30 лет в «телемыле», или Порабощённые Изаурой…

04.09.2018 09:41:00 Описание

Возьмём на себя смелость утверждать, что осенью 1988 года переломилась эпоха. На советском телевидении начался показ бразильского телесериала (первого в череде многих после него) – «Рабыня Изаура». И насчёт «эпохи» ничуть не преувеличиваю. До – был СССР, а после – продуктовые карточки, ГКЧП и лихие 90-е...

И хоть к развалу Советского Союза героиня Луселии Сантош отношения не имела, всё равно по нынешним временам

трудно представить себе эффект, который произвёл этот латиноамериканский сериал. Улицы городов пустели, на дверях магазинов появлялись таблички «Переучёт» – вся многомиллионная страна с напряжением следила за перипетиями судеб главных героев: добропорядочной Изауры и порочного сеньора Леонсио – богатого наследника тростниковой плантации.

Всенародная любовь

Показ первых серий этой бразильской саги на Центральном ТВ решили провести в тестовом режиме. Никто не верил, что фильм соберёт достаточную аудиторию. В оригинале «Рабыня Изаура» (которую, к слову, сняли на десяток лет раньше, чем она добралась до наших экранов) состояла из 100 серий. Для советского зрителя её сократили до 15. Но и в этом варианте страдания белой рабыни казались нам бесконечными…

– Разве можно было предположить, что наши люди искренне поверят во все невероятные коллизии этого бразильского «мыла»… – рассуждает учитель литературы одной из рязанских школ Владимир Устьянцев. – Но ведь поверили, да ещё как! Народ тоннами слал письма главной героине на телевидение. Причём не только на Центральное, но и на наше, рязанское! Мужья ругались с жёнами и тёщами по поводу очередных поворотов сюжета… До рукоприкладства дело доходило, вот ведь какие были страсти!

В одном не могу согласиться с моим собеседником – как раз спрогнозировать огромный успех телесериала было вполне возможно. Достаточно вспомнить, какой популярностью в нашем кинопрокате пользовались индийские фильмы. Однако «Рабыня Изаура» по народной любви превзошла даже незабвенного «Бродягу» и «Танцора диско». Мы все вдруг стали «латифундистами» (землевладельцами). Старый добрый участок в шесть соток народ переименовал в «фазенду», а выезд на сбор картошки теперь именовался не иначе как: «Еду на фазенду. Буду вкалывать, как рабыня Изаура»…



СПРАВКА «ВР»:
Телесериал «Рабыня Изаура» имеет литературную основу. Одноимённый роман Бернарду Гимарайнша «Рабыня Изаура» был издан в 1875 году (за 13 лет до отмены рабства в Бразилии), и заслужил высокие оценки читателей и литературных критиков – книгу называли бразильской «Хижиной дяди Тома». 


Философия уступила



– Моя мама всегда была полненькая, – вспоминает рязанский врач-педиатр Наталья Агапкина. – И подружки стали называть её Жануарией в честь доброй поварихи из сериала. И самое интересное, что она ничуть не возражала. Ей это даже нравилось. Леониды в один миг превратились в Леонсиев, а на заборах появились надписи «Свободу Изауре!».

«Рабыню Изауру» обсуждали в транспорте, по телефону и на работе. Моя соседка по лестничной площадке, планируя какие-то дела, всегда проверяла расписание сериала, чтобы не дай бог не пропустить. При встрече вместо «здрасьте» она сокрушалась: «Нет, ну как вам этот мерзавец Леонсио? Издевается над бедной девочкой».

«По многочисленным просьбам советских телезрителей» сериал повторили с начала до конца в сентябре 1990-го.

– В часы трансляции нельзя было купить ни хлеба, ни кефира – все продавщицы в подсобке поголовно смотрели «Рабыню Изауру», – продолжает свой рассказ Наталья Агапкина. – Именами главных героев стали называть кошек и собак. Даже анекдоты рассказывали. А ведь до того такой чести удостаивались только Крокодил Гена с Чебурашкой, Чапаев и Штирлиц… Кстати, «Рабыня Изаура» помогла мне сдать экзамен по философии. Накануне как раз шла последняя серия, а у меня – экзамен на носу. Пришлось выбирать. Вот я и выбрала «Изауру». Прихожу на экзамен, и оказывается, что из всего курса – я единственная видела последнюю серию. К счастью, моя преподавательница, принимавшая экзамен, тоже её пропустила. Я пересказала ей концовку, и с лёгкостью получила пятерку...

В ожидании золотой рыбки

В Бразилии столь любимый в России сериал тоже пользовался небывалой популярностью. И ещё более примечательно, во второй половине 70-х бразильское общество переживало «эпоху перемен», аналогичную нашей перестройке. У прекрасной поэтессы Галины Гампер есть такие строки: «А когда невмочь герою, мы сюда, как в забытьё, тут хоть горе, да чужое, хоть на вечер не своё…».

Действительно, на фоне невероятных страданий Изауры наши неурядицы казались вполне переносимыми. И потом, «мыльная опера» провозглашала необычайно притягательную для нас мысль: всегда есть надежда, что появится прекрасный принц на белом коне и всех нас спасёт… И неважно, что в реальной жизни хеппи-энд случается чрезвычайно редко. Но вот ведь Изаура дождалась! Даже после того, как умерли те персонажи, что обещали дать ей вольную (да не успели), после того, как в огне погиб благородный владелец соседней фазенды Тобиас, вознамерившийся освободить Изауру, а сама она ударилась в бега… Всё равно, в конце концов злодеям воздалось по заслугам, а хорошие герои были счастливы. Так чем мы хуже?

– На самом деле это особая жизненная концепция, в которую очень хочется верить в трудные времена, – считает врач-психотерапевт Александр Алафинов. – Главное, самому не надо ничего предпринимать – сиди на берегу и жди, пока приплывёт золотая рыбка и исполнит все твои желания... Кстати, вы заметили, что в американских сериалах, появившихся на наших экранах несколько позже, герои исходили из совершенно других жизненных убеждений? Они вели себя куда активнее, я бы даже сказал – агрессивнее, брали судьбу за рога, и становились хозяевами своей жизни.

Но не будем забегать вперёд. До «Династии» и «Санта-Барбары» нам ещё предстояло познакомиться с героями теленовелл «Богатые тоже плачут» и «Просто Мария». И, думаю, мне не будут возражать, если я скажу, что по своему накалу мексиканские страсти ничуть не уступали бразильским.

– «Рабыню Изауру» я не застала, мне тогда было только пять лет. А вот «Во имя любви», «Узы любви», «Тропиканка» – это было моё, – признаётся рязанская учительница музыкальной школы Елена Малышева. – Я смотрела их все! И все они были любимыми! До сих пор помню имена артистов. Потери детей, потеря памяти, и бесконечные обсуждения каждого сюжетного поворота с подружками, с мамой, со всеми знакомыми… И обязательный счастливый конец! Злодеев наказывали, а главные герои находили любовь и счастье.

Сказки нового времени 

Мы не будем сегодня подробно рассказывать об эпохе «Санта-Барбары». Это было уже несколько другое время, и «телемыло» стали делать по другим лекалам.

И если ещё вместе с «Санта-Барбарой» наши дети ходили в детские сады, потом в школы и в институты, и уже создавали свои семьи, после – сериалы стали привычной частью окружающего нас мира, если хотите – обыденностью, и захватывали значительно меньше. И вовсе не потому, что были хуже. Просто мы изменились…

Так что остановимся в наших воспоминаниях на том моменте, когда мы ещё верили, что где-то там, в далёкой Бразилии, страдают и плачут гораздо больше, чем у нас. И что нас ждёт хеппи-энд, и каждый получит то, о чём мечтал и к чему стремился. Спасибо тебе, «Рабыня Изаура», за эту наивную веру. Наверное, без неё наша жизнь была бы скучнее...

КСТАТИ: У знаменитого бразильского телесериала есть ремейк. Новая версия вышла на экраны в 2006 году. Интересно, что некоторые роли в ней сыграли актёры, которые снимались в версии 1976 года – в том числе и Рубенс де Фалько (злодей Леонсио), который на этот раз перевоплотился в командора Алмейду – отца Леонсио.

Фото woman.ru

Автор: Михаил Колкер
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции