Скульптурное наследство

04.07.2017 Описание

В Рязани монументальному творчеству порой приходится непросто. И не то чтобы нам не везло на скульптуры и обелиски… Скорее, с городской средой у этих, иногда достойных и талантливых работ отношения почему-то не складываются.

Сегодня в рубрике «Из архива «Вечёрки» мы совершим путешествие в уже такой далёкий 1992 год. Ровно четверть века назад в Рязани прошёл первый всероссийский симпозиум монументалистов по теме «Городская скульптура». Конечно, наши коллеги не могли не откликнуться на столь интересное событие. «Двенадцать сюжетов из белого камня» – так называлась статья журналиста Галины Бардюковой, опубликованная 25 лет назад на страницах «Вечерней Рязани».

Все мы были молоды...

«...От солнца июньского художники прожарились, как головёшки на костре. Но говорят, что всем довольны. А город получил в подарок замечательные скульптуры. Уникальные произведения искусства...».

Так начинала свой рассказ Галина Бардюкова. Чтобы читателю было понятно, чем же так восхищается автор, следует кое-что пояснить. Дело в том, что одним из инициаторов проведения симпозиума была скульптор из Рязани Раиса Лысенина. Именно она привлекла в наш город как хорошо известных мастеров, так и молодых художников. Ей же принадлежала идея после обсуждений и дебатов на профессиональные темы прямо на глазах у горожан на Праволыбедском бульваре создать несколько скульптурных работ и оставить их в подарок областному центру. Для этих целей из Михайловского карьера доставили 12 глыб известняка.

«...Они стояли (сначала просто камни, глыбы) вокруг фонтана на деревянных подмостках, под лёгкими дощаты

ми навесами. И лишь к концу месяца утвердились на постаментах среди зелени Лыбедского бульвара...» – продолжала Галина Бардюкова. А вот как автор статьи описывала сам процесс работы: «Двенадцать скульпторов, среди них – две нежные, хрупкие женщины (откуда только сила берётся, ведь камень тесать – это тяжелее, чем асфальт укладывать) весь июнь рубили, кололи, сверлили, скребли белые камни с чуть розоватыми или кофейными прожилками. И всё это на виду у всего рязанского люда на раскалённом солнцем Лыбедском бульваре...»

– Это было очень интересное время, – вспоминает лето 1992 года заслуженный художник России, почётный член Российской академии художеств Раиса Лысенина. – Во-первых, все мы были молоды и готовы работать сутками, ну разве что с короткими перерывами на сон... Во-вторых, задача по тем временам стояла уникальная. Не просто собраться и обсудить свои взгляды на скульптуру в городской среде, а на деле продемонстрировать своё понимание проблемы. И, конечно, присутствие публики, внимание рязанцев, которые приходили посмотреть на нашу работу как на спектакль, только прибавляло нам энтузиазма.

МЕЖДУ ТЕМ: Из той же статьи 25-летней давности можно узнать, как авторы назвали свои скульптуры. И поныне стоят на Лыбедском бульваре: скульптура «Ракушка» (автор – Раиса Лысенина, Рязань), «Русалка» (автор – Сергей Олешня, Ростов-на-Дону) и «Спираль на скошенном кубе» – абстракция, символизирующая необычные мысли, идеи, открытия (автор – Фирдант Нуриахметов, Уфа).
Среди прочих скульптурных произведений были такие, как «Утонула радуга в реке» москвички Елены Черапкиной, «Отдых» авторства Владимира Шарапова из Тюмени, «Мечта» Владимира Цоя из Пензы, «Ангел и поверженный дьявол» Владимира Лобанова из Уфы, «Феникс» Николая Калинушкина из Уфы, «Мать и дитя» Тагира Субханкулова из Москвы, «Зарождение жизни» Рафика Хусаинова из Уфы, «Моя лодка» Ивана Логвиненко из Магнитогорска и «Летописец» Ивана Черапкина из Москвы.

С полемическим задором

И опять нужно кое-что объяснить читателям. Городская скульптура условно делится на два направления: монументальное, к которому относятся памятник Циолковскому, Евпатию Коловрату, князю Олегу и иже с ними, и так называемое садово-парковое. Если с первым всё более-менее понятно, то второе в советское время было представлено в основном разного рода гипсовыми пионерами, сталеварами и девушками-спортсменками. Как раз в пику этой традиции и создавались работы участников рязанского симпозиума 1992 года. Этот полемический задор иногда подталкивал на создание уж совсем абстрактных произведений, вызывавших у многих зрителей, скажем так, лёгкое недоумение…

Но всё же сам эксперимент и сегодня вызывает уважение своей новаторской смелостью. Впервые работы известных российских скульпторов, бесспорно представляющие художественную ценность, были настолько приближены к зрителю. Ведь сам жанр садово-парковой скульптуры предполагает максимальную доступность. В Европе и Америке к этому давно привыкли. Работы гениального Генри Мура или Джексона Поллока выставлены в парках Вашингтона, Парижа и Лондона. К ним можно подойти, потрогать их руками… В Рязани в 1992 году такой традиции ещё не существовало. Мы тогда привыкли, что скульптура – это нечто огороженное и отделённое, чем можно восхищаться лишь на почтительном удалении.

Вот некоторые впечатления самих скульпторов, которые приводит в своей статье Галина Бардюкова: «– Утомляли, конечно, расспросами. Но мы же понимаем, что это впервые. Люди хотят узнать – откуда мы. И для чего эти работы. И сколько они стоят. Некоторые даже возмущаются, что так дёшево, – говорил корреспонденту скульптор Сергей Олешня из Ростова-на-Дону. – В Рязань мы приехали, чтобы не подвести Раю Лысенину, да и интересно было, что получится из этой затеи...».

ЦИТАТА: Генри Мур, британский художник и скульптор:
«Во времена Античности человек совершенно органично существовал в мире скульптурных изваяний богов-олимпийцев, героев и олимпийских чемпионов. Они не были чем-то пугающе далёким, скорее соседями по городскому пространству, добрыми знакомыми и духовными собеседниками».

Есть надежда на реставрацию?

Надо сказать, что затея явно удалась. И даже было решено проводить симпозиум регулярно. Однако, к сожалению, удалось провести ещё только одну встречу, в 1993 году. И вновь после неё остались интереснейшие скульптурные работы, которые на этот раз украсили площадку у Областного театра кукол...

Вернёмся к статье Галины Бардюковой. Наша коллега подробно описала все двенадцать работ, украсивших Лыбедский бульвар. Увы, но сегодня здесь можно увидеть только три скульптуры, пережившие четверть века тесного контакта с горожанами и местными погодными условиями. Ещё четыре – перенесены на обочину улицы Горького. Остальные не сохранились...

«30 июня 1992 года белые изваяния – люди, птицы, звери, матери и дети, мысли-метафоры встали среди зелёных газонов и у фонтанов, – завершала свою статью Галина Бардюкова. – Навсегда? Хотелось бы… Но далее начинается уже другая история. Про то, как мы умеем (или не умеем) ценить искренний и честный труд мастеров. Как умеем (или не умеем) воспитывать в своих детях уважение к творению человеческих рук».

К слову сказать, в прошлом году в Рязань приезжал один из участников того давнего симпозиума. Известный столичный скульптор Иван Черапкин совершенно бескорыстно решил отреставрировать свою работу, а также некоторые произведения коллег. Правда, времени у него было немного, всего два дня. Обещал вернуться, но пока он слишком занят...

Городская скульптура – это, прежде всего, отражение времени. Общий памятник нам тогдашним и каменное послание в день сегодняшний. От того, как мы его прочитаем, зависит что-то очень важное внутри каждого из нас. И, перелистывая очередную страницу новейшей рязанской истории, давайте запомним лето 1992 года. Время смелого творческого эксперимента, который и сегодня продолжается на Лыбедском бульваре, воплощённый в белом камне нашей молодости...

КСТАТИ: На этих двух фото запечатлены скульптор из Уфы Владимир Лобанов и его работа «Шутовской клоун», украсившая площадь перед театром кукол в 1993 году.

Автор: Яков Михайлов
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции