Наследие императрицы

14.05.2019 09:27:00 Описание

С Екатериной Второй, пожалуй, не поспорит никто из русских царей по частоте песенных упоминаний. И особенно почему-то в эстраде 90-х: то группа «Любэ» воспевала «шальную императрицу», то Аллегрова… А уж если о тебе слагают песни, да через двести с лишком лет после твоего земного существования, – это дорогого стоит! В мае этого года исполнилось 290 лет со дня рождения царицы. Вспомним, чем отметилась Екатерина II на Рязанщине!

Имя «Екатерина» по-гречески значит «чистая», а следовательно, – и непорочная. Не нам судить о правоприменимости такого эпитета к русской императрице! Только отметим, что другое греческое слово того же корня – «катарсис», которым Аристотель называл миг экзистенциального очищения, подразумевает также ещё один смысл – «страдание». По легенде о святой Екатерине, её очистили страдания за веру.

Европеизация России

Через некое «очищение реформами» прошла и та, которую запомнили в России как Екатерину-матушку, хотя от рождения у неё было длинное немецкое имя. Род её восходит к древнему прусскому дворянству. А Пруссия – это в нашем культурном представлении что? Конечно, муштра и выучка, родина европейской бюрократии. Екатерине Великой суждено было внедрить европейские методы управления в нашу жизнь. Что из этого вышло? – вопрос чисто философский, а не морально-оценочный.

К слову, её внук, Павел Первый (самый «разночтимый» русский царь, которого столь же хают, сколь и превозносят), принёс эти бабушкины методы и в русскую армию, и известно, что армия эта полвека спустя продула, простите за вульгаризм, Крымскую войну. Потому что армейские бюрократы – интенданты – стали воровать столько, что нечем оказалось снабжать фронт. Подробно об этом писал, например, современник событий, Николай Семёнович Лесков.

Но с бюрократической машиной Екатерина ввела и привычные нам понятия об Организации (именно так, с большой буквы). Это с её времени судья судит, а врач лечит. А до неё никого не удивляло, что судит воевода (тот же мэр по сути), а лечат вообще от разных болезней разных профессий люди: заговорщики и рудомёты. Зубы так и вовсе рвут цирюльники.

Нужен план получше

Конечно, первое, что вспоминается, когда имя Екатерины II произносят рядом с названием «Рязань», это… нет, не визит царицы в наш город (такого никогда не было, хотя кто знает, может, кто-нибудь и найдёт якобы «свидетельства» оного). Но худо-бедно сведущим в истории гражданам вспоминается пресловутый Екатерининский план, в соответствии с которым город перестроили в эпоху сей августейшей особы. С тех пор наши улицы стали прямыми (хоть и не все), а город получил свою логику развития.

Правда, в этой логике много спорного. Ведь Екатерина утвердила сетку прямоугольных кварталов, которая должна прирастать во все стороны такими же «прямоугольниками». Сетку прорубили прямо через огороды жителей, без плана селившихся как попало. Нечто подобное повторилось только в Москве во время её реконструкции в 30-е годы, когда сквозь паутину арбатских переулков прорубили гигантский проспект – Новый Арбат. Но Москва-то, тем не менее, сохранила историческую радиальную планировку, когда от Красной площади во все стороны расходятся проспекты-лучи, а уж от них перпендикулярно – улицы, бульвары и шоссе. У нас же благодаря сетке кварталов кремль оказался задвинут буквально в дальний угол (где и пребывает по сию пору). Город же развивается в сторону, противоположную Окской пойме.

Поэтому у нас географический центр города – чёрт знает где, на перекрёстке улиц Гагарина и 4-й Линии, хотя центр культурно-исторический оказался в стороне от него километрах в пяти.

Во благо ли Рязани пошло сие начинание? С точки зрения геометрии архитектуры – конечно, во благо! А с точки зрения того, что вся екатерининская реформа городов представляла собой, по сути, механическое перенесение плана Петербурга на губернские центры… Посмотрите на екатерининские планы Рязани, Скопина и, например, Михайлова. Не видя названий улиц, сложно отличить один от другого. По воле императрицы вся Россия оказалась застроенной «под одну гребёнку».

Именно с тех пор появляются государственные программы, по которым сейчас делается всё. Центр диктует, регионы отчитываются. Так что и мы с вами в каком-то смысле живём в пост-екатерининскую эпоху…

Следы галантного века

Известно, что императрица покровительствовала учёным, переписывалась с Вольтером и вообще считала себя лидером не столько политическим, сколько идейным. Хотя в этой идейности тоже много спорного: взять хоть факт назначения президентом Академии наук княгини Дашковой – фаворитки царицы! Это всё равно, что в наше время во главу Академии поставить фотомодель…

И вот эти учёные с Вольтером во главе и «заразили» нашу правительницу идеями просвещения.

Эти идеи с тех пор так и воплощают в жизнь, и всё никак не воплотят. Их можно перечислить: «всеобщее образование» или «здравоохранение», например. Неважно, что «всеобщее» при Екатерине подразумевало «общее для всех дворян»: всего через сто лет и крестьянство добьётся признания своих прав. Важно, что неимущих дворян Екатерина считала долгом обучать за свой счёт. То бишь за казённый.

Поэтому в самом начале екатерининской перестройки Рязани на въезде в город появилось интереснейшее заведение – Редутный дом.

Где бедного научат

Ведь если богатый барин может позволить себе содержать несколько учителей для своих детей, что делать простому служащему, винтику той самой государственной, создаваемой императрицей машины? Ведь он – тоже дворянин, которого, как выражался Лесков, «разорвать можно, а перегнуть нельзя»! Значит, должно быть в городе такое место, где детей бы учили, а взрослые могли бы культурно провести время. Им стал Редутный дом, сохранившийся по адресу Семинарская, 48.

Это соседнее здание с поликлиникой № 14. И во многом похожее: те же вытянутые вертикально окна, колонны, портик на фасаде... Только масштабы меньше. Неудивительно: здание поликлиники выстроено в 1816 году – то есть после войны с Наполеоном, когда страна была на подъёме экономическом. А дом № 48 – в 1785 году. Вдумайтесь: это самое старое светское здание в Рязани! («Дворец Олега» в кремле, который на самом деле архиерейский дом, считать зданием светским нет оснований).

Где же было построено самое старое здание? У городской заставы! Его потому и назвали «редутным домом», что стояло рядом с редутом – оборонительным укреплением на краю города. Дом был первым, что видел путешественник, въезжающий в наш город со стороны Москвы.

В доме имелась гостиница для путников, на втором этаже обреталось дворянское собрание, а в другом крыле – тот самый пансион для бедных дворянских детей. Это не значит, что заведение было непрестижным: в 1800 году, например, вдруг выяснилось, что большинство поступающих... не знают русского языка! То есть, как говорили рязанские дворяне, «парле франсе».

Затем, в XIX веке, в Редутном доме последовательно размещались: мужская гимназия, женская богадельня, сиротский дом и дом для умалишённых. В ХХ веке там открыли аптеку, а после революции – военный госпиталь. В веке XXI дом опустел: в нём нет ни жильцов, ни организаций; но как единственный свидетель галантного века он сохраняет память о всеобщем благе, которое тут в разных формах в течение без малого двух столетий пытались преподнести.

Благо это, с лёгкой руки российской императрицы, продолжает сегодня внедряться и совершенствоваться. А если группа «Любэ» в песенном тексте и обвиняет эту императрицу в неправоте – так это только от незнания истории...

В иллюстрациях к статье использована репродукция картины Фёдора Рокотова «Портрет Екатерины II» (1763 год)

Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку
Задать вопрос редакции