Рязанское счастье Мауро Бернарди

10.09.2018 21:50:00 Описание
Наша история началась в 1975 году, когда выпускник Высшей комсомольской школы, двадцатичетырёхлетний бухгалтер Мауро Бернарди приехал в Рязань и влюбился по уши!
Но, пожалуй, ещё интереснее продолжение этой истории, последовавшее уже в наши дни…


– Наташа была студенткой пединститута, изучала английский и пела в ансамбле, – рассказал мне на вполне приличном русском языке историю своей любви итальянский пенсионер Мауро. – Нас пригласили на вечер, где она выступала. И буквально сразу я понял, что эта девушка обязательно будет моей супругой...

События развивались стремительно. Уже через два дня Мауро был приглашён к Наташе домой, где официально сделал предложение руки и сердца.

– Но моя будущая тёща была в шоке, – признаётся бывший комсомольский активист. – Её дочка выйдет замуж за капиталиста и уедет в буржуазную страну?! Нет, нет, и ещё раз нет!

«Остаюсь с женой и дочкой!»

Надо сказать, что в шоке была не только мама невесты. В те годы матримониальные планы советского гражданина могли распространяться исключительно на жителей СССР. Ну, в крайнем случае, на товарищей из социалистического лагеря. Каждый брак с гражданином капиталистической страны рассматривался чуть ли не как идеологическая диверсия.

– Ну, конечно, нас взяли в очень серьёзный оборот, – вспоминает свою борьбу за право жениться на рязанской избраннице Мауро Бернарди. – Меня вызывали в Москве к партийному руководству и в КГБ. Наташу в Рязани тоже не оставляли в покое... Но всем этим нас не только не разубедили, наоборот! Если и были какие-то сомнения, то после такой массированной атаки мы только утвердились в правильности нашего решения.

Они поженились. И Мауро уехал в Италию. Пока один. Думаю, он и не предполагал, что его невеста наотрез откажется покидать «страну берёзового ситца». Да, она любила своего итальянского комсомольца. Но ведь и он её тоже любил… Почему же она должна покидать страну, где родилась и выросла? Пусть он переезжает в СССР. Тем более что идеологических разногласий у него с Советским Союзом не было.

– Через год у нас родилась дочка, – продолжил свой рассказ Мауро Бернарди. – Больше разрываться между двумя государствами я не мог. В очередной раз приехал в Рязань по туристической визе. А за два дня до даты отъезда пришёл в местный ОВИР и сказал: «Я остаюсь с женой и дочкой!»

Карнавал и автомобили

Однако прервём увлекательный рассказ нашего итальянского знакомого. К нему мы ещё обязательно вернёмся. А пока объясним читателю, что теперь делает Мауро Бернарди в нашем городе. Вот уже три года бывший сотрудник муниципалитета города Ченто провинции Эмилия-Романья, а ныне – пенсионер, пытается наладить дружеские связи между Рязанью и двумя городами: Ченто и Сант'Агата Болоньезе. Он неоднократно встречался с руководством своей провинции. Беседовал с мэрами, разговаривал с представителями бизнеса и работниками культуры. И добился весьма неплохих результатов… Во всяком случае, там, в Италии, уже готовы от слов переходить к делу. 

Первой ласточкой могла бы стать выставка, организованная итальянской стороной и посвящённая основателю бренда «Lamborghini» – Ферруччо Ламборгини.



– Дело в том, что в Сант'Агата Болоньезе находится завод, где выпускают знаменитые спортивные автомобили. А в моём родном Ченто – производство моторов. Кроме того, в нашей провинции собирают автомобили «Ferrari» и «Maserati», – объясняет исходную диспозицию возможного сотрудничества Мауро Бернарди. – Я встречался с руководством предприятий, рассказывал им о Рязани. И они готовы отпускать средства на культурный обмен. Помогать налаживать дружеские связи. Правда, в Рязани я такого энтузиазма ещё не увидел. К идее дружбы между нашими городами все относятся очень благожелательно, но пока не более...

Причину не слишком большого интереса к своим предложениям Мауро видит в том, что города, которые он представляет, по российским меркам не слишком большие.

– Меня спрашивают: какое у вас население? Я отвечаю: 38 тысяч жителей в Ченто, а в Сант'Агата Болоньезе и того меньше. И сразу вижу, как угасает интерес к моему визиту… Но ведь Италия – не Россия. Вы находитесь за 200 километров от Москвы, и считаете, что живёте рядом. А между нашими городами чуть больше 30 километров, и мы думаем, что это далеко. Но, с другой стороны, вы считаете, что 923 года – это древность… А мы даже не знаем, когда был основан наш город. Известно только, что ему не меньше двух с половиной тысяч лет. И потом, в Ченто ежегодно проходит фестиваль «Карнавал Европы»! В это время наш город посещает 30-50 тысяч туристов со всего мира. А ещё в провинции Эмилия-Романья – мощная промышленность. Кроме автомобильного производства есть пищевые перерабатывающие фабрики, швейные предприятия. Ну и, кроме всего прочего, мы находимся на берегу Адриатического моря! А это означает развитую туристическую инфраструктуру. Так что, на мой взгляд, у нас есть неплохая база для налаживания дружеских связей, и есть интерес. Недавно я встречался с руководством Рязанской торгово-промышленной палаты, и у нас состоялся конструктивный разговор. В следующий свой приезд, думаю, мы сможем договориться о конкретных действиях по развитию дружеских контактов.

Сознательный бетонщик

Но всё же энтузиазм итальянского пенсионера в установлении дружбы между Рязанью и Ченто останется не до конца понятен, если мы не вернёмся к истории любви Мауро Бернарди…

– Сначала в ОВИРЕ просто схватились за голову: «Как это вы останетесь в Рязани?! У нас закрытый город для иностранцев. Для вас и так делают исключение, когда разрешают приезжать к жене». Но я напомнил им о Хельсинском соглашении, которое подписал Советский Союз (подразумевается акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный странами Варшавского договора в 1975 году – Ред.), и о том, что они не могут препятствовать воссоединению супругов. Тогда меня спросили: «А где вы будете работать?» – «Там, где требуются рабочие руки и где дают квартиры». В общем, уже через неделю пришёл на домостроительный комбинат устраиваться бетонщиком. Был у меня небольшой опыт этой работы со студенческих времён…

Это может показаться невероятным, но действительно, в 1978 году на Рязанском домостроительном комбинате № 4 появился новый формовщик, гражданин Италии Мауро Бернарди. Через три года молодой семье стараниями тогдашнего председателя горисполкома Надежды Чумаковой дали квартиру. Мауро объяснял это тем, что хорошо мотивировал свою просьбу. Мол, он представитель рабочего класса, на воспитание и обучение которого Советский Союз не потратил ни копейки, и это даёт ему право надеяться получить жильё немного раньше положенного срока… И общественной деятельностью итальянец тоже занимался активно. А как иначе – не у всякого рязанского бетонщика Высшая комсомольская школа за плечами. Работы было много, жену с дочкой видел только ночами. Спустя какое-то время это послужило причиной его ухода с предприятия.

– Пришлось переквалифицироваться в грузчики, – смеётся господин Бернарди. – Наконец-то смог нормально заняться русским языком. Думаю, не нужно объяснять, что филологические познания и лексика, приобретённые на домостроительном комбинате, были довольно специфичными. Каждый выходной, а работал я сутки через двое, сидел в Горьковской библиотеке. Старые сотрудники до сих пор меня помнят, и встречают как родного. Даже спустя годы, как с семьёй я перебрался жить в Италию (произошло это уже в 90-е – Ред.).

Он романтик… Думаю, этим многое объясняется. Утверждает, что и сегодня, когда с родины Ромео и Джульетты приезжает в Рязань, к горлу подступает комок. Есть для него что-то очень волнительное в старых рязанских улочках и берёзах. И хочется верить, что его мечта исполнится, и наши города обязательно подружатся... 

Использованы фото httpimagebank.biz, myvezde.com, rounb.ru и из личного архива Мауро Бернарди.




Автор: Михаил Колкер
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции