Фармация с серпом и молотом

21.06.2017 Описание

Как известно, первые аптеки появились ещё в Древней Греции. Правда, эти учреждения мало напоминали современные пункты торговли медикаментами. Само понятие «аптека» обозначало в те времена склад сырья для изготовления лечебных препаратов…

Аптеки в современном понимании возникли лишь в период позднего Средневековья. А на Руси изготовление и торговля медицинскими средствами долгое время считались весьма подозрительным занятием. Чем-то вроде колдовства…

Немудрено, что заниматься этим небезопасным ремеслом рисковали в основном иностранцы. Первая аптека в нашем отечестве открылась в 1581 году в Москве на Кукуе. Так наши предки называли район компактного проживания приезжих из Европы. Клиентами немецких и голландских аптекарей были исключительно бояре и члены царской фамилии. Простой народ ходить на Кукуй побаивался и предпочитал лечиться бабкиными травами да заговорами.

Большевистский хозрасчёт

В дореволюционной России аптечная сеть была довольно хорошо развита. Например, у нас в Рязани работало 12 аптек, ещё пять функционировали в Касимове и по два пункта в Скопине и в Шацке. Кроме того, при каждой земской больнице был свой аптечный магазин. К слову, торговали в аптеках не только медикаментами, но и многими другими товарами начиная от сельтерской воды и заканчивая детскими игрушками.

Советская власть национализировала аптечную торговлю в 1918 году. Правда, коммерция на лекарствах у большевиков как-то не заладилась… И уже через пару лет они отпустили аптекарей в вольное плаванье, то есть перевели на хозрасчёт. Так что полностью государственными аптеки у нас стали лишь перед самой войной, и то только при больницах. Впрочем, довольно умничать. В конце концов, нас гораздо больше интересуют времена не столь отдалённые…

СПРАВКА «ВР»: В 1975 году в Рязани функционировало 49 аптек амбулаторного обслуживания и 12 аптечных пунктов при поликлиниках и больницах. На сегодняшний день старейшей в областном центре считается «Аптека № 3» на углу улиц Ленина и Соборной.

Льгота для пенсионеров

– Когда сегодня мне рассказывают о прекрасной бесплатной советской медицине, очень хочется спросить у ностальгирующих товарищей: а аптеки времён СССР вы помните? – возмущается бывший аптечный провизор, а ныне – пенсионерка Нина Круглова. – Пенсионерам в советской аптеке полагалась только одна льгота — обслуживание вне очереди. Бесплатно лекарства получали инвалиды и ветераны войны, инвалиды I и II групп, а также дети до года. Инвалидам III группы и детям от года до трёх лет давали скидки. Инсулин диабетики покупали сами. И обезболивающие препараты тяжелобольные тоже приобретали за свой счёт. То и другое в аптеках хронически отсутствовало, нередко инъекции можно было получить только на приёме у врача. Самые удачливые, со связями и деньгами, кололи инсулин дома из многоразовых шприцев. Их кипятили. На семью был, как правило, один шприц, его хранили как зеницу ока, так как, случись что, приобрести новый было большой проблемой. Вообще, нормальные, действенные лекарства можно было найти только в Москве, да и там они появлялись на аптечных прилавках нечасто...

Дефицитные названия

Возможно, Нина Львовна сгущает краски. Однако немалая часть правды в её словах, безусловно, присутствует. Я прекрасно помню, как моему деду, участнику войны и заслуженному артисту УССР, выписали два вида глазных капель. Одни были венгерского производства, другие – немецкого. И даже в Одессе, и даже по знакомству приобрести их было невозможно. Пришлось ехать за ними в столицу. Я сопровождал деда в этом фармацевтическом путешествии. И с десятилетнего возраста до сего дня запомнил два мудрёных названия: «витаёдироль» и «трифасаденин». От неоднократного повторения в многочисленных аптеках, которые нам пришлось обойти в Москве, они намертво засели в моей мальчишеской памяти.

– Те примитивные лекарства, которые можно было купить в советских аптеках, были дешёвыми лишь на первый взгляд, – объясняет Нина Круглова. – В 1965 году десять таблеток левомицетина стоили 64 копейки, тогда как их производство, по данным Госплана, обходилось государству всего в 18 копеек. Известное советское средство «от головы» на основе анальгина, пирамидона и кофеина стоило в аптеках 45 копеек, а на его производство тратили 8 копеек. Называлось оно «Тройчатка». Эти нехитрые лекарства, да ещё пастилки от кашля, пенициллин и бронхолитик «Солутан» – вот, пожалуй, и все препараты, которые мог всегда встретить обычный гражданин в свободной продаже. В 70-е на прилавках ещё появились «Но-шпа» и «Фестал» индийского производства. Но они уже считались дефицитом, и покупали их по блату. Вообще, и этими лекарствами регулярно снабжали лишь аптеки в областных центрах. В маленьких городах бывали перебои даже с пирамидоном.

С гастритом на Филиппины

О качестве и эффективности советских лекарственных препаратов нужно говорить отдельно. Думаю, многие бывшие жители Страны Советов хорошо помнят моментально разлетевшуюся фразу Михаила Жванецкого: «Хочется спросить у министра здравоохранения: лекарства выписывать те, которые есть, или те, которые лечат?» Да что там лекарства… В стране, где туалетная бумага всегда была огромным дефицитом, разве можно было мечтать о наличии в аптеках качественных медикаментов?

– Я прекрасно помню, как мы оживлённо обсуждали небывалое качество медицины в закрытых «партийных» поликлиниках и больницах, – усмехается рязанский учитель литературы Евгений Падалка. – Говорили, что для обкомовских работников и членов ЦК КПСС существует специальный аптечный распределитель, где они покупают импортные лекарства, излечивающие практически все заболевания: от насморка до онкологии. Некоторые из нас слышали и такое, что для членов Политбюро выписали знаменитого тибетского монаха, который по секретному рецепту готовит «эликсир молодости», настоянный на травах и мумиё. Да чего только не говорили… Помните, как героиня Людмилы Гурченко в фильме «Любовь и голуби» рассказывает о чудесах филиппинских хилеров? Практически всё то же самое мне рассказывали в ухоловской районной больнице, куда, работая по распределению в сельской школе, я обратился по случаю обострения хронического гастрита. А на мой вопрос, значит ли это, что со своим гастритом мне нужно ехать на Филиппины, молодая и очень симпатичная докторша ответила: «Хорошо бы… У нас вы всё равно нужных лекарств не купите».

В погоне за панацеей

Да уж… На фоне тотального лекарственного дефицита «достоверные» рассказы про разного рода «мумиё» и прочие чудеса восточной медицины имели в СССР огромную популярность. Когда в середине 70-х у нас появилась вьетнамская «звёздочка», народная молва приписывала ей самые волшебные свойства. По рукам ходили самиздатовские инструкции с рисунками точек, куда нужно было втирать этот чудодейственный препарат. Мы искренне верили, что его воздействие на нужную область поможет не только от насморка и головной боли (для чего, в общем-то, и предназначен этот травяной бальзам), но и исцелит нас от ревматизма, стенокардии, бесплодия и геморроя… И не нужно смеяться над нашей наивностью. Переворачивая ещё одну страницу советской эпохи, понимаешь, что, возможно, дело тут не столько в дефиците, сколько во всегдашнем страстном желании чуда. На смену «звёздочке» и мумиё вскоре придёт заряженная Чумаком вода. Потом вся страна «заболеет» гербалайфом. Но, к сожалению, средство от всех болезней в аптеках не продавали, да и вряд ли когда будут продавать...

Фото b1.m24.ru

МЕЖДУ ТЕМ: Привычная для нас «чаша Гигеи» является символом фармации только в странах Европы и Азии. В Америке и ещё в некоторых англоязычных странах ещё со времён Средневековья в качестве аптечного символа используется пестик и ступка с аббревиатурой РХ. Строго говоря, это даже не аббревиатура, а буква «R» от латинского «recipe» (рецепт) с перекрещенной вертикальной чертой.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции