Прощание с нулями

29.01.2018 09:37:00 Описание

20 лет назад, в январе 1998 года, российское правительство провело деноминацию. Рублёвый номинал сократился на три нуля. О том, как это было, повествует наша рубрика «Из архива «Вечёрки»…

Деноминацию в России традиционно приравнивают к стихийному бедствию. Впрочем, два десятка лет назад произошло исключение из правил.

«Уже в начале года стало ясно, что разъяснительная работа, которая была проведена Центробанком через средства массовой информации и самими журналистами, принесла свои плоды, и в настоящее время деноминация не волнует даже самых впечатлительных граждан», – писала в статье «Время учиться считать копейки» корреспондент «Вечёрки» образца 1998 года Галина Николаева.

На деле сенсация присутствовала, и как это ни парадоксально звучит, состояла она именно в отсутствии сенсационных новостей. Едва ли не впервые власть поступила уважительно по отношению к своим гражданам. С деноминацией не подкрадывались на цыпочках, а объявили о ней за полгода. Почти честно рассказали о причинах и последствиях. Дали народу обсудить предстоящее сокращение нулей на банкнотах, и лишь потом приступили к реализации намеченного финансового оздоровления экономики. И ещё одно важное обстоятельство. Учитывая негативный опыт с трёхдневным обменом 50- и 100-рублёвых купюр в СССР в 1991 году, обмен неденоминированных денег на этот раз проходил постепенно, вплоть до конца 2002 года.

«Рязанцы, которые стали расплачиваться новыми деньгами 2-4 января, видимо, чувствовали себя первопроходцами, – продолжала делиться своими впечатлениями от деноминации наша коллега. – Новые купюры и монеты вызывали у продавцов не только явный интерес, но и сомнение. Например, на рязанском рынке покупатель, захотевший расплатиться за дублёнку новыми купюрами, ушёл ни с чем. Во многих киосках отказывались принимать новые банкноты и монеты…» 

Недолго музыка играла

Думаем, сегодняшнему читателю надо более подробно напомнить, что же всё-таки произошло с нашими деньгами двадцать лет назад. Начнём с того, что к началу 1998 года большинство российских граждан были рублёвыми миллионерами. Именно в то время популярность приобрела старая одесская песня: «Ах, лимончики, мои лимончики…». Помню, как примерно за год до этого ваш покорный был приятно удивлён, когда его месячный доход дорос до двух миллионов… Другое дело, что покупательная способность этих купюр падала примерно с той же стремительностью, с какой росло количество нулей на банкнотах.

Однако, как пелось в другой популярной одесской песне: «Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал». Это я к тому, что похвастаться миллионными заработками можно было лишь в течение двух-трёх лет. Уже 4 августа 1997 года вышел указ Бориса Ельцина «Об изменении нарицательной стоимости денежных знаков и масштаба цен». Обмен начался с 1 января 1998 года с коэффициентом 1000:1, то есть одному новому рублю соответствовали 1000 старых образца 1993 и 1995 годов.

ЦИФРЫ: Сегодня экономисты считают, что наиболее успешной денежной реформой СССР была деноминация 1947 года. Розничные цены тогда упали на 17%, рыночные – снизились больше, чем в три раза. После обмена денег при зарплате в 500-1000 рублей килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, гречки – 12 рублей, сахара – 15 рублей, подсолнечного масла – 30 рублей. Литр молока стоил 3-4 рубля, десяток яиц – 12-16, бутылка пива – 7 рублей, пол-литровая бутылка водки – 60 рублей. 

Возвращённая мелочь

«Любопытные эпизоды можно было наблюдать в эти дни в банках и магазинах, – продолжала свои «денежные хроники» Галина Николаева. – Женщине выдают в сберкассе новые банкноты и монеты, она бумажные купюры берёт, а на мелочь, монеты достоинством в 5 рублей, машет рукой, и собирается уходить. Ей строго говорят: «Это же пять тысяч, что же вы их за деньги не считаете?!» Женщина охнула и монетку сразу в руки: «А я и забыла, что это немалые деньги!»

Интересно, что прямой обмен мелочи старого образца на новую в банковских организациях был запрещён. То есть нажиться на медяках, как во время «хрущёвской» денежной реформы, было бы затруднительно. А такие попытки имели место…

«Один гражданин принёс в сберкассу довольно увесистый мешочек со «старой» мелочью, – писала корреспондент «ВР». – Он собирал различные монетки аж с 60-х годов. И вот теперь захотел обменять на новые деньги. Но обмен не состоялся. Ему сказали: «Мы обмен старых денег на новые не производим. Открывайте вклад – возьмём всю мелочь». Необходимо учитывать, что деноминации и обмен денег – не одно и то же…»

МЕЖДУ ТЕМ: Именно с января 1998-го были введены в оборот монеты номиналом в 1, 5, 10 и 50 копеек с изображением Георгия Победоносца, а также монеты номиналом в 1, 2 и 5 рублей с изображением двуглавого орла, которыми мы пользуемся и по сей день. 

Победа над бартером

Нужно отметить, что сегодня есть как минимум две версии причин деноминации 1998 года. Первая – официальная: упрощение системы расчётов. Рассчитываться купюрами и монетами меньшего номинала намного проще как гражданам, так и организациям. Кроме того, деноминация должна была привести к поднятию престижа рубля по отношению к доллару. К слову сказать, в тот период за обмен рублей на доллары взималась комиссия в размере 0,5%.

Приверженцы другой версии считают, что денежная реформа двадцатилетней давности была в первую очередь связана с попыткой устранить последствия галопирующей инфляции. Кроме того, к 1998 году примерно 40% денежной массы находилось в теневом обращении. То есть в бюджет не поступали налоги… В процессе деноминации нелегальные заработки неизбежно «всплывали».

Ну и наконец, с увеличением денежного оборота правительство надеялось окончательно победить бартерную систему расчётов, которая была очень популярна в российской экономике с начала 90-х годов прошлого столетия.

Был ещё один немаловажный нюанс, относящийся скорее к сфере государственного престижа. Произошёл возврат к привычной денежной системе. В платёжный оборот вернулась копейка, что в какой-то степени означало стабилизацию не только финансовой, но и социальной обстановки в стране.

Воспоминания бывших миллионеров

«Наверное, непросто будет первое время жить в двух «денежных измерениях», – делилась своими размышлениями корреспондент «ВР» 1998 года Галина Николаева. – В голове пока «тысячи», а нужно оперировать «рублями» и «копейками». Цены без трёх нулей кажутся просто мизерными. Хорошо, что рядом стоит «старая» цена. Иначе в один день можно было бы всю зарплату растратить. Кстати, к ней тоже нужно заново привыкать, чтобы обидной не казалась. Некоторые советуют хранить «старые» и «новые» купюры в разных отделениях кошелька. И расплачиваться или теми, или другими. До тех пор, пока не привыкнем, во всяком случае. И покупки тоже пока лучше сократить до минимума. Ведь «старые» деньги очень скоро выйдут из оборота…»

На самом деле к «новым» деньгам мы привыкли довольно быстро. Правда, приятные воспоминания о своём недолгом миллионерстве остались у меня и многих моих знакомых до сегодняшнего дня.

Ну а если говорить серьёзно, теперь в СМИ уже активно обсуждают вероятность новой деноминации, причём не только журналисты, но и финансовые аналитики. Не исключаю, что последние имеют для этого достаточно веские основания, не знаю… Только у меня сразу всплывает в памяти афоризм, приписываемый древним китайцам: «Не дай нам Бог жить в эпоху перемен!». От себя хочется к этому добавить: и финансовых в том числе…


КСТАТИ:
Деноминация 1998-го стала для нас далеко не самой запоминающейся. В первую очередь, потому что уже в августе того же года грянул финансовый кризис…

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции