Монументальная карусель

19.04.2017 Описание

Совсем скоро 22 апреля. И для каждого, кто родился в СССР, эта дата говорит о многом… Например, автор этих строк поймал себя на огромном желании написать: «В этот день мы вместе со всем прогрессивным человечеством отмечаем 147-ю годовщину дня рождения Владимира Ильича Ленина».

Ох, недаром современные политтехнологи считают, что советская пропагандистская машина работала настолько профессионально, что нам до этого уровня ещё тянуться и тянуться… Сколько лет прошло, а идеологические клише крепко засели в подсознании и только ждут подходящего момента, чтобы вырваться наружу.

Прощание с «клизмами»

Итак, ровно 20 лет назад, в апреле 1997 года, по решению тогдашнего коммунистического горсовета было решено вернуть на центральную площадь Рязани памятник вождю мирового пролетариата. Не будем ещё раз в подробностях пересказывать историю сноса монумента и четырёхлетние перипетии борьбы рязанских коммунистов за его возвращение. Отметим только, что ни покаянный крест на месте памятника, ни символическое обозначение трёх куполов, прозванное в народе «три клизмы», в общественном сознании не прижились. И даже многие граждане, в особой симпатии к коммунистическим идеям не замеченные, к возвращению вождя отнеслись достаточно лояльно. О чём, кстати, свидетельствует опрос известных рязанцев, опубликованный на страницах «Вечёрки» 18 апреля 1997 года. Признаюсь честно, лично меня часть приведённых мнений несколько удивила… Во всяком случае некоторые высказывания земляков значительно отличаются от их же сегодняшних утверждений. Не буду приводить цитаты и называть фамилии. И вовсе не из соображений осторожности. 90-е годы были непростыми для каждого из нас. И пенять кому-либо на перемену убеждений считаю элементарно неэтичным.

Московский вариант

«Вчера на рассвете Ильич вернулся на родную площадь, – писал в репортаже с места событий журналист «Вечёрки» Дмитрий Проскурин. – Около 7 часов утра у наново слепленного постамента его встречали: председатель горсовета Надежда Корнеева и другие официальные лица. Возвращение вождя из очередной ссылки проходило конфиденциально, прибывший на рассвете спецгрузовик могли наблюдать только случайные прохожие. Четыре года отсутствия ничуть не изменили светлый образ председателя Совнаркома…».

По ёрнической интонации репортажа сегодняшний читатель, безусловно, может понять: особых симпатий к Ильичу и к процессу возвращения его скульптурного образа «Вечерняя Рязань» не испытывала.

Считаю нужным отметить, что данная позиция редакции оставалась без изменений вне зависимости от политической конъюнктуры. В апреле 1993 года, когда вопрос сноса памятника ещё даже не обсуждался, тогдашний легендарный главред «Вечёрки» Вадим Михайлов недвусмысленно определил её следующим образом: «…Я не призываю крушить памятники или сжигать портреты и тома полного собрания сочинений Ленина. И тем более, сажать и казнить жрецов коммунистической религии – бывших и нынешних партсекретарей. Ведь это бы значило уподобляться тем же большевикам, безжалостно сокрушавшим религию.

…Но мне больно и отчасти стыдно за тех соотечественников, которые до сих пор поклоняются горстке человеческих костей, обтянутых человеческой кожей, – мумии первого в истории человечества (и надеюсь, последнего) фараона-коммуниста».

Принципиально не даю оценок этому отрывку из публикации. Он, как и другие цитаты в нашей рубрике, прежде всего, отражает время и помогает нам понять день сегодняшний.

К слову сказать, скульптурные изображения вождя имеют в областном центре достаточно интересную биографию. Известную городскую байку про то, что нынешний памятник Павлову у Областной филармонии – это на самом деле несколько видоизменённый «старый» памятник Ленину, который ранее стоял на одноимённой площади, знают многие. Кроме того, в городском фольклоре сохранились рассказы и о том, как при установке уже современного монумента работы известного советского скульптора Манизера власти долго не могли определиться, к кому лицом должен стоять Владимир Ильич и куда указывать судьбоносным жестом туриста, голосующего на шоссе... Предлагали три варианта: на горисполком, на Рязанский кремль, либо в сторону Москвы и Первомайского проспекта. «Московский вариант» победил не сразу, и Ленина как минимум один раз разворачивали в директивно-одобренную сторону…

Пожертвования для «дедушки»

Но вернёмся к репортажу Дмитрия Проскурина. По его информации, возвращение монумента на привычное место обошлось городу в 46 миллионов рублей. Причём для казны такая сумма оказалась неподъёмной, и потому было принято решение обратиться к гражданам за добровольными пожертвованиями. Опять же, ссылаясь на слова Надежды Корнеевой, меньше чем за два месяца было собрано аж 49 «лимонов». Первый взнос в размере 1 млн сделал тогдашний глава городской администрации Павел Маматов, пожертвовав собственную премию, полученную от областного «есенинского» комитета за вклад в пропаганду и увековечение памяти певца «страны берёзового ситца». Вот хотел бы воздержаться от комментария, но не смогу. Думаю, Сергей Александрович от души бы посмеялся над юмором сложившейся ситуации…

Вообще, с этими пожертвованиями какая-то не совсем понятная история получается. Средняя зарплата на апрель 1997 года составляла 901 тысячу рублей. И даже для нищего рязанского горсовета сумма в 46 миллионов была вполне доступной. Зачем же было пускать шапку по кругу? Видимо, считалось, что это будет своеобразной формой плебисцита… Интересно, как официально оформляли поступавшие средства, тем более что по информации нашего коллеги собрано их было в несколько больше изначально заявленной суммы…

«Работу мы свою сделали, – приводил цитату из своего разговора с рабочими Дмитрий Проскурин. – Постамент готов. А Ленин – это не наша забота. Когда скажут, тогда и поставим. Может, сегодня ночью…»

Как видите, слова пролетария оказались пророческими. Вот только зарплату рабочим так и не выплатили. Хотя председатель штаба по восстановлению памятника Пётр Толстов заверил меня, что первые 20 миллионов рублей на банковский счёт подрядчика – «Рязаньгоргражданстроя», уже перечислены…».

Своеобразным послесловием ко всей этой «монументальной карусели», начавшейся в Рязани четверть века назад, сделаю-ка я, пожалуй, ещё одну выдержку из статьи Вадима Михайлова 24-летней давности…

«…Концентрированное присутствие неумирающего вождя мы ощущали с детского сада, а родная советская школа была чуть ли не филиалом мавзолея. Начиная с октябрятских звёздочек и кончая нудно-торжественной процедурой принятия в ряды Ленинского комсомола. Классу к восьмому-девятому большинство из нас привыкало к Владимиру Ильичу, как к незримому члену семьи – эдакому чудаковатому бескорыстному дедушке… И, взрослея, мы всё так же верили, что он был прост, скромен в быту, неразборчив в еде, равнодушен к питью. Возможно, поэтому и сегодня в сердцах многих наших сограждан живёт убеждение, что партия, созданная когда-то Владимиром Ильичом, не имеет ничего общего с шайкой толстомордых воров в стремительно проносящихся мимо нас чёрных «Волгах»…».

Фото history-ryazan.ru

МЕЖДУ ТЕМ: Точный ответ на вопрос: сколько в мире памятников Ленину, дать крайне затруднительно. Такой статистики во времена СССР не велось. Более того, существовала негласная директива, рекомендующая не упоминать количества ленинских монументов и специально их не подсчитывать. По приблизительным данным сегодня в России существует около 6 тыс. монументов и ещё полторы тысячи скульптур установлены на постсоветском пространстве. Памятники вождю сохранились на Кубе, в Индии, в Финляндии, Китае и КНДР, в некоторых городках Германии и даже в Антарктиде – на месте полярной станции «Полюс недоступности». Общее количество таких «заграничных» Ильичей – 25 штук. Итого на планете Земля на сегодняшний день сохранилось около 8 тыс. памятников Ленину...

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции