе и Глебе», появившееся в конце XI века, Святополк отрядил Бориса в поход на печенегов, и как раз в это время скончался князь Владимир. Дружина предлагала Борису повернуть, чтобы взять власть в свои руки, но тот... отказался, потому что был христианином и крови наречённого брата не хотел. Тогда дружина ушла, а этот брат, Святополк, прислал людей, расправившихся с Борисом.

Та же участь ждала Глеба, которого вызвали в Киев якобы на поминки по батюшке. Оба этих брата были крещёными, а вот Святополк и Ярослав – нет. Возможно, поэтому ещё одна историческая версия называет «заказчиком» убийства – Ярослава, позже умело подтасовавшего факты в летописи...

Как бы там ни было на самом деле, но в 1019 году, когда Ярослав Мудрый стал великим князем, мощи Бориса и Глеба торжественно захоронили под Киевом. С тех пор о братьях пошла молва по Руси: они предпочли принять мученическую смерть, нежели замахнуться на брата.

И вот появляется летописная запись под 1180 годом, где говорится, что владимирский князь Всеволод Большое гнездо, шедши из Владимира к Рязани (Старой) «взя город Бориса и Глеба». Под этим загадочным городом многие понимают Рязань современную, исторический Переяславль. А центром Переяславля в то время был храм в честь первых русских святых – на это указывает сама планировка храма.


Полевая находка


Но прежде описания этого храма уместно привести следующую историю. Однажды простой сельский учитель ходил по полю и нашёл древнюю епископскую печать. Стоит уточнить, что фамилия учителя была Антипов, работал он в Семионовской средней школе, а печать нашел на Толпинском городище в Кораблинском районе. То есть – на месте, предположительно, древнего русского города, стёртого с лица земли Батыевым нашествием.

Так вот, на одной стороне свинцовой печати был оттиснут текст с упоминанием Арсения – первого рязанского епископа, который, по рукописному свидетельству, и Переяславль-Рязанский основал «у озера Карасёва». На другой стороне помещалось изображение святых Бориса и Глеба.

Казалось бы, ну и что? Ну, так кажется только тем, кто не читал жития другого епископа – Василия Рязанского... А кто читал, те знают, что там Рязанская епархия прямо называется Борисоглебской; и в «Повести о перенесении епископской кафедры из Мурома в Рязань» – так же.

И вот получается, что епархия именовалась по главному в ней городу. Ужели этот город был главнее Рязани?


Братский город


Город этот – Борисов-Глебов – предположительно относят к нынешнему Рыбновскому району. Ряд учёных считает, что сейчас на его месте стоит село Глебово-Городище.

Но ряд других возражает: городище-то хоть Глебово, но вовсе не Борисово, и связывают этот факт с именем рязанского князя Глеба Ростиславича – представителя третьего от начала династии поколения, которому довелось пожить в непростом XII веке. Он известен тем, что однажды сжёг Москву, за что и был пленён многодетным владимирским князем Всеволодом по прозвищу Большое Гнездо, и умер в тюрьме, отказавшись от изгнания за рязанские пределы, которое ему тактично предлагали.

Но ещё до того именно он «срубил городок» в удобном для себя месте: в те времена дорога из нашего города на Москву шла как раз через Глебово-Городище на Зарайск, а уж оттуда дальше через Коломну.


Другие версии


Только вот карт с точными координатами срубленного «городка» князь Глеб нам не оставил. Зато, таким образом, оставил вторую версию событий: Борисов-Глебов – это Переяславль-Рязанский, современная Рязань, названная первоначально… по первому поставленному в ней храму!

Впрочем, есть и третья версия, которая уточняет, что Борисов-Глебов – это укреплённое поселение близ Переяславля-Рязанского. Впоследствии с ним слившееся, и вполне возможно, что сейчас на его месте расположен микрорайон Бутырки.

Однако храм в память Бориса и Глеба стоит всё на том же месте, где бы когда-то «срублен». Безусловно, современное каменное здание отличается от древнего деревянного. Но вряд ли его планировка менялась принципиально. Ведь само место, на котором стоит Борисоглебский храм, не менялось. И тысячу лет назад был тот же крутой обрыв к заливным лугам на Трубеже. А вход в город преграждали ворота, подобно теперешним, стоящим в арке под колокольней. Кстати, такое решение вообще удивительно в русской храмовой архитектуре: Яков Бухвостов, в 1687 году сдавший храм рязанскому архиерею, как всегда, оказался оригинален.

Но вернёмся в древние времена, точнее, во вторую половину XIII века, когда к деревянному зданию тогдашней Борисо-Глебской церкви приплыл на мантии Василий Рязанский, ставший нашим епископом. Изгнанный из Мурома, он привёз с собой три вещи: образ Богородицы и два колокольчика. Их решили повесить на колокольню, но, когда поднимали, случайно обронили один прямо в Трубеж. Говорят, с тех пор, когда раздавался на колокольне звон, вторили ему волшебные переливы прямо из-под воды...

С прибытием святителя храм обрел статус кафедрального: здесь разместилась кафедра рязанских епископов.


Кафедральный переезд


Через триста лет в Переяславль-Рязанский ворвались крымские татары, которые как саранча пронеслись по городу, сметая всё на своем пути. Храм уцелел, но так пострадал, что новый епископ Иона Второй перенёс кафедру в Успенский собор.

На месте же обгорелого здания выстроили новое, каменное. Кто был зодчим и как оно выглядело, мы сегодня не знаем. Но знаем, что рухнуло оно в XVII веке, после того как казачки гетмана Сагайдачного обстреляли православную святыню из пушек. Время-то было Смутное, и представители разных конфессий сильно конфликтовали.

После этого, опять-таки ровно на прежнем месте, сделали небольшую деревянную церковку, которую спустя 60 с лишним лет разобрал Бухвостов – автор современного здания.


Вечные ценности


Интересно, что Борисоглебский храм – один из немногих, действовавших в советскую эпоху. Чекистам удалось закрыть его лишь на короткое время: в зиму 1929-30 годов он использовался под зернохранилище. А затем переполнилась чаша терпения чиновников в Горсовете, которых буквально завалили прошениями вернуть храм верующим...

Это и было сделано, хотя судьбу верующих власть всё равно пыталась усложнить. Так, с 1935 по 1945 год собор считали «обновленческим»: коммунистическая партия назначала настоятеля, и сама определяла, когда проводить крестный ход и какой праздник праздновать…

Использовано фото pastvu.com, dostoyanie.info, kulturarzn.ru.
Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции