Неудобный человек

12.07.2017 Описание

Вячеслав Коростылёв не умеет подстраиваться под чьё-либо руководящее мнение. Кажется, для него не существует середины, и если он во что-то верит – до последнего патрона будет отстреливаться в одиноком окопе. Ну а если ненавидит, то тоже – яростно, непримиримо…

И к нему нередко относятся так же: или любят и восхищаются, или терпеть не могут и покрываются алыми пятнами при одном упоминании его имени и фамилии.

Преждевременная точка

Уроженец Сасова и выпускник истфака Рязанского пединститута известен сегодня как учредитель, издатель и главный редактор журнала «Рязанский этнографический вестник», автор и руководитель проектов «Рязанская этнографическая энциклопедия» и «Антология музыкально-обрядового фольклора Рязанской области».

Ещё в 1995 году совместно с Институтом этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая РАН Коростылёв организовал и провёл в Рязани I Конгресс этнологов и антропологов России.

Он участвовал в 15 международных конференциях ЮНЕСКО по проблемам традиционной народной культуры. Стал автором нескольких книг по геральдике и историографии Рязанского края.

Одна из самых известных вех в его биографии – с 1982 по 2009 год работа в статусе директора Рязанского областного научно-методического центра народного творчества...

Даже если ограничиться вышеперечисленным, можно смело ставить точку. Ну разве что «прицепить» ещё абзац с традиционными поздравлениями и пожеланиями.

Но в случае с Коростылёвым такой «юбилейный рецепт» вряд ли возможен. Больно уж личность нестандартная, не вписывается в рекомендуемые лекала. Трещит на нём официальный костюмчик, по швам разъезжается…

Противительный союз

Уже в 30 лет он был инструктором обкома КПСС, на тот момент чуть ли не самым молодым в СССР. Завидное номенклатурное начало. С таким стартом вполне можно было рассчитывать на высокие карьерные вершины. И не рязанского, а всесоюзного масштаба. Но…

Надо сказать, что этот противительный союз всегда играл в жизни нашего героя чуть ли не решающую роль. Вот и успешная партийная биография об него споткнулась. Не буду вдаваться в подробности той давней истории. Скажу только, что определённые факты личной биографии инструктора обкома КПСС стали непреодолимым препятствием на пути дальнейшего продвижения по карьерной лестнице. Другого бы, не задумываясь, списали на должность вечного «директора банно-прачечного комбината». Был в СССР такой способ номенклатурной «казни» для проштрафившихся товарищей. Но Коростылёва ценили в самых высших сферах. И предложили выбор… Нужно было только пойти на компромисс. Чуть слукавить. Ничего страшного, тысячи шли на куда более значимые уступки.

А он не захотел. И спокойно, если не с радостью, принял должность руководителя Областного центра народного творчества. Многие «доброжелатели» тогда говорили: «Всё... Кончился Коростылёв…».

За культуру с топором

Коростылёва невозможно представить без рязанского пединститута середины 60-х. Без общаги на улице Полонского, где сегодня находится один из корпусов университета. Без лагеря «Полянка», без знаменитых институтских вечеров. Песни Галича, Окуджавы, Высоцкого, стихи Бродского, Мандельштама, Ахматовой... И, конечно, целина, стройотряды, мужское братство...

Для начальника областного стройотрядовского штаба, а потом и секретаря обкома ВЛКСМ Вячеслава Коростылёва в этом не было никакого противоречия. Потому что комсомол для него начинался не с докладов и торжественных рапортов, а с «комиссаров в пыльных шлемах», со светловской «Гренады», с запаха пота и настоящей мужской работы в стройотряде.

Он был первым главным режиссёром первого рязанского Дня города. Через пять лет после прихода Коростылёва Областной центр народного творчества был признан лучшим в стране. А в «бурные 90-е» почти месяц каждую ночь Вячеслав Васильевич брал в руки топор и выходил на дежурство к зданию родного учреждения – резной «табакерке» бывшего летнего дворянского собрания. Тогда один из известных рязанских начальников решил прибрать к рукам архитектурный памятник. Показалось ему, что развлекательный центр с рестораном и казино в нём будет гораздо рентабельней какого-то непонятного центра народного творчества.

Коростылёву было сделано соответствующее предложение, сулившее очень неплохие дивиденды. В ответ бывший стройотрядовец и комсомольский секретарь взял в руки топор и предупредил, что, пока жив, ни одна сволочь не переступит порога вверенного ему центра. Так и сказал, без всяких преувеличений. Конечно, в те времена оппоненты могли предъявить аргументы и повесомее топора. Но почему-то побоялись. Оставили в покое ненормального культурного деятеля.

Хранитель истории

Он всегда умудряется быть вне генеральной линии. Все захлёбываются государственно-одобренным пафосом по поводу очередной круглой даты, а он издаёт книжку «Мой отец – русский офицер». Минимум текста. Только фотографии. И никакого пафоса. Обычная биография военного времени. Но за каждым предложением так много, что хватило бы не на одну судьбу.

– Отец вернулся с войны в 20 лет, – рассказывал Вячеслав Васильевич. – Сегодня в этом возрасте жизнь только начинается. А у него на груди были два ордена и четыре боевых медали. Одна из них – за взятие Вены. Никогда не рассказывал о войне. Когда уж очень приставали с расспросами, отвечал: «Война – она и есть война, зачем о ней говорить?» После Победы остался служить в армии. Демобилизовался по хрущёвскому указу о сокращении. У нас в Сасове целая улица была таких же фронтовиков, которые оказались не нужны армии в начале 60-х. О пенсии и речи не было. Но они привыкли к тому, что ничего в этой жизни не даётся просто так. Привыкли жить и работать на пределе. Отец никогда не жаловался. Воспитал четверых детей достойными людьми. Вот только умер в 47 лет…

В завершение хочется снова вернуться к одному из главных детищ Вячеслава Васильевича – «Рязанскому этнографическому вестнику». Вот навскидку только несколько тем из тех, которые были исследованы этнографами с момента первого выхода издания в 1994 году по настоящее время. «Рязанское ополчение в Великой войне 1914-1918 годов», «Язык рязанского костюма», «Рязанский месяцеслов. Круглый год праздников, обрядов и обычаев рязанских крестьян», «Паломничество и странноприимство в Рязанском крае», «Музыкальный фольклор Рязанской области», «Рязанская глиняная игрушка», «Рязанские казаки» и ещё многие-многие другие... Надо ли говорить, что вклад этого человека в сохранение истории родного края переоценить невозможно?

КСТАТИ: 50 номеров журнала «Рязанский этнографический вестник» были представлены и пользовались немалым интересом на книжном фестивале «Красная площадь» в Москве в первых числах июня этого года. 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции