Давайте разберёмся с путаницей…

12.09.2017 16:04:00 Описание

«В Дашки Песочные доедем?» – приходится порой слышать вопрос в рязанских маршрутках. Иных при этих словах передёргивает, а другие ничего, понимают… И говорят: «Доедете». И всё потому, что с давних пор существует путаница в топонимах и Рязани, и её окрестностей.

«Дашки Песочные», конечно, потрепали немало нервов тем, кто любит Рязань. Потому что три деревни, изначально бывшие на месте этого района, назывались Песочнями: Дашковой, Шереметьевой и Черезовой.

Все три стояли на речке Песочне, получившей имя за песчаное дно, резко контрастирующее с окружающими глинистыми почвами. А сейчас от этой речки остались только пруды близ «Алины».

Интересно, что Шереметьева Песочня именовалась по-другому Большой, а Дашкова Песочня – Малой.

– Остаётся только удивляться тому, что весь городской район назван по самой маленькой из трёх деревень, – делится председатель топонимической комиссии Рязани Николай Булычев.  

Шереметьева Песочня начиналась в современном Кальном, охватывала улицу Тимуровцев и большую часть улицы Новосёлов и заканчивалась только в районе упомянутого ТЦ «Алина». Кстати, с селом Шереметьевым ничего общего, кроме названия (и, соответственно, барина) она не имела. Дашкова и Черезова Песочни также звались по имени землевладельцев. Ведь ещё Иван Грозный начал жаловать эти деревни, по кусочкам, за службу государеву. Ну, и к середине XIX века всё распределилось между тремя хозяевами.

Мало кто знает, что район Рязани давно уже официально зовётся просто Песочней, дабы не было путаницы в «междеревенском» разделении. Что же касается Дашково-, Шереметьево- и Черезово-, то сейчас они пишутся с Песочней именно так: на «о», через дефис.

Между тем, Дашками, как знают коренные рязанцы, называли две деревни совсем в другой стороне. Дашки первые превратились в наши дни в Дашки Военные, а Дашки вторые – это до сих пор деревня в Рязанском районе. И в старинных документах оба названия писали с буквы «Т» – Ташки – что возводят к татарскому слову «таш» – камень.

Но следы камней, за которые назвали Дашки когда-то, ныне совершенно теряются в земле…

Конищево или Галенчино?

То есть Канищево или Голенчино? Первое, вроде, от слова «конь», потому что отдыхала в окрестных лугах татарская конница.

А про второе рассказывали такую историю. Мол, Гаврила Рюмин, на тот момент уже разбивший резиденцию в одноимённой роще, пригласил в гости в эту резиденцию француза – то ли архитектора, то ли какого-то другого специалиста. А чтобы удивить визитёра, задумал расставить вдоль центральной аллеи скульптуры в греческом вкусе.

Только ни скульпторов, ни мрамора на Рязанщине в ту пору не водилось. Вот и поступил Рюмин гениально просто: выставил вдоль аллеи живых крепостных девок, обваленных в муке. Приехавший француз был настолько поражён, что выражал свой восторг на ломаном русском: «О, голенщино!»

Легенда, конечно, красивая, но неправдоподобная. Село это, основанное в XV веке, когда-то окружала дубовая роща, до сих пор сохранившаяся вокруг нынешней психиатрической больницы. Людям было логично селиться на месте, где деревьев не росло, – то есть «голом», и отсюда – Голенчино.

А Канищево, как сообщил Николай Булычев, изначально называлось Скорнищевым, ибо было «профессиональной слободой», подобно Рыбацкой или Гончарной слободам в Рязани. Лингвисты говорят, что язык тяготеет к упрощению, потому и редуцировалось со временем это название – сначала до Конищева, а уж потом, под влиянием диалектного аканья (характерного для речи рязанцев) – и до Канищева.

Голенчино исторически писали именно через «о», и никакое аканье на него впечатления не производило. Тоже закон языка: есть сложившееся написание – пользуйся!

Агро или Агра?

Ну а Аграпустынь? То есть Агро-Пустынь. Нет, Агропустынь. Или всё-таки Агра-Пустынь? На указателе написано одно, на картах – другое, в статьях и энциклопедиях – третье. Чему верить?

Прежде всего, происхождению: пустынь, действительно, Аграфенина. Князь Иоанн Васильевич, но не Грозный, а рязанский, праправнук полулегендарного Олега, женился на некоей Агриппине Бабич ровно через три года после того, как Колумб открыл Америку, – то бишь в 1495 году. Агриппина была женщина знатная: из рода друцких князей, с Полоцкой земли. Братья её выступали в оппозиции к Москве (с запада же происходили), и одного из них замучили в московской тюрьме, а другой бежал в Польшу и сделался там князем. А сама Агриппина (это на западный, литовский манер, по-русски же – Аграфена) воспитывала сына – будущего князя рязанского.

Причём с пятилетнего его, князя Иоанна Иоанновича, возраста поднимала сына одна: муж умер в 1500 году. Историческая версия утверждает, что именно в это время, то ли в скорби по супругу, то ли ради укрепления своего влияния Агриппина-Аграфена и основала под Переяславлем-Рязанским «пустынь» – маленький монастырь.

Другая версия говорит, что Аграфену насильно постригли в монахини в 1517 году. Стригли люди царя Василия III, которые и сына Аграфенина, Иоанна, увезли в Первопрестольную, где он 17 лет просидел в тюрьме, там же и умер, оставшись в истории последним рязанским князем. Но пустынь только подтверждает свой статус в свете этих событий: насильно остригли, заточили в келью... Со временем рядом стали селиться и другие подвижницы, возникло село.

А потом начался ХХ век со всеми его безумствами. Красные комиссары, во-первых, сократили название села до одного слова, во-вторых, поменяли в этом слове «а» на «о» – чтобы придать ещё некий аграрный оттенок смысла. Дорожный указатель «Агропустынь» можно наблюдать до сих пор, но, как подсказывают филологи, правильно всё-таки «Аграпустынь».

Что же касается раздельных вариантов написания Агра-Пустынь и Агро-Пустынь, они тоже не годятся: ну нет в русском языке слова «агра», равно и «агро». Нет слова – нет оснований отделять бессмысленную комбинацию из четырёх букв.

Свобода Льгова

Вот ещё пример – село Льгово под Рязанью. Основанное, по преданию, причисленным к лику святых князем Олегом (Рязанским), Льгово изначально, якобы, звалось Ольговым.

Но ни один лингвист не может объяснить, как и почему от «Ольгова» отвалилось «о». Зато ещё в XIX веке один из отцов-основателей русской истории как науки Иван Забелин провёл аналогию между Льговым и древнерусским словом «льга», корень которого мы до сих пор слышим в словах «льгота» или «лёгкость». А также в слове «нельзя», но уже с приставкой «не»... Чувствуете волнение первооткрывателя?

Льга – это по-древнерусски свобода! Свободами или слободами называли поселения за городской чертой, где селились люди мастеровые, свободные от уплаты налогов. Были в Рязани Рыбацкая, Гончарная, Затинная слободы – люди там работали на батюшку-государя, поставляли ему продукцию, а потому от налогов были «облегчены». Льгово – такая же слобода под Переяславлем-Рязанским, с которым было налажено отличное сообщение по Оке.

И в этом названии есть ирония: в 1925 году вместо Ольгова монастыря стала трудовая коммуна для детей. Потом в тех же стенах сменяли друг друга дом для престарелых и инвалидов, мужская колония общего режима, детский дом, мужская и женская колонии для неоднократно судимых, женская колония для впервые осуждённых. Наконец, в 1972 году приказом МВД СССР здесь была создана Рязанская воспитательно-трудовая колония, которая и поныне существует в селе, называемом в переводе на современный язык, – «Свобода».

КСТАТИ: В селе Канищеве есть улица Манчуга. Такое название – результат словотворчества местных жителей, ведь в начале ХХ века на этой улице поселился ветеран русско-японской войны, воевавший за власть России в Маньчжурии. Так его и прозвали – маньчжуром, то есть «манчугой», по-деревенски.

Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции