Капитанское дело

09.10.2018 09:34:00 Описание

Рязанщина – малая родина целой плеяды настоящих морских волков... Это и Василий Головнин, объехавший вокруг света не один раз, и Лаврентий Загоскин, первопроходец Русской Америки... 164 года тому назад, в октябре 1854-го, не стало ещё одного знаменитого капитана, Александра Авинова. Отзвуки его славных дел до сих пор эхом звучат в мировой истории...

Думал ли новгородский боярин Иоанн Овинов (овин, кто не знает, – сарай для сушки сена), что его отдалённый на пять веков потомок будет биться с испанцами за англичан? А вышло так. История, как всегда, сплетается из неожиданностей. 

Истинные северяне

Род Овиновых-Авиновых не самый древний в российском дворянстве. Основатель его, упомянутый Иоанн, жил в XIV веке. Потомки его проявляли себя очень даже славно: один ходил на новгородских разбойников, почти как ходят на медведя с рогатиной: небольшим отрядом против лесного войска. А разогнав разбойников из-под города Устюга, вернулся в Новгород и выстроил там церковь, сохранившуюся до наших дней. Каменное зодчество, столь популярное в русской культуре, тогда только зарождалось, позволяя возводить здания, которые в сравнении с бревенчатыми «ровесниками» казались вечными.

Сын этого Овинова, человек с библейским именем Захария, выплачивал дань непосредственно царю Ивану Третьему (или, как тогда говорили, «поставлял ко двору червонцы»). А уж его сын, именуемый более прозаично – Иван Захарович, однажды представил московскому царю «два моржовых зуба», чем немало потешил Его Величество. Как говорится, истинный северянин, новгородец! Помимо того, Овиновы занимались поставками в Москву соболей, которых в те времена в валдайских лесах, говорят, умельцы руками ловили.

Летописи, как всегда, не отслеживают родословные перипетии во всех деталях. В веке уже семнадцатом в Касимове появляется помещик Андрей Авинов. На Касимовской земле родился и наш герой.

Герой в прямом смысле слова: Александр Авинов участвовал не в одной морской битве. Он служил под началом легендарного британского адмирала Горацио Нельсона! После учёбы в Морском кадетском корпусе русские моряки «проходили практику» за границей. Ну а то, что Авинова распределили на британский Королевский флот как раз в ту непростую пору, когда Наполеон спорил с Её Величеством за власть над морями и океанами, – уже воля судьбы.

Битва характеров

Словосочетание «Трафальгарская битва» слышали, наверно, многие. Но мало кто, скорее всего, представляет, в чём была её причина и чем всё кончилось. А причина была в характерах: ну не мог молодой и перспективный политик Наполеон уступить каким-то островитянам из Британии морское владычество! И когда эти островитяне в очередной раз проявили себя не очень красиво – отобрали золото у трёх испанских фрегатов – Испания с Францией вступили в союз и приготовились проучить англичан.

Но этого не вышло: союзники проиграли, и с тех пор Англия так и осталась во всём свете «владычицей морскою». Правда, Нельсон погиб, а наш герой угодил в испанский плен. Но что плен русскому моряку, тем более – на Канарских островах?! Воистину, что испанцу неволя, то русскому курорт: именно в плену Авинов впервые попробовал кокосовое молоко, которое нашёл «не столь сытным, как коровье».

Поскольку, однако, он оставался подданным России, испанцы были вынуждены освободить Авинова через восемь месяцев и передать обратно к месту службы – то бишь снова в Британию. Почти двенадцать лет с тех пор он постоянно находился в море, между Великобританией и Россией, и дослужился до ордена Георгия IV степени к тридцати годам – показатель по тем временам значительный!

Кругосветные странствия

3 июля 1819 года 33-летний Авинов отправляется к берегам Америки, всё ещё остающейся загадочной для нашего человека. Достаточно сказать, что не существовало её подробной карты, и русские суда, вышедшие с Камчатки, искали проход в Атлантический океан! Того, что американский континент цельный и не прерывается на всём своём протяжении никакими проливами (Панамский канал, построенный в ХХ веке, не в счёт), никто тогда не знал.

Шлюп – читай, легковооружённый корабль – будущего адмирала назывался подходяще – «Открытие». Соваться без оружия в неизведанные земли (то есть воды) тогда (впрочем, и сейчас тоже) казалось опасным.

Второй корабль назывался «Благонамеренный». Эта экспедиция вошла в историю как первый русский поход на Север, который стартовал из Кронштадта вместе с другой, куда более известной экспедицией: Беллинсгаузена и Лазарева, в тот год открывших Антарктиду. Дойдя до берегов Британии, две экспедиции разделились. Но следует понимать, что к Северу «Открытие» и «Благонамеренный» двигались через Атлантику, вокруг Африки, пересекали Индийский и Тихий океаны… Практически совершали кругосветное путешествие.

Однако, дойдя до Берингова пролива, корабли уткнулись во льды океана, который только позже назовут Ледовитым. О том, что они забрались на Север дальше всех своих современников, узнали уже потом! А тогда пришлось повернуть обратно.

Впрочем, уже скоро последовала новая экспедиция – вокруг света через Тихий океан…

Тем временем политическая обстановка опять обострилась. Греческий народ – то бишь народ православный – поднялся на освободительную войну против Османской империи. Мог ли молодой российский император Николай Первый, только что здорово испортивший себе репутацию расправой над декабристами, пройти мимо наклёвывающегося доброго дела?! Не мог, конечно. Россия объявила Османской империи войну.

Капитан второго ранга Авинов был направлен в Средиземное море. Он командовал кораблём «Гангут» – громадным боевым парусником (такие впоследствии стали называть линкорами). Кстати, само слово «Гангут» – название мыса в Финляндии, у которого русские одержали первую морскую победу. Правда, было сие ещё при Петре Великом.

Невероятная храбрость

Снова союзники, снова соединённый флот – на этот раз воюющий, правда, с турками, поэтому Англия, Россия и Франция выступают вместе. Цель их – появление на политической карте мира нового государства – Греции. Ведь на тот момент, на 1827 год, такого государства не было – существовала лишь громадная империя турков, Османская.

И эта империя встретила союзнический флот огнём: на корабль Авинова пошёл брандер – зажжённое судно, которое врезается в корабли противника, поджигает и топит их. Только против нашего капитана это оказалось малоэффективно: Авинов сам потопил турецкий брандер артиллерийским огнём. Тогда на него направили фрегат с экипажем на борту, который (экипаж) попрыгал за борт, предварительно устроив на своём фрегате пожар. И авиновский «Гангут» загорелся...

Что оставалось Александру Павловичу, как не броситься самостоятельно прямо в трюм горящего турецкого фрегата и, прорубив тому дно, утопить его?! Так он спас не только своих людей, но и несколько окружающих кораблей союзников: фрегат был «заряжен» порохом, который, если б взорвался, отправил бы под воду всё в радиусе полумили вокруг.

«Не нахожу достаточно слов, дабы изъяснить храбрость, присутствие духа и усердие офицеров» – вот строки из рапорта командующего русской эскадрой царю Николаю Первому. Авинов за ту битву был отмечен орденом святого Владимира. В то время это означало, помимо почёта и уважения, 150 рублей ежегодной пенсии – деньги очень хорошие.

Четырнадцать лет после того Авинов провёл в морских походах, и стал к 1841 году военным губернатором Севастополя. Здоровье его начало сдавать после известия о смерти утонувшего сына-моряка. У адмирала (это звание Авинов получил в конце жизни) оставалось на свете ещё девять детей.

И хоть похоронен он в монастыре в Санкт-Петербурге, по сию пору осталась в Касимове улица Адмирала Авинова. Живущим на суше хорошо помнить о земляках, прославившихся в морях.

В иллюстрациях к материалу использованы репродукции картин «Трафальгарская битва» Уильяма Кларксона Стенфилда, «Герои Трафальгара» Уильяма Хейшема Оверенда, «Шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный» Петра Лесникова.

Автор: Дмитрий Бантле
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции