Мельпомена собирается на бал…

03.04.2018 10:27:00 Описание

Из-за трагических событий в Кемерове празднование Дня театра в этом году, как вы, наверное, знаете, перенесли на апрель. Не только в Рязани, но и в других городах России. Мы же сегодня вспомним об одном «вечёркинском» материале, опубликованном 20 лет назад – 3 апреля 1998 года…

Речь в нём шла о традиционном Бале Мельпомены. Два десятилетия назад это торжество соответствовало приметам своего времени, о чём и рассказывал в статье, написанной после похода в Театр драмы, корреспондент тогдашней «Вечёрки» Алексей Фролов...

«…Я давно не был в театре, – признавался корреспондент. – Последний раз – год назад. И потому первое, что меня поразило, – это огромных размеров рекламный щит, установленный рядом со сценой. Хорошо ещё, что рекламируемая фирма торгует техникой, а не водкой…»

Действительно, где-то с середины 90-х в российских театрах началось странное и непредсказуемое время. С одной стороны – полная репертуарная свобода. Никаких указаний сверху – что и как ставить. С другой – практически полная организационная неразбериха. Институт государственного театра трещал по швам. От артистов требовали поиска новых организационных форм, не обеспечивая их при этом финансированием. И совершенно не учитывалось, что театр в России имеет свою специфику и отпускать его в плаванье по волнам свободного рынка чрезвычайно опасно...

Партер и галёрка

«Поздравить рязанских артистов в прошлую пятницу пришли все кому не лень, – продолжал свой рассказ двадцатилетней давности Алексей Фролов. – Представители городского бомонда друг за другом лезли из партера на сцену, чтобы вручить артистам какие-то грамоты, поблагодарить «за многолетний и добросовестный труд», а заодно и заручиться поддержкой на предстоящих выборах».

Такая гоголевская интонация, возможно, и отражала то, что происходило в 1998 году на рязанских подмостках… Но не будем забывать, что лихорадочные поиски путей выживания были в тот момент вполне естественны не только для театров, но и для всей российской культуры.

Вдруг оказалось, что театральный спектакль – удовольствие довольно дорогое. Чтобы выжить, театрам приходилось поднимать цены на билеты, что нередко было «смерти подобно», особенно в провинции. Даже за гастрольный спектакль столичной антрепризы платить солидную сумму мог позволить себе далеко не каждый рязанский любитель театрального искусства, а что уж говорить про местные постановки? Потому-то театральные праздники и использовали на «всю катушку» для привлечения спонсоров и предлагали свои услуги всякому, кто был готов за них заплатить.

Автор публикации продолжал делиться своими впечатлениями от посещения рязанского Бала Мельпомены образца 1998 года…

«За косноязычие некоторых поздравителей галёрке явно было стыдно. Галёрка – это учителя, врачи, так называемые «работники культуры». Те, кого по сей день именуют прослойкой. Те, кому по сей день не хватает места в партере. Выступающие со сцены тёти и дяди то и дело путались в количестве рязанских театров – одни говорили «три», другие «четыре»…»

Позабытый подвальчик

Тут следует кое-что пояснить сегодняшнему читателю. Дело в том, что официальных, государственных театров в областном центре тогда было три: Театр драмы, Театр на Соборной (ТЮЗ) и Театр кукол. Однако в середине 90-х в городе появился ещё один – не государственный, студийный коллектив: театр «Малая сцена» под руководством недавнего выпускника Щукинского училища Романа Маркина. Вот он-то и путал все традиционные поздравительно-наградительные расклады. Ведь кроме прочего, ещё с советских времён в День театра по традиции подводили итоги областного театрального конкурса. Номинации – «За лучший спектакль», «За лучшую мужскую и женскую роль», приносили не только статусность, но и вполне ощутимые финансовые награды. Вот и мучились в местном отделении Союза театральных деятелей: куда определить Романа Маркина с его студией? К профессионалам? Это значило бы, что при и без того скудном бюджете появился бы ещё претендент на «раздачу слонов». К любителям? Тоже вроде неправильно – артисты профессиональные, руководитель – выпускник столичного вуза… В общем, решили просто не замечать. Авось, само как-нибудь рассосётся. И ведь рассосалось…

Примерно через год после описываемых событий небольшая студия лишилась своего подвальчика на углу улиц Свободы и Полонского. Одно из интереснейших рязанских театральных начинаний 90-х годов прекратило существовать.

«Забыли про «Малую сцену» при распределении призов и премий за сезон 97 года, – сетовал корреспондент «Вечёрки». – Ничего не поделаешь, в провинции не любят экспериментаторов, поэтому и премии решили распределить классически – на троих и поровну».

Надежды и иллюзии

Вообще, проблема распределения наград на местном областном уровне всегда была болезненной. Автора этих строк несколько раз приглашали принять участие в отборочном дерби. Так что я не понаслышке знаю, какое множество обстоятельств приходилось учитывать при распределении театральных призов. К середине 90-х сложилась устойчивая традиция: главный приз, независимо ни от каких других обстоятельств, должен был получать Театр драмы. Просто за то, что является «флагманом областного театрального искусства». Всё остальное, действительно, практически поровну делили между двумя другими рязанскими театрами. Любые попытки объективно взглянуть на театральный процесс пресекались безоговорочно. За что и вашего покорного, как и некоторых других его несговорчивых коллег, беспощадно изгнали из круга лиц, пользующихся доверием местного отделения Союза театральных деятелей и областного управления культуры.

И всё равно, при всех трудностях 90-х годов, театральный праздник, как и сам театр, – выжили. Какой ценой, пока ещё говорить рано. Ведь и сегодня многие проблемы остаются актуальными. Несколько дней назад один из самых ярких российских актёров и режиссёров ХХ века Сергей Юрский сказал: «Я не испытываю надежд, я давно распрощался с иллюзиями. Уверен в одном, именно российский психологический театр является единственно возможной формой противостояния пошлости и жутковатой «простоте», с которой нам пытаются «объяснить» падение отечественной культуры. Дай Бог ему здоровья! С Днём театра, дорогие друзья!»

КСТАТИ: В СССР несколько раз предпринимали попытки «переформатировать» Международный день театра.
Первая имела место ещё в 1935 году, когда по предложению комиссии РАПП (Российской ассоциации пролетарских писателей) было решено праздновать 5 января День советского артиста. В этот день родился основатель МХТ Константин Станиславский. Примечательно, что сам патриарх русского театра не только категорически отказался от почётного предложения, но и заметил, что с тем же успехом можно было данный праздник именовать «Днём козла», как главного театрального символа, берущего начало ещё в античности... 

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции