Год Победы

07.05.2018 16:51:00 Описание

Наша память часто фиксирует лишь яркие фрагменты, оставляя «за кадром» текучку будней. Хотя, возможно, именно в ежедневном течении времени и кроется самое интересное... Сегодня мы вспомним, как жили наши земляки в преддверии 9 мая 1945 года. 

О том времени мы беседуем с бывшим инженером электролампового завода, а сегодня – пенсионером Николаем Тумановым.  

– Мне в 45-м исполнилось восемь лет. Так что вполне самостоятельный был молодой человек... – рассказывает мой собеседник. – Наверное, самое яркое воспоминание того времени: на нашем новогоднем столе впервые появился сказочный напиток – шампанское! Мы тогда даже не представляли, как оно выглядит. Старшее поколение, конечно, помнило по довоенным временам. А ребятня о шампанском только в песнях и слышала. Обычно на праздники взрослые пили водку. Продавали её в розлив. Помню, как меня посылали в знаменитый на всю Рязань магазин № 5 на улице Вознесенской... Там в чайник наливали водку, и я нёс её домой. Уже после победы стали появляться трофейный коньяк, ром… Шампанское же было настоящим чудом! «Волшебную» бутылку привёз с Дальнего Востока мой дядя. Он там служил, а в 1945-м по состоянию здоровья (в лёгких засел осколок от мины) его демобилизовали, после чего вместе с женой и дочкой он вернулся в Рязань.

«С драконами да змеями…»

По словам Николая Евгеньевича, в 1945 году в Рязань стали возвращаться первые демобилизованные. А вместе с ними появились и первые трофейные вещи.

– У тёти Лиды был шикарный японский шёлковый халат, точно как в песне у Высоцкого: «с драконами да змеями». На эту диковинку приходили смотреть со всей нашей улицы. А ещё дядя привёз патефон. Было всего три пластинки. Одна – Вертинского и две – Петра Лещенко. До сих пор помню строчки из песни, которую пел Лещенко, и все взрослые ему подпевали: «Как будто там мы будем пить вино шипучее, За очи карие, за то, чтоб жить, Чтоб жизнь казалась нам Немножко лучшею, И за шампанское готов я умереть...». А ещё пели «Кирпичики» и очень популярную в те годы переделку знаменитого танго «Брызги шампанского»: «Новый год зимой суровою, А я по пояс весь в снегу обледенел. Сплошные выстрелы, «Катюша» вновь гремит, Над головой снаряд немецкий пролетел...». Мне тоже дали сделать глоток чудесного напитка. И на несколько следующих дней я стал необычайно популярен среди ребят на нашей улице. А как иначе? Ведь я мог описать, какое оно на вкус – настоящее шампанское…

Отцовский подарок

Ровесники Николая Туманова вспоминают, что первые приметы победного мая можно было заметить на рязанских улицах начиная с 1944 года. Именно тогда в Рязани появились первые пленные. Они расчищали центр города от противотанковых ежей, которые до этого стояли едва ли не на каждом перекрёстке. В основном это были румыны и венгры. Пленных немцев рязанцы увидели уже после Победы. К ноябрьским праздникам 1945 года они строили деревянную триумфальную арку на пересечении улицы Ряжской и Ямской заставы. Сегодня это улицы Есенина и Циолковского.

– В 45-м на улицах города всё чаще можно было повстречать мужчин в сапогах, – продолжает свой рассказ Николай Туманов. – До этого даже далеко не все военные их носили. В основном ходили в обмотках. А весной 1945-го у мужчин высшим шиком считались яловые сапоги, собранные в гармошку. В них заправляли габардиновые брюки. А женщины в праздничные дни наряжались в крепдешиновые платья.

Говорят, что купить одежду тогда в Рязани было задачей почти невыполнимой. Её либо шили самостоятельно, либо выменивали. Городская барахолка находилась на площади рядом с вокзалом Рязань-1. К слову, своё существование она прекратила только в конце 40-х годов.

– Как раз весной 45-го отец приехал в двухнедельный отпуск и привёз своё офицерское довольствие: ленд-лизовские консервы, твёрдую как камень колбасу, и самое главное – три бутылки питьевого спирта, – вспоминает Николай Туманов. – Как приехал, так сразу объяснил, мол, спирт привёз специально, чтобы Кольку к новому учебному году одеть, а то ходит как оборванец – перед соседями стыдно... Вот и пошли мы с мамой на барахолку. Шли через весь город пешком. Автобусный маршрут до вокзала появился только в 1946-м. Тротуары даже в центре в основном были деревянными. Но и шли не по ним, а по мощённой булыжниками проезжей части. Как оказались на барахолке, мама долго торговалась с какими-то подозрительными личностями... И в конце концов на три бутылки спирта выменяла брюки и пиджак, сшитые из офицерской диагонали (хлопковая материя с особым переплетением – Авт.), и американские высокие ботинки на шнуровке. Костюм хранился в шкафу и выдавали его мне только по большим праздникам, вместе с белой батистовой рубашкой, скроенной из старого маминого платья.

Сиреневая весна

– Первый раз обновку я надел 9 мая, – возвращается в воспоминаниях в победный день 1945-го мой собеседник. – Но сообщение о немецкой капитуляции мы начали ждать ещё где-то с середины апреля. Несколько раз к нам прибегала мамина подруга – тётя Нина, которая работала в горисполкоме, и кричала: срочно включайте радио, сейчас будут передавать правительственное сообщение! Но сводки по радио были о чём-то другом... Со временем все уже привыкли к этому ожиданию. Во дворе у нас даже судачили, дескать, сначала объявят о победе над Японией, якобы, есть в этом какая-то политическая необходимость... Наверное, поэтому 9 мая стало для всех нас такой радостной неожиданностью.

Очевидцы вспоминают, что той победной весной 45-го в Рязани просто по-сумасшедшему расцвела сирень... Весна была ранней и тёплой. И уже к началу мая все дворы, улицы и площади буквально утопали в бело-розовом яблочном кипении и сиреневых ароматах.

– А 9 мая у нас дома в момент накрыли праздничный стол, – рассказывает Николай Туманов. – Ничего особенного: картошка, тушёнка, колбаса из отцовского пайка... Ну и водка, конечно. Дядя Коля торжественно выставил шампанское. Оказывается, он специально спрятал ещё одну бутылку ко Дню Победы. За столом собрались не только родственники, но и соседи. Каждый приносил всё что мог. А потом все вместе мы отправились на Ряжскую площадь (сегодня это площадь Театральная – Авт.). И уже там взрослые всю ночь танцевали, обнимались, плакали… Музыку, по-моему, передавали по громкоговорителям… Но, может, и ошибаюсь, потому что точно кто-то играл на трофейном аккордеоне. И ещё мне запомнилось, как все, кто был на площади, ровно в полночь замерли, и стали петь гимн СССР. Какие были лица у людей в этот момент... Таких глаз, наполненных одновременно радостью и слезами, я больше не видел никогда в жизни.

Вообще, мне не раз доводилось слышать от людей старшего поколения, что жизнь после 9 мая 1945-го заметно переменилась. Все будто бы поверили, что уж теперь-то всё точно пойдёт по-другому! Вот и Николай Туманов помнит, как едва ли не каждую неделю возвращались фронтовики, и то в одном доме, то в другом был свой семейный праздник, который перерастал в праздник для всего двора. А ещё он рассказывает, что во всех продуктовых магазинах вдруг в изобилии появились крабы и красная икра и почему-то их никто не покупал!

Быть может, детские воспоминания в чём-то и не точны, ведь человеческая память – штука очень непростая. Но мне думается, что в данном случае это не так уж и важно...

МЕЖДУ ТЕМ: В числе прочих военнопленные выстроили в Рязани жилые дома в районе нынешнего проезда Грибоедова и проезда Щедрина. Многие их них стоят и поныне. Наиболее же известный строительный объект, возведённый руками пленных, – кинотеатр «Родина». Его строительство началось в 1945 году и было завершено к ноябрю 1947-го.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции