Наше уличное детство

30.07.2018 09:27:00 Описание

Многие думают, что сегодня уличные игры, популярные ещё 20-30 лет назад, канули в Лету. Дескать, сидит теперь детвора по домам, уткнувшись в планшеты, и на улицу носа не показывает. А обозреватель «ВР» Михаил Колкер, между тем, вспоминает об уличных играх своего детства…

В моём одесском детстве особой популярностью пользовались прятки. Что такое двор в Одессе, надо объяснять отдельно. Не буду вдаваться в излишние подробности. Скажу только, что больше всего он напоминает средневековый замок с подземельями и лабиринтами, парадными покоями и ветхими лачугами. В общем, спрятаться есть где… Особенно, когда тебе пять лет и окружающий мир ещё кажется огромным и загадочным.

«Дынь-дыра» и «чур-чура»

Всё начиналось со считалки. Считалок было великое множество, но память сохранила всего две: «На золотом крыльце сидели…» и ещё «Вышел месяц из тумана…». Уже став взрослым, я узнал, что возраст большинства детских считалочек исчисляется едва ли не веками. И практически во всех европейских языках существуют идентичные тексты. Так что и в Британии, и в Германии дети столетиями решали, кому прятаться, а кому искать, перечисляя короля, королевича и сапожника с портным.

Со считалочки игра только начиналась. Тот, кто оказывался менее везучим, поворачивался лицом к стене и считал до ста. Остальные должны были спрятаться. Ну а дальше начинались поиски... При обнаружении ведущий и «нашедшийся» что было сил неслись к стене, у которой начиналась игра. Добежавший лупил по ней ладонью и орал на весь двор: «Дынь-дыра!!!» Если это был ведущий, игра заканчивалась и его место занимал неудачник. В противном случае поиски продолжались.

Самое интересное, что, когда моя семья переехала в Рязань, оказалось, что в «стране берёзового ситца» прятки называют жмурками и про «дынь-дыра» слыхом не слыхивали. Здесь, добежав до желанной стенки, кричали «туки-туки» или «чур-чура». Правда, делали это с не меньшим удовольствием, чем мы в Одессе.

От макушки до пяточки

– У нас во дворе мы практически ежедневно резались в «ножички», – вспоминает рязанский врач-травматолог Валерий Назаров. – Игра эта существовала в двух вариантах. Первый: мы чертили на земле круг, по жребию определяли, кто первый будет кидать ножик. Сумеешь воткнуть его в землю – «отрезаешь» себе часть круга. Твой же соперник должен попасть в «незанятый» сектор. С каждым броском цель становилась всё меньше, и попасть в неё было всё труднее. Промазал – выбываешь из игры.

Второй вариант назывался точно так же, но правила в нём были совершенно другие. Ножик бросали последовательно с каждой части тела. Начинали с ладони, далее следовал локоть, плечо, нос, макушка, шея, коленка и, самое сложное, – пяточка. Хотя лично я не помню, чтобы кто-нибудь доходил до этого финального момента. Обычно срезались на макушке. Дворовые мастера успешно исполняли бросок с шеи или с коленки.

В нашем рязанском дворе в «ножички» играли не только мальчишки. Слабый пол составлял нам нешуточную конкуренцию. Моя соседка по подъезду Галька Семёнова виртуозно выполняла практически всю «обязательную программу», свободно доходя до «шеи» и «коленочки», чем вызывала во мне и моих сверстниках нешуточную зависть. Кстати, игра эта была по-настоящему захватывающей. Настолько, что вполне взрослые дяденьки порой принимали участие в наших состязаниях. Начиналось всё со снисходительного: «Дайте-ка, пацаны, молодость вспомнить…» А уже через десять минут слесарь с завода «Красное знамя» дядя Витя Блохин азартно и совершенно на равных спорил с нами –десятилетками, правильно или нет он выполнил очередной бросок.

На деньги и на интерес

А ведь ещё играли в «пристенок» и «расшибок»... Те, кто постарше, – на деньги. Малышня вместо монет использовала марки и конфетные фантики. Монету бросали о стену, следующий игрок своим броском стремился срикошетить как можно ближе к монете соперника. Идеально было накрыть её. Тогда её сразу можно было забрать. А вот в случае, если твоя монета падала рядом и ты мог растопыренной пятернёй дотянуться до монеты соперника, начиналось самое интересное. Ударом специального битка монету нужно было перевернуть. Вот тогда ты становился её хозяином…

– У каждого постоянного игрока был свой любимый биток, – вспоминает своё азартное детство рязанский пенсионер Николай Бушков. – Например, я пользовался юбилейным «ленинским» рублём, который стащил из копилки родителей. Владимир Ильич помогал мне выигрывать и в «расшибок», и в «пристенок» у признанных мастеров. Сколько разной мелочи мы с ним заработали таким образом, сейчас уже и не вспомнить.

Нужно сказать, что играть в «пристенок» и прочие игры на деньги рисковали далеко не все. Публика в этих играх бывала довольно специфичной, и конфликты, неизбежно возникающие в процессе игры, часто заканчивались разбитыми носами и фингалами.

«Фантики» и «марки» были не менее азартными, но зато куда более безопасными. Правила в них были почти те же самые, только вместо стенки использовали край стола, о который ударяли ладонью по лежащим маркам или по определённым способом сложенным обёрткам от конфет.

КСТАТИ: Считается, что «пристенок» и «расшибок» впервые появились на знаменитой московской Хитровке (ныне – Хитровская площадь на границе Басманного и Таганского районов столицы). Играла в них не только малолетняя шпана, но и вполне взрослые «фартовые» мужчины. Позже этими играми зарабатывали на жизнь беспризорники. А после войны практически в каждом дворе были специалисты, умевшие одним ударом переворачивать сразу по несколько монет противника.

Гендерный момент

Были ещё «классики», «резиночки», «вышибалы»... Но всё это по большей части относилось уже к девчачьим развлечениям, на которые мы, пацаны, смотрели пренебрежительно. Хотя иногда желание потолкаться среди косичек и бантиков всё же брало верх, и, сначала нехотя, а потом всё с большим азартом мы начинали прыгать на расчерченном мелом асфальте или уворачиваться от мяча в «вышибалах».

Объективно, пресловутый гендерный момент играл в наших детских играх довольно большое значение. Не буду вспоминать игры в «доктора», «больницу» и «дочки-матери». Скажу только, что через эти «фрейдистские» экзерсисы прошли представители, наверное, всех поколений. Не знаю, развлекаются ли таким образом сегодняшние малолетние дамы и кавалеры. Но, думаю, эти игры будут существовать, пока существуют мужчины и женщины.

Наши детские игры давали нам возможность ощутить настоящий азарт, проверить на прочность себя и друзей, понять, чего ты стоишь в борьбе, противостоянии, конфликте. Пускай пока детском и не очень серьёзном. Но взрослая-то жизнь была уже не за горами, а у неё, как известно, свои игры и свои правила. Тут уже не крикнешь «дынь-дыра» или «туки-туки», чтобы остановить игру…

В тех воспоминаниях об играх нашего советского детства, которые мне доводилось читать в сети, я не раз встречал утверждения такого рода: дескать, дети нынче исчезли с улиц, а с ними исчезла культура дворовых игр и дворовая социализация. И сидят теперешние мальчишки и девчонки у мониторов зелёные от нехватки солнца и кислорода, и друзей-то у них поэтому практически нет.

Я не буду даже пытаться заочно дискутировать с теми, кто уверен, что «всё зло от этих ваших интернетов». Тем более что время от времени вижу: уличные игры всё же окончательно не исчезли. Да, в какие-то из тех игр, в которые играли мы, сегодня играть уже не будут. В другие же – будут, и с удовольствием! В тот же футбол на улице ребятня ещё играет (если, конечно, есть где играть).

И наверняка появятся новые детские игры – не только в виртуальной, но и в обычной реальности. По крайней мере, мне хочется в это верить…

Фото pastvu.com

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции