Как удивляли мебельщики

10.07.2018 22:10:00 Описание

Летом 1953-го на окраине города Химки произошло событие немаловажное, но ныне почти забытое. Здесь был запущен экспериментальный завод древесно-стружечных плит. Делали тут поначалу лишь оконные переплёты. Но уже вскоре завод поставлял ДСП для производства мебели на всю страну, в том числе и в Рязань...

Эпоха ДСП, ознаменовавшая масштабную экспансию древесно-стружечных плит в мебельное производство, пришла в СССР уже в 60-е. Правда, ещё в 1965-ом, когда Рязанская область активно закупала ДСП на упомянутом заводе близ города Химки; шкафы, буфеты и комоды, изготовленные с применением плит, стоили отнюдь недёшево.

Касимовское ноу-хау

Снижение себестоимости древесно-стружечных плит произошло в 1969-ом, когда в селе Погост Касимовского района запустили новое производство щитовых элементов мебели с «сотовым» заполнением. В чём заключалась суть ноу-хау (кстати, за авторством рязанских инженеров!): в промежутки между ДСП закладывали бумажно-картонный наполнитель, что позволяло как неплохо экономить, так и варьировать толщину изделия. И не думайте, что мебель, которую делали, используя бумагу, была так же, как и бумага непрочна! Рязанские древесно-стружечные плиты прошли обязательную проверку на соответствие требованиям ГОСТ, и скоро были запущены в массовое производство. В некоторых рязанских квартирах и по сей день стоит мебель из тех самых плит, возраст которых уже перевалил за 40-летнюю отметку. При всём этом ДСП были и остаются, можно так сказать, «низким жанром» мебельного искусства. Хоть и по-прежнему востребованным в силу своей дешевизны.

От хвоща до лазера

Ещё несколько лет назад мне довелось познакомиться с Вячеславом Ивановичем Плаксиным – жителем Рязани, который отдал мебельному делу 56 лет своей жизни. Работал и столяром, и мастером на мебельной фабрике, и её директором. К моменту нашего знакомства был уже на пенсии. И мечтал издать книгу об истории рязанской мебели. Рассказать и о столярном искусстве прадедов – резчиков мебели, что жили на Рязанщине ещё в конце XIX столетия, и о мастерах современности. Но, видимо, с книгой не сложилось... Между тем, информация, которой поделился со мной Вячеслав Иванович, вполне заслуживает права остаться в истории. Герой рассказа почерпнул её не только из собственного жизненного опыта, но и в процессе изучения архивов, на что, будучи на пенсии, он потратил немало времени. Так вот, как понимаете, древесно-стружечные плиты с «сотовым» заполнением были далеко не первым изобретением рязанских мебельщиков...

Местные умельцы для придания дереву долговечности пропаривали берёзовые заготовки на ямах с кострами. Чтобы детализировать текстуру дерева, шлифовали готовую мебель рыбьей чешуёй. А чтобы придать её поверхности лоск – натирали луговым хвощом. При этом каждый рязанский мастер (речь идёт о второй половине XIX века) обязательно украшал мебель точёными элементами, которые подвергал обработке с максимальным тщанием.

Вплоть до начала XX столетия для изготовления мебели рязанские мастера предпочитали использовать обычную либо карельскую берёзу. А вот ближе к Октябрьской революции, и уже после неё почему-то чаще стали отдавать предпочтение осине. Считалось (вполне возможно, что небезосновательно – сам не проверял!), что в мебели из осины можно значительно дольше хранить продукты, и даже молоко в ней будто бы не скисает по несколько дней. Собственно, поэтому из осины чаще делали мебель кухонную.

Но были тогда и умельцы, которые для производства брали клён или ольху, из которых теперь мебель почти не делают. Притом, что та же ольха в изобилии произрастает на берегах Оки и Цны. Но хлопотно, да и невыгодно с ней возиться!

Вячеслав Плаксин, говоря об истории мебельного дела в наших краях, был убеждён: рязанская мебель имела своё «лицо». Даже, когда по тем или иным причинам наших мастеров заставляли работать в худших условиях, применять более дешёвые и менее долговечные материалы, они придумывали-таки, как подойти к процессу творчески! Так, почитай, спустя век после того, как додумались натирать мебель хвощом для лоска, в Рязани же разработали способ декорирования мебели при помощи лазера. В общем, в чём - в чём, а уж в башковитости (не взыщите за просторечье) рязанцам было не отказать...

Конвейерное время

Впрочем, когда в стране взяли курс на конвейерное производство щитовой мебели из малоценных пород древесины (а потом и из ДСП), началось постепенное «обезличивание» мебели. И предотвратить его смекалка мастеров была уже не в состоянии.

В 80-ые в Рязани (как и во всём СССР) главенствовала корпусная мебель из Болгарии и ГДР (вряд ли кто успел позабыть пресловутые «стенки», без которых тогда редко обходились в интерьерах квартир). В 90-е российский рынок наводнила мебель итальянская, испанская, финская, и немногочисленные отечественные производители явно проигрывали импорту.

Наверное, тогда же время Вячеслава Плаксина, и других подобных ему мастеров безвозвратно ушло в прошлое...

P.S. Нельзя сказать, что сегодня в отечественном мебельном производстве всё так же беспросветно, как и в 90-е. Ряд компаний вполне успешно освоили внутренний рынок, и регулярно «прощупывают» внешние.
И раз уж в своё время наши земляки придумали, как довести до ума «ширпотребные» ДСП, или, как украшать мебель (когда всем было не до украшательств), может, и теперь сумеют удивить?
Мы непременно продолжим наш разговор о положении дел в мебельном производстве в Рязанском области. И, в скором времени, от истории перейдём к современности...

Автор: Александр Абрамов
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции