Брифинг бульдозерной эпохи

08.06.2017 Описание

Градостроительные страсти у нас в Рязани разгораются регулярно. Два-три раза в год обязательно возникает очередной конфликт части общественности с представителями власти по поводу того или иного архитектурного объекта. Теперь уже, кажется, и не вспомнить, откуда берут своё начало эти бесконечные баталии...

Однако обсуждение проблем современной градостроительной стратегии не входит в нашу задачу. Рубрика «Из архива «Вечёрки» предлагает читателям совершить очередное путешествие во времени. Сегодня мы перенесёмся на 24 года назад и окажемся вместе с журналистом нашей газеты образца 1993 года Юрием Белкиным на брифинге только что назначенного главного архитектора Рязани Леонида Воронина...

Насколько это соотносится с архитектурно-застроечными страстями дня сегодняшнего, судите сами.

«С чего начать новому городскому архитектору? – задавался вполне резонным вопросом наш коллега. – Правильно, сначала ознакомиться со всеми новыми законами по архитектурному делу (на что, по словам Леонида Воронина, у него ушло около двух месяцев) и внимательно посмотреть, что представляет из себя Рязань как город».

Но, прежде чем мы вернёмся к впечатлениям нового главного архитектора от областного центра, вспомним некоторые факты его биографии...

Биография в контексте

Итак, Леонид Воронин «...профессии архитектора посвятил более 30 лет. Начинал простым проектировщиком, работал экспертом, и вот теперь он – главный архитектор. До последнего времени жил и плодотворно трудился в Кишинёве. После известных событий (имеется в виду распад СССР и «национальная политика» государства Молдова – Авт.) решил перебраться в Россию. Выбор его пал на Рязань, где как раз огромный дефицит квалифицированных архитекторов (для справки: на область приходится всего 42 архитектора, причём 8 из них давно достигли пенсионного возраста). А так как послужной список у Воронина вполне солидный (несколько осуществлённых проектов в Средней Азии и Кишинёве, удостоенных государственных наград – Авт.), в мэрии ему предложили должность главного архитектора и заодно «портфель» начальника департамента строительства и архитектуры».

На посту главного архитектора Леонид Петрович проработал девять лет. Только в 2002 году на эту должность по конкурсу был назначен Александр Тарабанов. Сегодня этот период в Рязани обычно называют эпохой «бульдозерной застройки». Именно с середины 90-х в центре города стали появляться модные на тот момент краснокирпичные коттеджи. Фактически полностью была уничтожена старая застройка улицы Некрасова от набережной Трубежа до собора Бориса и Глеба. До неузнаваемости изменилась улица Яхонтова, некогда славившаяся на всю Рязань своими городскими усадьбами и яблоневыми садами.

Чтобы читателям была понятна ситуация, приведём лишь один пример. По архивным данным, в 72-м году прошлого века только в Советском районе областного центра насчитывалось более тысячи домов деревянной застройки XIX – начала XX веков. Примерно 75% из них, по тогдашним оценкам, находились в удовлетворительном состоянии. Государственной охране подлежали 24 дома, которые являлись памятниками архитектуры деревянного зодчества и датировались специалистами концом XVIII столетия. На начало нового тысячелетия от всего этого богатства осталось только три дома на улице Щедрина, два – на Вознесенской, один – на Урицкого, один – на Садовой, один – на улице Яхонтова, да ещё летний клуб дворянского собрания в городском парке.

Хочу ещё раз подчеркнуть, вопросы юридического и эстетического характера нами не рассматриваются. Мы лишь пытаемся восстановить общий контекст, в котором над городской архитектурой трудился герой сегодняшнего выпуска рубрики «Из архива «Вечёрки»...

КСТАТИ: Градостроительная концепция, заявленная Леонидом Ворониным, провозглашала «прекращение строительства новых спальных районов и рациональную застройку центра города».

Гаражи и огороды

Вернёмся на брифинг 1993 года.

«Город построен очень бестолково, так вкратце можно передать впечатления нового главного архитектора от древней нашей Рязани, – писал Юрий Белкин. – А так как архитектура – это не только строительство домов, а комплексная организация среды проживания человека, то человеку здесь живётся не слишком комфортно».

Вот ещё одно наблюдение тогдашнего главного рязанского градостроителя: «Земля используется крайне нерационально. На пустырях, занятых различными предприятиями и организациями, а также на землях, подвергшихся самозахвату под гаражи и огороды, можно было бы выстроить ещё одну Рязань».

Что ж, замечания и наблюдения Леонида Воронина, безусловно, отличаются оригинальностью. Только вот почему-то большинство «предприятий и организаций» так и остались на своих местах. С «самозахваченными гаражами и огородами», видимо, тоже решили повременить. Главные архитектурные преобразования начались именно в историческом центре. Но это так, к слову…

Куда вложить ваучер?

Ещё одна городская проблема, которой новый архитектор Рязани уделил особое внимание на своём первом выходе к прессе, – озеленение областного центра.

«В очень плохом состоянии городские парки: деревья и прочая зелень неухоженные, грязь, парковая архитектура убогая, заборы везде понатыканы, а как стемнеет, так и в парк войти страшно, – объяснял позицию Леонида Воронина наш коллега. – Конечно, на парки средства нужны немалые, – считает новый главный архитектор. – Но их можно найти путём акционирования паркового хозяйства (вот вам и место, куда вложить свой ваучер). И ещё Леонид Петрович предложил для благоустройства парков активнее привлекать население и возродить идею субботников».

С удовлетворением хочется отметить, что с субботниками у нас сегодня, на мой взгляд, наблюдается даже некоторый перебор. Очень уж нравится гражданам приводить в порядок собственный город под объективами телекамер. А если серьёзно, вопрос озеленения областного центра хотя и остаётся актуальным, всё же решается. Нельзя отрицать, что и городской парк на улице Ленина, и ЦПКиО стали выглядеть гораздо цивилизованнее. Появилось много новых зон отдыха…

Правда, акционирование этого направления городского хозяйства себя не оправдало. Такие попытки предпринимались неоднократно, но, не иначе как по странному стечению обстоятельств, продолжения не имели. Так что ваучеры было вкладывать просто некуда.

Что мы утратили, а что приобрели?

«Конечно, не только критиковал Воронин архитектуру Рязани. Понравился ему исторический центр города и то, как у нас относятся к архитектурным памятникам и традициям, – завершал свой репортаж с брифинга Юрий Белкин. – На вопрос, как собирается изменять сложившуюся городскую архитектуру, и собирается ли на пустырях строить вторую Рязань, он ответил просто: «Это будет сложно, но буду стараться!».

Оставлю без комментариев «архитектурные старания» экс-главного архитектора города. Хочу лишь обратить внимание читателей, что у специалистов в плане оценки его трудов мнения разнятся. В эпоху Воронина мы безвозвратно утратили почти всю старую деревянную Рязань. В то же время с его одобрения выросли современные здания на улицах Вознесенской, Полонского и других, которые хоть и остаются претенциозным новоделом, но всё же (будем честными) своим внешним видом не уродуют город...

МЕЖДУ ТЕМ: Последним начинанием, воплощённым в жизнь в период пребывания на посту главного архитектора города Леонида Воронина, стал проект нового банковского здания на улице Есенина. Его открытие состоялось в 2001 году.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции