Наследие Лаврентия Загоскина

29.06.2018 17:50:00 Описание
В год 210-летия со дня рождения исследователя Русской Америки Лаврентия Загоскина работа по сохранению памяти о выдающемся путешественнике продолжается. Об этом «Вечёрке» рассказала праправнучка Загоскина – Татьяна Дмитриевна Гетманская.

Так, в этом году рязанские активисты при содействии сотрудников Музея путешественников провели экологические акции в саду Загоскина в селе Абакумово, куда они ещё планируют вернуться осенью для высадки яблоневой аллеи. В начале июня в Верхнем городском парке открыли бюст путешественника. А в последние дни этого месяца рязанцам представили почтовые карточки с изображением Лаврентия Алексеевича. 

В Рязани теперь будут храниться три памятных открытки: одна – в Рязанском музее путешественников, вторая – в Тырновской средней школе им. Л.А. Загоскина, а третья – у Татьяны Гетманской. 

Татьяна Дмитриевна рассказала «Вечёрке» как о своём знаменитом предке, так и собственной судьбе...

Родственные пересечения

Лаврентий Алексеевич путешествовал не только по долгу исследовательской службы. Напомним, что родился он в Пензе, служил в Санкт-Петербурге, а последние годы жизни провёл в Рязанской губернии. 

И сложилось так, что и его потомки не сидели подолгу на одном месте.

– Мой отец родом из Москвы, но после окончания института его распределили в Якутск, – делится Татьяна Дмитриевна. – Соответственно, я родилась в Якутии, и прожила там до 18 лет. Поступать решила в тот же институт, где учился отец. Только он был геологом, а я выбрала для себя нефтехимическую специальность.

К моменту, когда настала пора уезжать работать по распределению, Татьяна Дмитриевна уже была замужем. Но её супруг – будущий нефтяник, ещё доучивался. Так что в Ефремов, куда нашу героиню хотели отправить от института, она не поехала. Вопрос о месте работы встал только после того, как муж Татьяны Гетманской получил диплом. Но она распределение проигнорировала, он же его по каким-то причинам не получил…

Татьяна Гетманская вспоминает, что примерно тогда им и рассказали о новом нефтезаводе в Рязани. Вместе с мужем они приехали в город. Вместе же их взяли на работу, как молодых специалистов. И практически всю жизнь они проработали на нефтезаводе. Со временем сменили комнату в общежитии на квартиру, обзавелись двумя детьми…

– Естественно, мы думали над тем, передалась ли нашей семье тяга к путешествиям, – рассуждает Татьяна Дмитриевна. – И мне кажется, что отчасти – да. В нашей семье все любят ездить в лес и на рыбалку. У каждого есть свой сад, куда мы также ездим с удовольствием. И моему сыну довелось попутешествовать: армейскую службу вместе со своей собакой он проходил на границе, на Дальнем Востоке. 

К слову, Лаврентий Алексеевич в своё время разводил породистых собак. И практически у всех его потомков есть хотя бы один четвероногий друг. Татьяна Дмитриевна так же упоминает пунктуальность прапрадеда, который записывал буквально каждый свой шаг. Неважно, будь то исследование нового острова или прививка яблони... Отыскивая схожие черты в своём отце, она полагает, что семье от знаменитого предка досталась не только любовь к путешествиям.

Нюансы памяти

О том, что она – праправнучка знаменитого исследователя, Татьяна Дмитриевна знала с самого детства. В её семье хранилась книга, посвящённая Лаврентию Анатольевичу, и её бабушка о нём часто рассказывала. Впрочем, как признаётся наша собеседница, поначалу она не очень-то интересовалась собственным прапрадедом в силу «то ли молодости, то ли глупости».

По её словам, интерес к фигуре предка появился в её жизни только после переезда в Рязань. Тогда же город посещал и её отец – Дмитрий Карлович. Вместе они ездили по Пронскому району, искали село Кареево. Почему-то именно про этот населённый пункт в связи с биографией Загоскина (а не про Абакумово, где тот точно жил) слышал Дмитрий Карлович от своей бабушки.

В советское время о Загоскине вспоминали нечасто. Работники Рязанского музея путешественников рассказали даже о таком случае. В Тырновскую среднюю школу приехала педагогическая комиссия. Визитёры увидели на стене портрет Загоскина, после чего имел место следующий диалог:

– Кто это?
– Да, барин какой-то…
– Барин?! Немедленно снять и уничтожить!

Портрет сняли, однако преподаватель географии сумел сохранить его, и передал впоследствии появившемуся школьному музею.

– О Загоскине многие вспомнили только после 2008 года, в котором отмечали 200-летие со дня его рождения, – считает Татьяна Дмитриевна. – До этого его фамилия редко где фигурировала... Тут же – и большая конференция прошла, и памятную табличку поставили, и в Абакумове знак установили. В Пензе, к 200-летию прапрадеда тоже прошли праздники, нас тогда на них приглашали…

В Пензу Татьяна Гетманская смогла съездить всего лишь раз. В почтенном возрасте долгая дорога – тяжёлое испытание. Однако она уверена, что в Рязани вопросам сохранения памяти её прапрадеда уделяют даже больше внимания, чем на его малой родине.

К слову, в Пензе в своё время появился на свет ещё один Загоскин – троюродный брат Лаврентия Алексеевича. Михаил Николаевич Загоскин был известным писателем. И его – исключительно пензенское достояние, не нужно «делить» с Рязанью. Может, поэтому и Лаврентия Загоскина в этом городе помнят чуть меньше? 

– Конечно, в Пензе есть экспозиция, посвящённая Лаврентию Алексеевичу, - продолжает рассказ Татьяна Гетманская. – Но почти все фото для неё были переданы рязанцами. А пензенское село, где жил Загоскин, больше не существует. Пока он путешествовал по Аляске, его отец умер, остались только три сестры и брат. Когда вернулся домой – имение обнищало, его пришлось продать, а крестьян – отпустить. Хотя до 1861-го года было ещё далеко...

Поиски продолжаются!

Татьяна Дмитриевна и сама немало делает сегодня для сохранения памяти о своём предке. Благодаря ней серьёзно пополнились фонды Рязанского музея путешественников, которому она передавала фотографии и документы. Она же помогала формировать экспозицию Тырновской школе: передав сюда фото своих предков, в том числе – Варвары Лаврентьевны, дочери Загоскина. 

Много времени Татьяна Дмитриевна провела в архивах в поисках различных материалов, к примеру – записей о рождении и крещении. Для себя она смогла составить своё генеалогическое древо, и сейчас с лёгкостью может рассказать практически о каждом своём предке.

– В течение двух лет я регулярно ходила в архив, – говорит Татьяна Гетманская. – Знаете, какой восторг испытываешь, когда в старых документах, которые писали ещё священнослужители, обнаруживаешь упоминания о ком-то из своих далёких предков?

Прежде Татьяна Дмитриевна посещала архив с разрешением от Российского Дворянского собрания. Теперь же, по её словам, попасть сюда стало труднее – в небольшой читальный зал допускают лишь определённое количество посетителей, а желающих – всегда больше. 

Но Татьяна Гетманская не теряет энтузиазма. Как минимум, история ещё одного потомка Лаврентия Алексеевича – Карла Генриховича, все ещё окутана мраком. Необходимо приоткрыть над ней завесу тайны! Ну а как максимум – в селе Абакумове, где некогда жил Загоскин, ещё предстоит сделать много дел. Вместе с работниками музея Татьяна Дмитриевна намерена отправиться туда осенью, когда придёт пора сажать яблоневый сад... 

P.S. Несмотря на то, что за два века из разряда исследовательской деятельности путешествия перешли, скорее, в категорию досуга и развлечений, Татьяна Гетманская убеждена, что изначальный смысл путешествий не утрачен.
– Да, для учёных практически не осталось неизученных уголков планеты. Но обычные люди всё ещё многого не знают. Так что путешествовать нужно обязательно! Исследовать и открывать что-то не для широкой публики, а для себя самого...
Автор: Александра Лунёва
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции