Великая аббревиатура

01.03.2017 Описание

Давайте начнём с аксиомы: органы безопасности были всегда. Думаю, и в эпоху неолита вождь племени Красных Утконосов поздно ночью беседовал у костра с совершенно неприметным гражданином в полинявшей, но очень аккуратной шкуре: «Уж вы, того, проследите, пожалуйста, за этим Хромоногим Оленем, уж больно разговорчив стал...»

«Странно, но «оступившись» ещё в 1988 году, свернув на «порочную дорожку» неформального сопротивления, я умудрился как-то избежать прямого общения с гэбэ. То есть не могу сказать, что органы мне всерьёз досаждали…» – писал в феврале 1992 года новоиспечённый редактор «Вечёрки» Вадим Михайлов. К моменту выхода статьи под длинным и довольно пафосным названием: «ВЧК – ГПУ – НКВД – МГБ – КГБ – АФБ: защитник? Соглядатай? Палач?» ныне легендарный рязанский журналист руководил «Вечерней Рязанью» всего два месяца. И даже знаменитый титул «главвреда» ещё не успел себе присвоить… Так что обращение к данной теме для Вадима Михайлова было не только определением принципиальной позиции на поле местных СМИ, но и довольно мужественным поступком. Не без гордости хочется отметить, что именно наша газета впервые в регионе заговорила о работе всемогущей спецслужбы неформальным языком. И позволила себе не только официально информировать читателя о деятельности местного подразделения КГБ, но и выражать собственное мнение по поводу истории и дня сегодняшнего (точнее тогдашнего) данной организации.

«На этой газетной полосе вы увидите списки жертв советских репрессий, ныне реабилитированных, – излагал информационный повод к публикации Вадим Михайлов. – Как всегда, принёс их в редакцию скромного вида мужчина в штатском: на улице такого повстречаешь – пройдёшь мимо, и ни в жизнь больше не вспомнишь…»

Сталинские щепки

Сначала о списках. В 1992 году появление этих мартирологов на страницах российской прессы было настоящей сенсацией. Напомним читателям, что частичная реабилитация была проведена ещё после ХХ съезда партии… Однако была она весьма непродолжительной, далеко не полной, и касалась исключительно лиц, незаконно репрессированных в 30-е и 40-е годы. То, что государство в лице АФБ (Агентства федеральной безопасности – первого преемника КГБ в новой России) взяло на себя обязанность провести, без всякого преувеличения, титаническую работу по восстановлению справедливости за весь советский период, лучше всяких громких заявлений говорило: время необратимо изменилось. Мы живём в другой стране.

Не могу не привести хотя бы одну фамилию из того первого списка, опубликованного в феврале 1992 года в нашей газете:

«Авдонина-Соина Ирина Ивановна, родилась в 1887 году в с. Борки Ерахтурского района Рязанской области. Русская, образование начальное, домохозяйка. Проживала в с. Нармушадь. Арестована 26 сентября 1937 года, по решению тройки УНКВД по Рязанской области от 28 октября 1937 года расстреляна 5 ноября 1937 года в Рязани. Реабилитирована по решению Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года…»

Далее ещё 13 фамилий… В то время у нас ещё сохранялась иллюзия, что репрессии в основном затрагивали командармов, маршалов, членов ЦК, деятелей культуры с громкими именами и фамилиями. А тут – совершенно обычные люди, с ничем не примечательными биографиями. В абсолютном большинстве – крестьяне. Те самые сталинские «щепки», которыми поддерживался огромный костёр «большого террора»... Из номера в номер «Вечёрка» публиковала эти списки, принесённые в редакцию «скромного вида мужчиной в штатском». В этом кажущемся однообразии, наверное, и был главный ужас и главное обвинение режима. Всем, кто сегодня пытается оправдать великого вождя и учителя и рассуждать об исторической необходимости ГУЛАГА, я настоятельно рекомендую время от времени эти списки перечитывать.

Собственный счёт

Публикацию Вадима Михайлова предварял эпиграф: «Комитет госбезопасности взял на себя работу по реабилитации репрессированных за 73 года Советской власти. Этой работы Комитету хватит ещё на 73 года…»

Правда, сама статья «главвреда» была посвящена данному процессу лишь отчасти. Скорее, это было выяснение личных отношений со всемогущим КГБ конца советской эпохи. Выяснение довольно субъективное и эмоциональное. Напомним, что в середине 80-х Вадим Михайлов был редактором газеты «СоДействие», которая по причинам своей открытой диссидентской позиции издавалась в Литве. Так что собственный счёт к «всемогущей конторе» у нашего коллеги, безусловно, был. Да и, согласитесь, странно было бы требовать объективности от человека, ещё недавно считавшегося чуть ли не идеологическим пропагандистом НТС – народно-трудового союза российских солидаристов (организации, созданной русскими эмигрантами после окончания Второй мировой войны).

«Не знаю, как кого, а меня вряд ли удовлетворит снятие Железного Феликса с постамента и Владимира Крючкова с должности (и того и другого на Лубянке), – писал «главвред» «Вечёрки» в феврале 1992 года. – Это всё опять так «по-совковски». Ну, переменили в очередной раз буковки в аббревиатуре, сделали пару-тройку ни к чему не обязывающих деклараций по телеящику… Вот, пожалуй, и всё покаяние. Не впечатляет. Более того, ничего не проясняет и абсолютно ни в чём не убеждает. От перемены мест слагаемых…»

Ввиду вышеизложенных причин простим Вадиму Михайлову излишний эмоциональный запал. Кроме того, читая эти строки сегодня, необходимо понимать, какое было время. К примеру, демократическая общественность тогда на полном серьёзе требовала поимённо назвать народу всех сотрудников КГБ. Оставим в стороне полную профессиональную абсурдность подобных пожеланий… Интересно другое. Те немногие сведения, попавшие в начале 90-х на страницы газет, породили в рядах демократов жуткие скандалы и выяснения отношений, вплоть до самого обывательского мордобоя. Можно себе представить, что бы началось в обществе, если бы их пожелание было исполнено в полном объёме…

Символы эпохи

Что же касается аббревиатуры, позволю себе не согласиться с легендарным «главвредом». На самом деле КГБ было великим брендом советской эпохи. То немногое, что знали об СССР на Западе, можно было свести к трём-четырём словам: «водка», «матрёшка», «икра» и всемогущее «кэй джи би». И ещё неизвестно, какой из этих символов стоял на первом месте. Так что переименование «хозяйства» на Лубянской площади на самом деле было знаком окончания эпохи.

И ещё кое-что, о чём сегодня заставляет задуматься та давняя статья Вадима Михайлова. Сегодня уже понятно, что нельзя оценивать работу спецслужб с позиции, хорошие они и нужные или плохие и ненужные... Так же, как нельзя требовать полной открытости в этой работе, изначально построенной на секретности. Давайте сойдёмся на том, что она необходима. В любом государстве. Даже в самом демократичном. И методы этой работы, полагаю, в разные времена мало чем отличаются. Вопрос сотрудничества – дело совести каждого отдельно взятого гражданина. И этот выбор существовал во все времена и при любом государственном строе…

ЦИТАТА: Владимир Высоцкий:
И будут веселы они или угрюмы,
И будут в роли злых шутов иль добрых судей,
Но нам предложат деревянные костюмы,
Люди, люди...

Нам даже могут предложить и закурить.
– Ах! – вспомнят, – вы ведь долго не курили.
Да вы ещё не начинали жить... –
Ну а потом предложат: или-или.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции