Всепобеждающая пауза

08.10.2018 14:57:00 Описание

На прошлой неделе не стало Романа Карцева. Он играл мудрых евреев, бюрократов, язвительных стариков, футбольных болельщиков, алкоголиков на производстве и нищих на паперти. Он любил их всех… Без исключения. Потому что талант артиста всегда питается любовью. Ко всем, вне зависимости от национальности, социального статуса и вероисповедания. «Реплика» обозревателя «ВР» Михаила Колкера 

Поначалу их было трое. Роман Карцев, Виктор Ильченко и Михаил Жванецкий. Трое талантливых одесситов, прошедших школу гениального Аркадия Райкина и ставших самостоятельным творческим организмом. Потом ушёл из жизни Виктор Ильченко. До обидного рано и внезапно… В день его смерти был назначен спектакль. И зал был полон, хотя каждый зритель понимал: спектакля не будет… Но спектакль всё же состоялся! На сцену вышел бледный как полотно Карцев и посвятил выступление памяти друга. И играл весь спектакль один. За двоих. Я был на этом спектакле.

Мне повезло – я видел «живьём» Фаину Раневскую и Иннокентия Смоктуновского, Владимира Высоцкого и Андрея Миронова. И всё же тот давний спектакль навсегда остался одним из самых сильных театральных потрясений. Потому что на моих глазах актёр Роман Карцев наглядно доказал: перед талантом и любовью бессильна даже смерть!

Он удивительно умел «держать паузу». В одном из спектаклей просто выходил на сцену и молчал. Внимательно разглядывал зрителей. И молчал. Минуту, две, пять… В зале сначала смущённо хмыкали, потом начинали неуверенно смеяться, потом хохотать, а потом вновь замолкали, но уже по-другому.

Молчали вместе с артистом… Только после этого он начинал свой монолог.

Так красноречиво молчать на сцене мог только его учитель – Аркадий Райкин.

Когда Роман Карцев появлялся перед публикой, все могли быть уверены, пошлости не будет. А будет монолог о чём-то самом сокровенном. В этих его «раках по пять рублей и по три рубля» было гораздо больше о нашей жизни, чем в иных мудрёных философских трактатах. В век всеобщего «опетросянивания» так важно, чтобы кто-то внимательно и не торопясь вглядывался в наши глаза и души...

Он ушёл, но как настоящий артист навсегда остался со своим зрителем. В словах и в интонациях, которые мы ещё долго будем вспоминать в наши самые трудные минуты. Вспоминать – и улыбаться, несмотря ни на что. Занавес! 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции