Танцы под «дубинушку»

03.08.2017 Описание

Молодёжную жизнь областного центра второй половины 90-х невозможно представить без дискотеки «Старый завод». Один из первых ночных клубов появился на месте корпусов завода «Россельмаш» в 1997 году, и моментально стал едва ли не самым популярным местом в городе.

Именно здесь выступали поп-звёзды той эпохи, а посещение местного танцпола считалось подтверждением твоего статуса среди друзей и знакомых.

В учредительных документах ЗАО «Старый завод» значилась группа компаний «Инвест», а также несколько частных лиц. Директор – Олег Кулашов, заместитель директора Игорь Крысанов (уже тогда не нуждавшийся в представлении). Организаторы утверждали, что новая дискотека по площади – в числе крупнейших в Европе.

Думаем, сегодняшнему читателю будет небезынтересно отправиться в очередное путешествие во времени на улицу Есенина, туда, где сегодня находится супермаркет «Барс», а в конце июля 1997-го, то есть ровно два десятилетия назад, должна была состояться первая в Рязани рейв-вечеринка.

В «табло» за лишние вопросы

«– Стоять!!! Дверь открыть!!!

Шесть омоновцев появились, как из-под земли. От неожиданности я уронил сигарету…» – так начинал свой рассказ на страницах «Вечерней Рязани» Игорь Крысанов. « – Я здесь заместитель директора! Объясните, что произошло?!

Вместо ответа получаю дубинкой по правой ноге.

– Кто вам дал право меня бить?!

Ещё раз дубинкой по ногам – нате, Игорь Викторович. Пытаюсь как-то этот беспредел остановить, прячу своё самолюбие в тряпочку, и очень официально заявляю:

– Я – заместитель директора дискотеки Игорь Крысанов.

В ответ слышу следующее:

– Сначала табло вместе с очками тебе разобьём, а потом разберёмся, кто ты такой…»

Объяснимся. Как раз в ту самую ночь, когда рейв-вечеринка на «Старом заводе» была в разгаре и в зале присутствовало около двух тысяч человек, на танцпол ворвались сотрудники ОМОНа. Вот об этом событии и рассказывал в статье Игорь Крысанов.

Два часа без воды и туалета...

«...Омоновцы бросились в рабочую зону и всех вытолкали в зал. Приказали выключить музыку. Весь рабочий персонал оказался в одной куче со зрителями. Нас стали теснить к выходу. Более двух тысяч человек, спрессованных щитами, оказались в положении баранов перед загоном в кошару. Ещё минут через десять стало известно, что на выходе всех обыскивают. Процедура эта – весьма долгая: обшмонать 2000 человек. Кого-то в толпе тошнило, кто-то упал в обморок, кто-то кого-то потерял... Не пускали даже к бару, чтобы купить воды. Два часа обыскивали всех, кто там находился».

Далее Игорь Крысанов по пунктам излагал своё недоумение чрезмерной жёсткостью действий сотрудников ОМОНа. Ему было непонятно, чем вызвано столь явное неуважение к зрителям и артистам...

«...Пресс-центр УВД сообщил, что по итогам рейда три человека были задержаны с наркотиками. Один наркоман на 800 человек... Эти 800 человек, конечно же, поймут, что им было необходимо стоять два часа в ожидании обыска без права отлучиться даже в туалет. И они, конечно же, не обиделись, и у них не испортилось настроение, и, если нужно, они с радостью перенесут ещё пятнадцать подобных рейдов...»

Отдадим должное чувству юмора Игоря Крысанова. В печальных обстоятельствах он пытался иронизировать… Хотя что ему ещё оставалось?

«...Мы от лица администрации приносим извинения всем, кому не повезло оказаться в эту печальную ночь на дискотеке. Директор «Старого завода» Олег Кулашов готовит заявление в суд, о чём просил меня обязательно сообщить со страниц газеты. В этот уик-энд «Старый завод» по-прежнему приглашает всех к себе в гости. И не исключено, что вновь на нашей сцене будет рязанский ОМОН!»

Кого же устрашал ОМОН?

На той же полосе, где была напечатана статья Игоря Крысанова, своё мнение о происшедшем высказал и тогдашний главный редактор «Вечёрки» Вадим Михайлов. Главред очень сомневался в версии с поисками наркотиков… То есть как повод, конечно, это могли использовать, но истинные причины «наезда» по мнению Михайлова были совершенно иные.

«…Уже неоднократные факты наездов впрямую на ФПК «Инвест» и «вкривую» на различные «инвестовские» дочерние предприятия (а дискотека «Старый завод» – есть не что иное, как грамотно организованное, на перспективу продуманное предприятие) главной целью имеют устрашение. Другого объяснения происшедшему лично я не вижу».

Прав был Михайлов или нет, судить не возьмёмся. Однако до событий на дискотеке работники налоговой полиции примерно теми же методами проводили выемку документов в головном офисе компании...

Что же до злополучных дискотечных танцев под омоновскую «дубинушку», впоследствии, опять же на страницах «Вечёрки», начальник Рязанского отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Сергей Панков прокомментировал этот инцидент следующим образом.

«...Ещё задолго до проведения операции по изъятию наркотиков органам были известны факты употребления и распространения запрещённых веществ на указанной дискотеке. Руководство дискотеки было дважды предупреждено о необходимости поддержания порядка, но не смогло принять надлежащих мер, в связи с чем был проведён данный рейд».

Что любопытно, по словам Панкова, милицейское подразделение действовало строго в рамках закона, в подтверждение чему корреспонденту «Вечёрки» даже продемонстрировали видеоплёнку, запечатлевшую весь ход операции. На видео сцены насилия и грубого обращения с участниками дискотеки отсутствовали. Тот же факт, что и Крысанов, и практически все опрошенные посетители дискотеки говорили обратное, в органах правопорядка комментировать почему-то не стали...

Стоит вспомнить, что в то время в Рязани в кругах местных предпринимателей не было секретом неприязненное отношение к «инвестовцам» и их предприятиям со стороны тогдашнего губернатора, последнего главы региона, придерживавшегося коммунистических взглядов. И некоторые считали, что команда «Фас!» исходила едва ли не от него лично.

Как бы ни было на самом деле, независимо от финансовых и политических дел, история «Старого завода» была настолько же яркой, насколько и скоротечной. Самые впечатляющие по своему размаху городские вечеринки ушли в историю, забылись... Как и рекордный по своим масштабам омоновский «шмон».

Летом 2001 года бывшие дискотечные площади стали функционировать в статусе супермаркета.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции