Пасхальные традиции

07.04.2018 20:47:00 Описание

Пасхальная неделя по-другому называется Светлой. И время это светло в буквальном смысле: в апреле, впервые с начала года солнце светит так ярко... О рязанских преданиях, связанных с Пасхой и старинных пасхальных обычаях рассказывает автор рубрики «История» Дмитрий Бантле.

Вы скажете, в иной год и в мае Пасха. Это точно. Тут уж светлость недели выходит символическая, а почему? Потому что Пасху празднуют в первое воскресенье после первого полнолуния после весеннего равноденствия. Такой метод позволяет определить время Пасхи с большей точностью, чем традиционный календарь. Ибо равноденствия и полнолуния – события астрономические, то есть они не могут произойти «не вовремя». А вот астрономический момент Нового года, например, всегда отличается на несколько часов, так как календарный год не соответствует солнечному. Не придумали ещё такого точного календаря.

Всякой вещи своё объяснение

О том, что делать на Пасху, знают и дети: обмениваться яйцами. Только зачем их красить? У народа на это готовое объяснение. Потому-де, что Мария Магдалена, когда предстала пред императором Тиберием, протянула ему яичко, сказав «Христос воскрес». «Я поверю в это, когда яйцо из белого станет красным! » – расхохотался Тиберий. И… яйцо стало красным. С тех пор христиане поздравляют друга друга крашеными яйцами, а исследователи подмечают, что яйцо - общекультурный символ жизни, а крашеное – ещё и солнца.

Впрочем, в XIX веке от крестьян Данковского уезда узнали такую легенду. Когда Иисус шёл на Голгофу, то встретил человека, несшего навстречу – в Иерусалим, яйца на продажу. Крестьянин отставил свою корзинку и помог донести крест до Голгофы, а вернувшись, обнаружил, что все яйца покрашены и расписаны. «Вот потому и мы красим!» – гордились местные жители.

– А как же вы освящаете к Пасхе сало, свинину? – изумлялся ещё Семёнов-Тян-Шанский, немало потрудившийся и в качестве краеведа.

Мужички отвечали, что, мол, ничего странного: свинья, конечно, животное нечистое, но Иисуса спасла! Ведь когда пытался он спрятаться от преследователей, зарылся в ясли с сеном. А кони съели сено сверху, и Спасителя вот-вот бы схватили, если бы не свиньи, которые-де «зарыли его в сено поглубже». Поэтому свинину православный народ ест, а конину – не ест.

Такая вот народная логика. Ох и любит эта логика делить «чистое» и «грязное»! Вот воробей, например, «грязная» птица. Почему? Потому что, когда Иисуса распинали на кресте, воробьи не только громко (как и подобает весной!) кричали «Жив! Жив!», чем побуждали палачей больше мучить Спасителя, но и в клювах гвозди подавали. За это бог связал им ноги, и с тех пор воробей не может ходить: только прыгает...

Чёрный кот в кармане

В истории сохранились описания не только местных легенд, но и пасхальных обрядов, причём таких, от которых как-то даже неловко становится...

Ежели, например, хочешь знать, кто в селе колдун, – то что делать? Ну конечно, явиться на пасхальную службу: ведь ведьмы и колдуны изо всех сил пытаются казаться добропорядочными селянами, и тоже придут туда! Так-то с виду они ничем не отличаются от обычных прихожан... Но только не для того, кто принёс с собой в кармане четверговую соль! Это обычная соль, которую в Чистый четверг, за три дня до Пасхи, хорошенько прокалили в печи, тем самым придав ей магические свойства. Сжал в кармане щепотку такой соли – вмиг увидишь, что все колдуны стоят в церкви на самом деле спиной к иконам и с рогами. Только уж следи, чтобы какой-нибудь колдун сам тебя не засёк; а в случае чего – щепотку соли ему прямо в глаза! Тогда «портун» (от слова «портить, порча») потеряет свою силу, а то, глядишь, и исполнит какое твоё желание…

Желания деревенской детворы обычно сводились к малому: получению неразменного рубля, например. Это такой рубль, который на что ни потрать – а всё он у тебя в кармане снова оказывается. Как же его получить? Народная молва гласила: нужно взять с собой на пасхальную службу чёрного котёнка, желательно новорождённого, к которому ещё не прикасались люди. Ведь пока к кошке не притронется человек – она бесовская. А как только человек её погладит – она и человечья. И вот несчастного пищащего котёнка мальчишка тащит в церковь, стоит с ним службу, а когда священник впервые объявляет «Христос воскрес!», нужно не побояться громко ответить: «У меня чёрная кошка есть!» Безусловно, это вызовет возмущение прихожан. Поэтому после таких слов надо бежать из церкви что только мочи. Куда? Да на перекрёсток же, где нечистая сила уж собралась в ожидании своего чёрного кота. Будет она сулить за этого кота юному искателю приключений разные богатства... Но от всего надо отказываться, а просить только неразменный рубль! Его легко отличить даже с виду: он как бы трепещет, спокойно не лежит.

Такая вот магия…

Полёт у ворот

Другая известная праздничная традиция – катание на качелях. Вы думаете, это забава, детская игра? Однако детские игры обычно наследуют древнейшим обрядам.

По всей Великороссии на качелях качались с Пасхи до Троицы. Существовали даже специальные «качельные песни»: их пели не те, кто «в полёте», а те, кто качал, – вроде заклинания, чтобы «полёт» прошёл нормально.

Интересно, что к XIX веку в русских деревнях стало принято так, что парни качали девушек, но подсесть к девушке на качели считалось верхом неприличия. Меж тем, в деревнях мордовских молодых именно вдвоём качали на свадьбах, если свадьба заключалась между Пасхой и Троицей. В том и другом случае качели оказывались связанными с брачной игрой. Ведь все народы понимали: любовь возвышает...

Как танцует Солнце

Некоторые языческие традиции срослись с христианскими, что привело к образованию особого раскольничьего толка - дырмоляев, или дырочников. На Рязанщине таковых вплоть до Великой Отечественной ещё можно было встретить в Скопинском и Пронском районах. Дырочники не признавали ни священства, ни икон, а молились на солнце, для которого прорубали дырку в стене избы.

Тут вспоминается пасхальный обычай, практикуемый как угро-финскими, так и славянскими народами: встречать Пасху наблюдением за восходом. Смотреть воскресным утром на солнышко собирались семьями. Прикрывали глаза руками, наблюдали и почему-то говорили, что светило танцует от радости. Говорят, так до сих пор делают в отдалённых сёлах.

Злоключения комсомольца

Наш обзор пасхальных традиций был бы неполон без истории, случившейся в начале 1920-х в Пронском районе, в селе с говорящим названием Дурное (его впоследствии переименовали в Октябрьское). В замечательном сборнике «Рязанская деревня в 1929-30 гг.» приводится сводка ОГПУ, из которой следует, что однажды в начале мая прибыл в село комсомолец-агитатор, для проведения «агитпасхального вечера».

Долго говорил он с собравшимся народом, увещевая не ходить в церковь, а пойти в избу-читальню, чтобы почерпнуть что-нибудь из научного атеизма. Народ слушал по обыкновению молча. Вдоволь наговорившись, комсомолец объявил, что все могут быть свободны, а сам, вместе со школьным учителем Левушкиным и какими-то «гражданами Квасовым и Ждановым» задумал заснять весенние пейзажи с местной колокольни. Только крестьяне разошлись - активисты с фотоаппаратом (а вы, наверное, представляете, что такое фотоаппарат в двадцатые годы – как чемодан) полезли к колоколам.

Это увидал дьякон Алтухов. И без того впечатлённый содержанием услышанной речи, он, приметив фотоаппарат в руках комсомольца, лезущего наверх, пришел в ужас: взрывать полез! Бомбу тащит! Дьякон запер незадачливых борцов за научный атеизм в колокольне, а сам с криками побежал по селу: «Комсомольцы и учитель полезли на колокольню с бомбой, хотят церковь взорвать!»

И собралась толпа человек в двести... И кто знает, что случилось бы с научными атеистами, не выпусти их от греха церковный сторож. Крестьяне осмотрели на колокольне каждую щель, да и разошлись, но теперь уже с чувством глубокого недоверия к приезжему.

И ещё одна из попыток заменить вековые традиции новым «самым справедливым» в мире порядком провалилась. Потому что в традициях-то – сила. Даже если они маленько не по канону.

В статье использована репродукция картины Степана Колесникова «Перед пасхальной службой», а также иллюстрации с сайта art-catalog.ru.

Автор: Дмитрий Бантле
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции