На фонды надейся…

05.06.2018 09:07:00 Описание

Вопрос обеспеченной старости был и остаётся одним из самых злободневных для российского общества. И, на наш взгляд, было бы интересно вспомнить, что на эту животрепещущую тему писали наши коллеги в 90-х годах.

«Негосударственная пенсия: правда и домыслы» – так называлась статья корреспондента «Вечёрки» Павла Греся, опубликованная в газете в июне 1994-го. В это время в Рязани (да и по всей стране) активно обсуждали тогда ещё недавно появившиеся негосударственные пенсионные Фонды (сокращённо – НПФ).

«...Дополнительная пенсия стала модной темой. Каких только разговоров о ней не услышишь. Одни говорят, что объём её необъятный и человек, получающий такую пенсию, может хоть на Гавайи ехать, хоть из казино не вылезать – всех денег всё равно не истратить. Другие видят в этом нововведении сомнительные эксперименты. Где же правда?» – задавался вопросом наш коллега. И за ответом он отправился к председателю местного отделения одного из первых негосударственных пенсионных фондов в России Владимиру Маркину.

Впрочем, прежде чем обратиться к их давней беседе, давайте кое-что вспомним из, так сказать, общей истории.

С чего всё начиналось

Первые негосударственные пенсионные фонды появились в России в самом начале 90-х годов прошлого столетия. Во времена, когда у нас «Было разрешено всё, что не запрещено». Датой их рождения принято считать 16 сентября 1992 года. Именно этим числом датируется Указ Бориса Ельцина за № 1077 «О негосударственных пенсионных фондах». Первоначально они существовали в основном при крупных предприятиях и давали возможность доплачивать «своим» пенсионерам неплохую прибавку сверх государственных выплат. Во всяком случае, именно так это декларировалось...

Правда, люди предприимчивые быстро сообразили: подобного рода организации могут быть удобной формой для обналичивания средств, их вывода из налогооблагаемой базы и прочих сомнительных операций. Вот тогда-то для установления контроля за деятельностью НПФ и появился знаменитый ельцинский указ. В соответствии с ним была создана Инспекция по пенсионным фондам при Министерстве труда (позже преобразованная в Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг, ещё позже – в Федеральную службу по финансовым рынкам, а уже в начале 2000-х присоединённая к Центробанку). Также деятельность НПФ надлежало контролировать Министерству социальной защиты населения.

Чем же предлагали (и предлагают) человеку негосударственные пенсионные фонды?

На сегодняшний день ситуация следующая. Согласно законодательству пенсия гражданина Российской Федерации состоит из двух частей – страховой и накопительной. На страховую часть уходит 16% отчислений работодателей с зарплаты, а на накопительную – 6%. Денежные средства, получаемые от работодателей в качестве взносов на страховую часть, тратятся на выплату пенсий сегодняшним пенсионерам. А вот накопительную часть человек может (при желании) перенести в НПФ полностью или частично.

Заключая договор, клиент негосударственного фонда выбирает пенсионную схему, по которой будет происходить его дальнейшее обслуживание. Пенсионные взносы, перечисляемые по договору, учитываются на пенсионном счёте клиента. Эти средства могут быть инвестированы в какие-либо отрасли экономики в интересах клиента, и на них начисляется инвестиционный доход.

«Охота» на пенсионера

Однако вернёмся к беседе Павла Греся с Владимиром Маркиным. Один из главных вопросов, интересовавших нашего коллегу, а вместе с ним и большинство пожилых рязанцев, был следующим: как не ошибиться в выборе «пенсионного управляющего»?

« ...– Как специалист своего дела, как бы вы посоветовали выбирать негосударственный пенсионный фонд?

– Собрал бы о фонде как можно больше информации. Прежде всего, поинтересовался составом учредителей. Именно от их надёжности зависит многое. Затем обязательно следует поинтересоваться, есть ли у фонда лицензия Министерства соцзащиты. И самое главное – чтобы этот НПФ находился на территории области. Чтобы можно было в любое время прийти и проверить, посмотреть, куда инвестируются ваши деньги. В то же время, можно быть уверенным, что средства не уплывут куда-то на сторону, а будут работать в Рязани, тем самым укрепляя экономическое положение региона...»

Не могу не заметить, что в 1994 году наш коллега ещё не мог знать, что через каких-нибудь десять лет деятельность НПФ будет практически напрямую связана с банковским кредитованием. В 2008 году вступил в силу закон о софинансировании государством пенсионных взносов, и тогда к «охоте» за пенсионными деньгами подключились едва ли не все крупные банки. С тех пор, подписывая договор на получение потребительского кредита, гражданин, часто сам того не ведая, давал согласие на перевод накопительной части своей пенсии в тот или иной НПФ. Не буду вдаваться в подробности этой, мягко говоря, не совсем законной схемы. Отмечу только, что деятельность некоторых НПФ и сегодня, как и почти четверть века назад, нередко вызывает вопросы. И вопросы эти связаны не только лишь с кредитами…

« –Что могут делать фонды с привлечёнными средствами? Сумеют ли они обеспечить реальный прирост собранных средств?

– Исходя из западного опыта, могу сказать, что фонды являются крупнейшими инвесторами. Поэтому средства аккумулируются и пускаются в дело на финансовом рынке.

– Могут ли вкладчики узнать, как происходит прирост пенсионных накоплений?

– На каждого вкладчика у нас заведена карточка и персональный пенсионный счёт. Любой вкладчик может обратиться в фонд и получить подробную выписку о начисленных на его счёт средствах...»

Зарубежный опыт в российских реалиях

Думаю, Владимир Марков не напрасно вспомнил про зарубежный опыт. Схема негосударственного пенсионного обеспечения изначально была позаимствована, однако, как это часто у нас бывает, переделана под российскую специфику, и сегодня значительно отличается от своих западных аналогов.

Например, в США рынок добровольного пенсионного обеспечения образуют пенсионные и взаимные инвестиционные фонды, а также индивидуальные инвестиционные счета и планы. Частным лицам предлагаются индивидуальные пенсионные счета, а сотрудникам компаний – пенсионные планы. Индивидуальные пенсионные продукты различаются по стоимости управления, налоговым льготам и простоте схем. Каждый человек в зависимости от уровня дохода, возраста, семейного положения может выбрать для себя соответствующую программу.

Есть свои варианты негосударственного пенсионного обеспечения в Англии, Франции, Германии и Швейцарии. Сказать, какой из них лучше, сложно… У каждого свои преимущества и недостатки. Но и так же – каждый вариант гарантирует доходность, прозрачность и защиту от различных рыночных неожиданностей. Мне могут возразить, что, мол, всё это законодательно оговорено и в отношении российских НПФ. Всё это так, только вот в чём беда...

У нас это всё же больше существует на уровне декларации. Добросовестные руководители НПФ стараются делать всё для того, чтобы их деятельность держалась на этих «трёх китах»: доходности, прозрачности, надёжности. Но и случаи мошенничества с пенсионными накоплениями отнюдь не остались за бортом истории.

Сегодня много говорят об очередном витке пенсионной реформы. И опять следуют ссылки на зарубежный опыт... Хочется верить, что на этот раз мы действительно воспользуемся хорошо зарекомендовавшими себя моделями. И ещё через четверть века наши коллеги будут читать статьи «Вечёрки» исключительно для того, чтобы на нашем примере порадоваться собственным успехам.


МЕЖДУ ТЕМ:
Поделимся ещё одним примечательным фактом, пусть и не имеющим отношения к теме нашего сегодняшнего рассказа.
Ровно двадцать лет назад, 5 июня 1998 года, «Вечерняя Рязань» впервые в своей истории вышла в цвете. С тех пор первая, последняя, а также две полосы внутри газеты могли радовать читателя буйством красок. Насколько это способствовало росту популярности издания, судить не возьмёмся. Но очевидно, что рекламодатели остались довольны... 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции