Вместо подведения итогов...

15.08.2017 Описание

В день выхода этого номера «Вечёрки» в печать завершается XV фестиваль воздухоплавания «Небо России». Впору подводить итоги, но о самом фестивале и обо всём, что с ним было связано, рассказано уже немало. Как хорошего (и сюда, безусловно, относятся спортивная и визуальная составляющие), так и плохого (претензий к организаторам «примазавшегося» к «Небу...» и разочаровавшего очень многих трёхдневного мероприятия под названием «Прогулка по облакам» хватает и у рязанцев, и у гостей города).

Поэтому вместо того, чтобы оценивать фестиваль, мы, пользуясь случаем, расскажем-ка лучше о том, как проходят будни аэронавтов, где обучают пилотов аэростатов и почему они считают наш город одним из лучших для полётной практики.

А нашим гидом по воздухоплаванию станет штурман пилота Александра Маврина – Владимир Пересыпкин. 

Идеальный плацдарм для воздухоплавания

Едва ли какой-то вид спорта так сильно зависит от погоды, как воздухоплавание. Случается, что полёты приходится отменять накануне старта. Сгустятся тучи, подует ветер больше семи метров в секунду – и летать становится опасно.

Управлять аэростатом практически невозможно. Пилот может только подниматься выше, нагревая горелкой воздух в оболочке, и затем постепенно снижаться, ища нужное направление ветра. Мастерство воздухоплавателя состоит в том, чтобы виртуозно лавировать в воздушном потоке. На соревнованиях пилоты выполняют по три-четыре задания за один полёт. Обычно нужно пролететь через заданную точку в пространстве, например, пересечь реку в определённом месте или бросить с воздуха маркер – небольшой мешок с песком как можно ближе к помеченной крестом мишени. Поэтому пилоту и штурману аэростата мало знать физику и метеорологию. Хороший воздухоплаватель должен превосходно разбираться в картах и мгновенно ориентироваться в ситуации. Бывает, что направление ветра, а значит, и задание, меняется за считанные минуты до старта.

Со стороны плывущие по небу разноцветные воздушные шары выглядят, конечно же, празднично...

Но яркому шоу предшествует немалый труд. Аэронавты просыпаются ещё засветло. С раннего утра, пока не взошло солнце, решают, быть полётам или не быть, раздают задания... Также каждый фестивальный день в 16.00 собираются все вместе во второй раз и обсуждают вечерние полёты. 

– Такое расписание у нас действует потому, что летом можно летать лишь дважды в сутки, – объясняет Владимир Пересыпкин. – За два часа до восхода солнца и за два часа до заката воздушные массы наиболее стабильны. Днём же из-за того, что солнце неравномерно прогревает землю, появляются мощные нисходящие и восходящие потоки воздуха, и аэростатом становится почти невозможно управлять. В лучшем случае отделаешься жёсткой посадкой... Другое дело – зимние полёты. Когда земля покрыта снегом, летать безопасно в любое время суток, кроме ночи, естественно...

В среднем каждый полёт длится от часа до полутора часов. За это время воздушный шар преодолевает расстояние в 15-20 километров.

Высоко пилоты стараются не залетать. Во-первых, во многих регионах России это запрещено из-за близости аэропортов и риска столкновений с воздушными судами. А во-вторых, чтобы насладиться красивым видом, не нужно подниматься как можно выше, достаточно взлететь на 500 метров. С большей высоты земля становится похожей на спутниковую карту.

Спрашиваю, так почему же территории вокруг Рязани входят в число лучших полётных зон в стране? Не бахвальство ли это местных пилотов?

Мне объясняют: всё дело в ровном ландшафте. Близ подмосковного города Дмитрова, например, идёт активная жилая застройка и крайне сложно найти места для старта и приземления. В Кунгуре – гористая местность, в Великих Луках – болота. Рязанские же поля – идеальный плацдарм для новичков, только начинающих осваивать воздухоплавание.

Где обучают пилотов?

Воздухоплавание в буквальном смысле всем возрастам покорно.

Так, самому опытному пилоту на «Небе России – 2017» Михаилу Найдорфу – 79 лет, и он старается не пропускать ни одного соревнования. А самой младшей участнице фестиваля – только два года, в полёт она отправилась вместе с мамой, в слинге. Оба её родителя – Диана Насонова и Дмитрий Кузьминых – пилоты аэростатов, и на всех соревнованиях они соперничают друг с другом. А попутно обучают мастерству воздухоплавания своих детей. В неполные шесть лет их сын Даниил уже умеет управлять аэростатом, разумеется, под присмотром взрослых. Младшая же, дочка Дарина, пока летает только в качестве пассажира...

Лицензию пилота аэростата в России можно получить с 16 лет. Занятие это не из дешёвых – трёхмесячное обучение стоит от 100 тысяч рублей. Претенденты в пилоты должны изучить метеорологию, картографию, строение летательных аппаратов и провести в воздухе не меньше 16 часов в компании с инструктором. После этого они сдают внутренний экзамен и экзамен в Федеральном агентстве воздушного транспорта. Сейчас пилотированию аэростата обучают в Кунгуре, Дмитрове, а также в столице отечественного воздухоплавания – Великих Луках.

МЕЖДУ ТЕМ: Сейчас в России около сотни пилотов тепловых аэростатов. Пятеро из них – наши земляки. Это организатор фестиваля «Небо России» Лев Маврин, его сын Александр Маврин, внук Владимир Ермаков, зять Александр Ермаков и невестка Марина Лихота. 

Рекорд под Шумашью 

Одна их самых зрелищных частей фестивалей воздухоплавания – вечернее свечение. В этом году в Рязани прошло самое масштабное свечение за всю историю российского воздухоплавания. На лётном поле перед селом Шумашь в четыре ряда выстроились 20 воздушных шаров. Пилоты зажигали горелки по очереди, так, чтобы подсвеченные аэростаты образовывали собой геометрические фигуры и символы.

Конечно, разглядеть что-то с земли ни у кого из зрителей не вышло, но организаторы обещают, что уже скоро все мы сможем увидеть съёмку этого уникального шоу с квадрокоптера.

Чтобы организовать настолько зрелищное свечение, программисты разработали специальную программу «Signaling». Воздухоплаватели окрестили её на фольклорный манер – «Сигналинка».

– Раньше для связи шаров использовали провода, и это было очень неудобно, – объясняет инженер Максим Гудов. – Из-за скачков напряжения периодически пропадал сигнал, пилоты ошибались, к тому же всё пространство между шарами было опутано проводами. В этом году мы решили использовать радиосвязь. Когда подходила очередь пилота включать горелку, таймер начинал отсчёт и в корзине загоралась лампочка. Опять же, если провода можно было протянуть всего на 50-100 метров, то теперь мы можем охватить территорию в несколько километров и подсветить сразу сотню шаров!

Так что не исключено, что в следующие годы на фестивале «Небо России» нас ожидают ещё более удивительные представления...

КСТАТИ: Самый крупный фестиваль воздухоплавания проходит в г. Альбукерке (США, штат Нью-Мексико). На ночное свечение там регистрируются экипажи больше 500 воздушных шаров со всего мира. Команда рязанского аэростата «Жёлтая Подводная Лодка» участвовала в этом фестивале с 1993 по 1996 годы. При первом полете российского аэростата в 1993 году более 50 тысяч человек хором исполнили легендарную песню The Beatles – «Yellow Submarine». 

Фото автора и riamo.ru

Автор: Марина Власова
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции