По дороге из Рязани в Первопрестольную…

03.11.2018 12:15:00 Описание

Кто ездит из Рязани в Москву, причём хоть авто-, хоть железнодорожным транспортом – всякий раз видит и географические названия: Высокое, Дивово, Срезнево, Слёмы... Здешние места – ворота Рязанщины. Но что означают эти топонимы? Автор рубрики «История» Дмитрий Бантле попробует дать ответ на этот вопрос…

Село Срезнево – последнее на автомобильном выезде из Рязанской области – говорят, изначально было Среднево. Дескать, стоит оно на средине – вот только чего?

Ну, как обычно: шли татары, стали тремя станами: один на высоком месте – там теперь село Высокое, другой – в низине, там нынче Носово, что в Московской области. А третий расположился посередине, там-то и стало Среднево, то есть Срезнево.

Но позвольте, восклицают оппоненты, а как же быть с таким русским словом, как «срезень»?! Это, по Далю, между прочим, – стрела. Этимология тут ясна: срезал с дерева прут, заточил – вот и срезень. Но почему тогда второе значение этого слова – бойкий человек, шутник? Не потому ли, что другим словом – северьга (тоже «бойкий человек, озорник»), обозначенным в словаре как чисто деулинское, тоже называли... стрелу? Да не простую, а такую, которая в полёте крутилась (бойко себя вела) – такая была конструкция!

Если в Срезневе и срезали какие-либо стрелы, то они (эти стрелы) могут иметь отношение к противостоянию рязанских и московских князей. Из села оружие могло поставляться на границу двух княжеств – в Коломну. При князьях именно этот город был воротами Рязанщины. Но и Орда хаживала в этих местах – в 1378 году, например, когда случилась битва на Воже…

Забытая усадьба

На выезде из Срезнева есть ничем не обозначенный поворот – а он, меж тем, на дороге в никому не ведомое Глебково! Это село стоит в стороне от московской трассы, однако может похвастаться настоящей усадьбой. Да не простой, а до сих пор не внесённой ни в какие государственные реестры!

Это усадьба помещиков Лихониных, принадлежащая ныне конезаводу. Интересно, что первый из этих Лихониных, начавший строительство родового гнезда под закат царствования Екатерины, в бурные 1790-е, прославился переводами так называемых «немцев», публиковавшихся в столичных журналах. Переводил, поговаривают, стихи.

Дочь его, Наталья, вышла замуж за Александра Дубовицкого, основателя секты «скопцов духовных» и владельца Дядькова и Стенькина под Рязанью, о котором «Вечёрка» уже писала. Но усадьба передавалась по наследству «по жениной линии», то есть в роду Лихониных, которые под конец XIX века и открыли конезавод, впоследствии национализированный большевиками и вполне самостоятельный ныне.

Так что поедете кататься на лошадках – обратите внимание, где помещики жили.

Высота положения

Ну, а что же собственно Высокое – единственное большое село непосредственно на трассе до Москвы в Рязанской области? Правда, что ли, татарский стан?

Краеведы придерживаются прямо противоположного мнения. Во время битвы на Воже в 1378 году Дмитрий Донской наблюдал отсюда – так как место удобное, возвышенное, в чём легко убеждается всякий проезжающий через Высокое по трассе, – за передвижениями своих войск. А татары стояли на противоположном берегу Вожи.

Впрочем, существует и мнение, что на этом месте устроили победный пир, а за столом сидели гости высокие – оттого и село стало Высоким. Впоследствии оно разрослось и поглотило соседние Глебовские Выселки, или Губановку (из Глебова на выселки отправлял народ некий барин Губанов). А краевед Арсен Бабурин утверждает, что выселки отграничивал от Высокого ручей с великолепным названием – Триботинка. Он течёт и сейчас.

Между прочим, Богословская церковь в Высоком упоминается ещё в документах от 1676 года, то есть она – одна из старейших каменных церквей во всей области. Её и сейчас законодательно запрещено как-либо перестраивать. Ибо возвели её монахи одноимённой обители из Пощупова. Не одни, конечно, а с помощью местных крестьян, «приписанных», как тогда говорилось, к пощуповскому монастырю.

Из монастырских крестьян села Высокого вышло и его знаменитое купечество. В XIX веке движение по тракту из Рязани в Москву становилось всё оживлённее, и местные крестьяне забогатели на продаже проезжающим мёда. Его тут вырабатывали в изобилии благодаря пойменным лугам Вожи – кладези медоносов. А после Октябрьской революции именно в Высоком оказались самые, простите за тавтологию, высокие показатели по раскулачиванию. Уж очень зажиточно жили местные…

Дивное место

Но что это мы всё про «автобусный» выезд? Сядем на элекричку, и вскоре после станции Рыбное услышим такое название – Дивово.

Но никто никогда не называл это место дивным, просто владел им полковник Дивов, потомок французского авантюриста Девоша. В своей усадьбе построил он настоящий минарет – его, правда, из электрички не видно. По легенде – для турчанки, пленённой им и привезённой в родовое имение. Рассказывали, мол, турчанка, не желавшая становиться помещичьей женой, бросилась с минарета. Но Дивов, страстный любитель лошадей, послал за лекарем своего лучшего жеребца, и благодаря своевременно оказанной помощи пленнице спасли жизнь. Потому-то, гласит легенда, в Дивове теперь институт коневодства; а сам минарет (в отличие от канувшей в Лету усадьбы) можно увидеть до сих пор.

Но это всё же больше сказка, нежели быль… На самом же деле Дивов, побывав раз в жизни в Константинополе, был так впечатлён тамошней архитектурой, что захотел воспроизвести у себя в усадьбе нечто подобное. Интересно, что похожие на минареты башни есть и в коломенских монастырях, особенно – в том, какой можно лицезреть из электрички, подъезжая к Голутвину. Это Богоявленский Старо-Голутвин монастырь, и уж не рука ли одного мастера коснулась и его стен, и дивовского поместья? Ведь фамилия этого мастера так никогда нигде не была записана...

Оборонная обитель

Правда, основание Старо-Голутвина монастыря приходится на XIV век, когда зодчим было не до изысков в архитектуре – хватило бы материала (а камня на Руси никогда много не было). Монастырь входил в оборонительный пояс вокруг Москвы, который почти за 200 лет до появления крепостей Засечной черты охватывал столицу, как щитом закрывая её от шальных татарских отрядов. Ведь монахи того времени умели держать в руках не только книги и лампады, но и оружие; да и отлично им владели – вспомните Пересвета и Ослябю!

Основателем монастыря считают ученика Сергия Радонежского – Григория Голутвинского, епископа Коломны, всего учредившего в ней четыре монастыря. А сам Сергий в Старо-Голутвином монастыре бывал, и даже указал монахам место, где рыть колодец: копнули – из-под земли сама забила артезианская струя. Колодец почитался целебным вплоть до середины ХХ века, когда советская власть благополучно его засыпала…

Пограничная станция

А платформа Слёмы, после которой начинается Московская область на железнодорожном пути? Вот настоящая загадка! Во-первых, деревни такой нет: есть только несколько садовых товариществ да близлежащее село Ивашково. Во-вторых, что это за слово такое – слёмы? От «соломы», что ли?

И да, и нет! Ведь слёмы – это всего-то навсего «бугры», «шлёмы», как говорят в рязанской деревне и о головном уборе мотоциклистов. Этому слову родственно и «холм», и «слемя» – центральная перекладина, конёк крыши, а в старославянском – бревно! От этого «слемени» и «солома». Получается, что было время, когда одним и тем же словом называли соломинку и бревно!


Но время это осталось за границами описанной истории. А вот Слёмы – в пределах Рязанской области! Взять немного на северо-запад от железнодорожной платформы, тут-то и перейдёшь границу двух областей…

Использованы фото rybnoe.net, dostoyanie.info

Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции