Гидрология от Константина Паустовского

09.07.2018 12:20:00 Описание
«Лес вдруг кончился, оборвался – и перед нами открылось чистое озеро. Сам воздух, летевший с него в лицо, был другим – бодрящим и свежим», – писал Константин Паустовский. Озёр, подходящих под это описание, множество в Рязанском краю. Расскажем только о некоторых...

Если из Спас-Клепиков по дороге районного значения выдвинуться в сторону деревни Посерда, через 22 км открывается удивительный памятник природы – озеро Белое. Его глубина, согласно последним данным, – 50,2 м. Но даже с аквалангом пробиться ко дну можно не сразу: ниже трёх метров начинается пояс подводной растительности, который, как гигантская сеть, висит внутри озера, натянутый меж берегов.

Прозрачность воды в озере необыкновенная, и те, кто рыбачит с лодки, могут наблюдать, как рыба берёт наживку. За это озеро обрело популярность ещё в советские годы. Сюда нередко приезжали высокопоставленные любители рыбалки. Для них был заложен когда-то санаторий, расположенный у самых берегов Белого.

Лёд на Белом встаёт на месяц позже, чем на остальных водоёмах. Это, опять же, из-за глубины: холодные массы воды опускаются на дно, выталкивая кверху более тёплые; так что даже в ноябре температура воды на поверхности может достигать 15 градусов. А вот на глубине больше 10 метров даже летом – не выше +7.

Среди учёных-гидрологов бытует версия, что у Белого имеется «второй подводный этаж». Дно озера илистое, и, по рассказам водолазов, рука уходит в него свободно, не встречая сопротивления. В некоторых местах ил образует гигантские полости – донные пещеры. Однако их глубина не разведана: погружаться в них крайне опасно, поэтому до сих пор никто из водолазов не подтвердил и не опроверг это предположение.

Морена или метеориты?

«В Мещёре почти у всех озёр вода разного цвета. Больше всего озёр с чёрной водой. В иных озёрах (например, в Чёрненьком) вода напоминает блестящую тушь», – узнаём мы из другого описания Паустовского.

Эти близкие к Рязани озёра – Чёрненькое, Ласковское, Уржинское – действительно, отличаются друг от друга цветом, а об их происхождении учёные ещё спорят. Известно, что в конце Ледникового периода на север стремительно уходила морена – нечто вроде сухопутного айсберга высотой несколько сотен метров и шириной в сотни километров, который подминал под себя и захватывал деревья, камни, массивы земли. Отколовшиеся части этого льда и стали озёрами.

Сторонники метеоритного происхождения водоёмов возражают: на середине Ласковского и Сегденского озёр металлоискатель показывает наличие громадных железосодержащих масс – не иначе это осколки небесных тел, лежащие в земле ниже озёрного дна.

Правы могут быть и те и другие: ландшафт вокруг каждого из озёр очень своеобразный, и происхождение их может разниться. Так, Чёрненькое окружают берёзы, в него впадают многочисленные ручьи. На Ласковском и Уржинском преобладают сосны, хотя берега их более твёрдые и пологие.

Ближние воды

Так сложилось исторически, что лесные озёра под Ласковом мы знаем, все там бывали, а вот что у нас под боком, под Рязанью, – разобраться помогает только Константин Паустовский. Он первым обратил внимание на удивительные названия озёр в пойме Оки: Тишь, Бык, Хотец, Промоина, Канава, Музга, Бобровка, Селянское озеро и, наконец, Лангобардское.

Откуда такие взялись? У Тиши, как описывает Константин Георгиевич, очень высокие берега, поэтому туда не проходит ветер – на воде всегда тихо. Бык – «озеро таинственное, тянущееся на много километров», а мели в нём сменяются омутами. Хотец – озеро, заполненное упавшими дубами: они лежат на дне, и увидеть их можно прямо с берега. Лангобардским озеро прозвал сам Паустовский за то, что на его берегу в шалаше жил сторож расположенных поблизости огородов «с бородой, как у лангобарда» (т.е. с длинной, «лангобарды» с латыни – «длиннобородые»). Название прижилось, правда, уже на следующий год колхозники называли озеро проще – Амбарским.

Что же касается Музги – то слово это обозначает примерно то же, что и Канава или Промоина, и характеризует озеро как не самое глубокое и большое.

Сложнее обстоит дело с географическими координатами, каковых Паустовский не оставил, а в наши дни мало кто помнит, где Хотец, а где Тишь. Да и ландшафт изменился... Но если мы отойдём чуть-чуть на юг от вдохновивших писателя мест, наткнёмся в лугах на озеро, о котором помнят.

Скрипора

Оно имеет форму бумеранга и возникает неожиданно среди равнины, укрытое по берегам высокими травами и кустами шиповника. Наверно, поэтому как-то выбивается из «контекста» не только окружающего пейзажа, но и русского языка, ибо таких гидронимов в России больше нет, и никто не знает, откуда он появился.

Одни говорят, что вокруг была когда-то дубовая роща, которая на ветру так скрипела, что за то и назвали. Другие спорят: слово «скрипеть» тут ни при чём, здесь, мол, перекликались друг с другом часовые последнего рязанского князя Ивана Ивановича, когда он убежал из московского плена и засел в Шумаши. От слова «кликать» – и название. Интересно, что как первые, так и вторые ссылаются на неопровержимые факты. Но вот соотнести эти факты с озером Скрипорой напрямую получается с огромной натяжкой.

Больше верится, что это древнее мещёрское слово, обозначающее сакральное место. А все сакральные места, как известно, имеют свои примечательные особенности. В Скрипоре в одной песчаное дно, во всех остальных озёрах окской поймы дно илистое! А раз так, то и вода в ней чище, чем в остальных. А потому и купаться там приятнее, что хорошо знают жители Агра-Пустыни, ведь из этого села до озера ближе всего, стоит лишь проехать пару километров по луговой дороге в сторону Коростова.

Торф под ногами

Ну, а если ехать из Рязани в сторону Деулина, но после Ласкова не сворачивать налево, а продолжить путь прямо, дорога упрётся в посёлок Приозёрный (на советских картах он почему-то называется Красный). Справа от этого посёлка расположено урочище колоссальных размеров, исторически названное Красным болотом.

Собственно болотом оно является только с октября до морозов и с начала весны до середины мая. Летом по болоту можно ходить, хотя и частенько захватывает дух от того, как упруго проминается (читай – проваливается) под ногами покров из сухого мха. Площадь болота колоссальна – 396 га, а на снимке из космоса оно представляет собой почти правильный круг, в центре которого расположено почти круглое крупное озеро – Чёрное.

Две тысячи лет назад озером было всё болото – в те времена воды в Мещёре вообще было едва ли не больше, чем суши. Постепенно вдоль зарастающих берегов откладывался ил и образовывалась почва, на которой сегодня замечательно растут сосны. В сосновых лесах, окружающих болото, тут и там можно напороться на заросли ежевики.

Если же взять от Приозёрного севернее, то через торфоразработки можно выйти (но не выехать!) на озеро Поганое. Название его происходит отнюдь не от качества воды – она здесь торфяная, как и в большинстве рязанских озёр. По берегам озера селится цапля-поганка, красивая птица, надо сказать.

Берега Поганого озера плавучие, то есть, стоя на берегу, чувствуешь себя, будто стоишь прямо на водной зыби. Однако почва здесь хотя и феноменально мягкая, но крепкая, и даже упитанный рыбак легко может дойти до лодки по волнующемуся берегу...

Бывал ли именно здесь Константин Георгиевич – доподлинно неизвестно. Но Паустовский оставил больше описаний озёр нашего края, чем кто-либо. Так кому же доверять в гидрологическом ликбезе, как не ему?

МЕЖДУ ТЕМ: В деревне Клепиковского района Тюрвищи соединяются два из клепиковских озёр – Шагара и Иванковское. Именно в Шагаре, по рассказам старых лесников, любил купаться Юрий Гагарин, который каждый год приезжал в наш край поохотиться.
В лесу под Тюрвищами сохранился и так называемый «Гагаринский домик» и мостки, выступающие в воду на 25 метров, – всё было сделано к удовольствию первого космонавта.


Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции