Мысли после праздника

07.10.2017 Описание

Спросите у любого, какой главный праздник в нашей стране в первую неделю октября? Вам ответят: конечно, День учителя.

В первых числах месяца у нас традиционно некуда деваться от школьной тематики...

Сразу по двум-трём телеканалам идёт фильм «Доживём до понедельника», а ещё по паре – «Розыгрыш»...

Впрочем, мне сегодня больше хочется поговорить не о самой торжественной дате, тем паче что она уже миновала, а о профессии школьного преподавателя. О мифах и реальности её советского прошлого. Ну и о нынешних реалиях, разумеется.

Круглосуточная зарплата

– Я постоянно слышу, что советский учитель, якобы, получал достойную зарплату! – возмущается педагог рязанской средней школы Елена Дягилева. – Интересно, что даже мои коллеги, отработавшие в школе не один десяток лет, удивительным образом попали в плен этого заблуждения. Уважаемые, для тех, кто забыл, напоминаю. Я пришла в школу в начале 80-х, после окончания рязанского пединститута. На тот момент по тарифной сетке педагог с высшим образованием со стажем до пяти лет получал 80 рублей в месяц. После пяти и до десяти лет стажа – 90 рублей. От десяти до четверти века – 100 рублей. Ну и ветераны с более длительным стажем могли зарабатывать ежемесячно аж по 137 рублей... Если кто-то сомневается, могу показать сохранившиеся у меня документы ОБЛОНО (областной отдел народного образования – Авт.). Конечно, чтобы как-то заработать, брали любую нагрузку. Я, например, сразу была назначена классным руководителем, вела «продлёнку». Ну и часов набирала, сколько могла. В итоге у меня выходило примерно 120 рублей. Но это означало работу практически с утра и до ночи. Если прибавить к этому ещё и проверку тетрадей, и подготовку к занятиям – считай, круглосуточную…

Автор этих строк вырос в семье педагогов. Так что всё, о чём рассказывает Елена Александровна, мне знакомо не понаслышке. Однако библейская истина «не хлебом единым...» как нельзя лучше подходит именно к профессии учителя. Так было во времена СССР, когда педагоги получали, в большинстве своём, сущие копейки. Так остаётся и сегодня. Хотя кое-что всё же переменилось…

Партийные чулки

– Когда я работал инструктором касимовского райкома партии, мне дали задание: сообщить известной сельской учительнице, что её хотят направить в качестве почётного гостя на XXIV съезд КПСС, – вспоминает рязанский пенсионер Николай Гаврищенко. – Приехал я в село Токарево. Прихожу в школу, к директору. Та, естественно, вся в счастье... Говорит, конечно, кого же, как не Валентину Александровну на съезд отправлять? Мол, она у нас – самый уважаемый человек, всё село к ней за советами приходит. По всем вопросам. Сейчас я её приглашу в кабинет... И убегает. Жду её пять минут, десять, пятнадцать… Наконец, директор возвращается, и вид у неё, мягко говоря, растерянный. Говорит мне: знаете, вы лучше сами с ней побеседуйте. Сейчас урок закончится, и идите прямо в класс. Ну что ж делать, прихожу… Только поздоровался и представился, а Валентина Александровна – сразу в слёзы. Не поеду я на съезд, так в райкоме и доложите. Почему? А она только плачет… Вернулся к директору, говорю: объясните, в чём дело? Оказалось, что у уважаемого учителя – всего одно приличное платье, в котором она на занятия ходит. А последняя целая пара чулок как раз сегодня порвалась. Вот такая ситуация… Доложил я об этом начальству. В общем, Валентина Александровна на съезд, конечно, поехала. На бюро райкома приняли решение выделить ей средства на покупку или пошив платья, а райисполком выплатил премию на остальные необходимые покупки.

Согласитесь, парадоксальная ситуация. Профессия учителя в Стране Советов, безусловно, пользовалась уважением. Особенно в районных центрах и деревнях. Здесь педагог считался непререкаемым арбитром в семейных спорах. Его в обязательном порядке приглашали на все свадьбы и прочие семейные торжества. И в то же время учителю приходилось скрывать своё бедственное положение…

– Да, учителям выделяли земельные участки, привозили им дрова и комбикорм, – продолжает свой рассказ Николай Гаврищенко. – Но заниматься домашним хозяйством им было просто некогда. Хорошо, если учительница была молодой, и вовремя замуж выходила за местного. А вот та же Валентина Александровна в Токарево приехала сразу после войны. Мужчин в селе тогда практически не было. Так и осталась одинокой. Вся жизнь прошла в школе...

Гендерные вопросы

Престиж профессии в какой-то мере компенсировал материальные сложности. Хотя как раз от этих самых сложностей происходил и дефицит мужских педагогических кадров. Обычная картина: военрук, физрук, трудовик, ну ещё иногда физик или математик… Три-четыре мужчины на весь педагогический коллектив.

– А сегодня мужчин в школе ещё меньше, – говорит уже знакомая нам Елена Дягилева. – Люди после вузов больше не связаны по рукам и ногам распределением. Выбор есть – и мужчины с педагогическим дипломом нередко предпочитают идти куда угодно, только не в школу.

Между тем, в довоенные годы профессия учителя считалась преимущественно мужской. Да и после Великой Отечественной, несмотря на общую нехватку мужиков в городах и сёлах, учителей-мужчин всё же было немало.

Сегодня проще всего было бы объяснить гендерную проблему в педагогике скромными зарплатами.

Но, мне кажется, что дело не только в финансовой составляющей. Общая девальвация профессии, прежде всего, отталкивает от неё именно мужчин. Какие бы дифирамбы ни пели педагогам в день их профессионального праздника и сколько бы раз ни показывали по телевизору «Доживём до понедельника», сути дела это не меняет. В представлении немалого количества наших сограждан мужчина, который работает школьным учителем, – это неудачник, заслуживающий в лучшем случае сочувствия. Вы вправе спорить со мной и можете привести мне в пример мужчин-учителей, которых уважают их коллеги и ученики. Но вы уверены, что точно так же все относятся к ним в кругу их знакомых, наконец, в семейном кругу?

И вот ведь парадокс! На протяжении последних трёх лет на Всероссийском конкурсе «Учитель года» победу праздновали именно мужчины! В 2015 году – преподаватель истории и обществознания из Самарской области Сергей Кочережко. В 2016-м – учитель русского языка и литературы из Краснодарского края Александр Шагалов. Наконец, в этом году – снова преподаватель истории, Илья Демаков из Санкт-Петербурга.

Государство будто бы даёт понять мужчинам: вы нужны в педагогике! Но те почему-то не спешат этому верить. По данным статистики в последние годы количество мужчин в российских школах в разных регионах неизменно варьируется в пределах от 10 до 15%, и это с учётом тех, кто, поработав годик-другой, уходит из профессии. Так что прекрасные, замечательные учителя-мужчины, которых признают лучшими в стране, по моему мнению, скорее – исключение, подтверждающее правило...

КСТАТИ: Новому обладателю Большого хрустального пеликана – всего 30 лет. И за его плечами уже восемь лет педагогического стажа.

P.S. Признаю, «Ностальгия» в этот раз у нас получилась, скажем так, не совсем «ностальгической». Но раз уж нас занесло на зыбкую стезю размышлений о дне сегодняшнем, не вижу ничего «из ряда вон» в том, чтобы поделиться с вами такой информацией.
В Республике Тува сегодня реализуют педагогический эксперимент, цель которого – привлечь в школы мужчин в возрасте до 40 лет. В руководстве общеобразовательных учреждений обязательно выделяют места для представителей сильного пола. Помимо того, для педагогов-мужчин предусмотрены некоторые льготы в плане ипотечного кредитования и предоставления им земельных участков. Особенно приветствуются в школах Тувы ветераны органов внутренних дел и участники боевых действий.
Я вовсе не говорю о том, что нам нужно заимствовать чьи-то наработки, как говорится, под копирку. Но тот факт, что именно в Туве в некоторых школах после трёх лет эксперимента количество педагогов-мужчин уже достигло 40%, заставляет задуматься.

Автор: Михаил Колкер
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции