Судьба подводника

16.12.2018 22:40:00 Описание
17 декабря день рождения празднует отечественный атомный подводный флот… В этот день 1958 года был подписан акт о передаче Военно-морскому флоту первой в истории советской атомной подводной лодки. По прошествии 60 лет в числе прочих поздравления с этой датой принимает и герой нашей публикации, член Рязанской региональной общественной организации «Союз моряков-подводников» Виталий Карапетров.

Хотя Новомичуринск, где Виталий Иванович живёт сейчас, далеко от Камчатки, где ему довелось служить, море всегда в душе нашего героя – ведь подводному флоту было отдано без малого двадцать семь с половиной лет.

Встреча с Виталием Ивановичем – подарок для журналиста: его удивительно легко слушать, а уж рассказчик из него великолепный, тем более, что рассказать, есть о чем. Судьба подводника напоминает приключенческий роман, в котором есть место и дальним путешествиям, и любви, и авантюрам…
  

В армию попросился сам


О том, что он свяжет свою жизнь с подводным флотом, Виталий Карапетров никогда не думал. Уроженец Караганды, он окончил местный горный техникум и работал на шахте, как и все его родные. В забои, правда, Виталий Иванович не ходил – трудился начальником электровозного гаража. В подчинении у юноши было 70 человек! Начальство молодого сотрудника ценило – по первому требованию выделило ему квартиру, и даже предлагало «отмазать» от армии, когда пришла повестка. Однако, в армию Виталий напросился сам – тогда, в 20 лет, она казалась настоящей школой жизни и мерилом его самостоятельности. В ракетные войска, куда его направили по повестке, Виталий Карапетров, ехал как на праздник.
  
– Мне всё нравилось. Отец купил новый рюкзак, положил туда шесть палок сервелата. У меня никогда не было сапог – мне купили новые сапоги, а ещё – новую телогрейку, которой у меня до армии тоже не было. В дорогу я надел любимый свитер…, – вспоминает Виталий Иванович.
  
До ракетных войск Виталий не доехал – на поезд, который должен был отвезти его туда, он опоздал. На соседнем же пути стоял эшелон, ехавший на Тихоокеанский флот. Сел в него: не возвращаться же домой, простившись с мечтой о самостоятельности. Ехать пришлось долго – на пути во Владивосток Виталий повидал полстраны...
  
Во Владивостоке началось распределение по родам войск. «Покупатели», как называли новобранцы представителей войсковых частей, приезжали ночью – приходилось подолгу стоять на плацу, чтобы узнать, куда отправят служить на целых три года. Возможно тогда, во время этих ночных бдений, и родилась у Виталия и его друга Геннадия, идея записаться туда, где служат поменьше – в морскую авиацию или в стройбат на остров Русский.
  
– Представители войсковых частей зачитывали длинный список, люди выходили из строя, а потом всех везли в нужный пункт. Мы решили тоже выйти – авось не заметят. Однако на стройбате нас отсекли уже на посадке в автобус – нас не было в списках. А когда мы решили записаться в авиацию, то довезли до аэродрома, и там всё равно обнаружили, что мы приехали не по адресу, – улыбается Виталий Карапетров.
  
После двух неудачных попыток друзья представили выбор службы воле случая. И тот не заставил себя ждать. Парню предложили пойти служить на подводный флот. Да не абы куда, а на одну из новых лодок, которые только начали выпускать в Советском Союзе – второе поколение с крылатыми ракетами проекта 675…
  

Корабль по имени Тамара


Причины, на то, чтобы не согласиться с решением начальства, у Виталия Карапетрова были – он с детства боялся замкнутых пространств. Чтобы развеять сомнения новобранца, начальство пошло на хитрость. Ему рассказали, как-де просторно на лодке, и Виталий поверил. Сейчас, возвращаясь в те времена, он только смеётся – старшина, убеждавший его, что на лодке светло, будто в комнате, и сам, как оказалось, ни разу в жизни не видел корабля...
  
Первому выходу в море предшествовала долгая учёба. Кроме школы во Владивостоке, были также школа подводников в Эстонии, и стажировка в Приморье, где наш герой впервые увидел лодки проекта 675 в работе. Свою же лодку он увидел в первый раз ещё в доке завода в Комсомольске-на-Амуре – она стояла в одном из цехов.
  
– Сначала мы изучали лодку, затем стали на ней нести вахту, хотя она и была ещё в работе. Заводчане нас за это недолюбливали – мы им сильно мешали…
  
День, когда их корабль вышел из дока, моряк и сегодня вспоминает с теплотой – лодку экипаж называл между собой «Тамарой» – по имени девушки, которая по традиции разбила бутылку о борт.
  
– Но в первый раз бутылка не разбилась – корпус был прорезиненным и стекло отскочило. Пришлось разбить её о монорельс, который расположен на палубе – за него цепляются, чтобы не соскочить в воду, – продолжает рассказ Виталий Карапетров.
  
Выход с завода ещё не означал начала боевой службы. Лодке предстояла достройка, а затем – различные испытания. Последние не обходились без подчас опасных курьёзов, возникающих по вине гражданских лиц, которых иной раз на лодке бывали сотни! Уследить за всеми было просто невозможно. Так, по вине одного из специалистов, заснувшего в отсеке с сигаретой, на лодке чуть не произошёл пожар... К счастью, обошлось без жертв.
  
Одним из заключительных этапов работы с лодкой перед её выходом на службу, была покраска. В отличие от надводной части, которая обычно окрашена в нейтральные цвета, внутри царило буйство красок…

– У нас центральный пункт был розовый, реакторный отсек – голубым, ракетный – зеленым. Все оборудование было покрашено жёлтым – он почему-то называется «слоновой костью». Вся мебель на лодке была металлической, и была привинчена к полу. Смотрю сегодня, например, сериал «Горюнов» (российский телесериал о подводниках с Максимом Авериным в главной роли – Ред.) – и диву даюсь: откуда они что там берут? Так порой нафантазируют… И с действительностью это не имеет ничего общего…, – удивляется мой собеседник.

На своей «Тамаре» Виталий Карапетров прослужил 16 лет. В его ведении находились приборы реакторного отсека, а в подчинении были два мичмана. Довелось испытать всякое – и погружаться на экстремально большую глубину по вине нерадивого матроса, который решил таким образом отомстить своему обидчику, и даже тушить пожар, в котором погибли два члена экипажа. Но что бы ни случалось, лодка всегда возвращалась к месту службы – на Камчатку. Камчатка за эти годы стала родной и для Виталия Карапетрова. Сюда же он привез и свою семью.
  

Уметь ценить всё хорошее…


Когда Виталия Карапетрова призвали в армию, у него была девушка, но время и расстояние сыграли свою роль – возлюбленная моряка не дождалась, и вышла замуж за другого. Брат познакомил Виталия с подругой своей жены – завязалась переписка, которая переросла в роман, завершившийся свадьбой. Вместе с супругом Елена отправилась покорять Камчатку…

Здесь молодой семье довелось столкнуться с разными трудностями, но они всё выдержали. И хоть отдельную квартиру им выделили далеко не сразу, супруги произвели на свет замечательных сына и дочь, и поставили их на ноги. Сын Виталия Ивановича пошёл по стопам отца – стал подводником.
  
Службу на подводной лодке Виталий Карапетров завершил в 1985 году – слишком мало здесь оставалось его сверстников к тому времени, да и опыт появился, который можно было передавать молодёжи. Поэтому перевёлся в учебный центр. В 1997-ом Виталий Иванович уволился с флота в ранге старшего мичмана, и сейчас находится на заслуженном отдыхе. Отвечая на мой вопрос, не жалеет ли он о выборе жизненного пути, он снова улыбается...

– Море подарило мне знакомства с разными людьми, по которым я скучаю и сегодня. Да и с женой мы могли бы не встретиться, если бы не флот. Надо ценить, то, что было, и что у тебя есть. Эту истину я усвоил в полной мере...

Использованы фото из личного архива Виталия Карапетрова 
Автор: Наталья Бирюкова
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции