Как ратники от бороны державу защищали

08.01.2019 09:42:00 Описание

О необходимости защиты нашей страны от разного рода угроз и врагов в последнее время говорится немало... Вот интересно, когда у общества вообще возникла такая потребность – защищаться? Посмотрим, и вместе с постоянным автором рубрики «История» Дмитрием Бантле углубимся в прошлое, а заодно разберёмся, кто и как защищал Рязань в разные эпохи.

Беглый ретроспективный взгляд в тысячелетнюю глубь истории России убеждает, что первые её поселенцы – славяне – завоевательных войн не вели. Междоусобные – да, были искони, так что в этом отношении ничего не менялось. А ходить покорять соседей славяне не любили. Как заметил кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Алексей Щавелёв, это подтверждают даже легенды о первых князьях, распространённые от Одера до Волги: все славянские правители – землепашцы, их призывали на трон прямо от бороны, в силу тех или иных непреодолимых обстоятельств.

Не то было у германцев: вот англы и саксы вторглись в Британию, притесняли местных жителей, разрушили, в конце концов, древнюю кельтскую культуру (дав взамен равноценную культуру только лет через тысячу, веку к XVI). У нас – такового не было. А кто скажет, что ещё князь Олег прибил на ворота Царьграда щит (прежде того, кстати, перепугав местный гарнизон кораблями, движущимися по полю на колёсах), – так это он боролся за справедливость. За равновесие политических сил утверждающегося Средневековья. И вообще за признание. 

А кто скажет, что князь Святослав Игоревич тишком приплыл по Волге в столицу Хазарского каганата и там всех перебил за час, – так то была первая в русской истории десантная операция. И борьба с угнетателем, обложившим непомерным налогом (в финансовой системе того времени это была никакая не дань, а именно налог).

У нас даже слова «рать» и «оратай» – пахарь – однокоренные! В поле на пашне орали (то бишь пахали) и орали (потому что друг от друга на большом расстоянии, слышно плохо). Орудием труда служило орало – борона, на которую миротворческий лозунг 20-х годов ХХ века призывал перековать мечи. Между прочим, и «оборона» – тоже от «бороны», в древнерусских текстах так и писали: «Стоишь ты на борони» (то есть в гуще битвы, «брани»). А работа в поле требовала ратной удали, чтобы ратовать (первоначально – ударно трудиться). Так что ратник – это, в переводе с древнерусского, тот, кто пашет.

А что князь Игорь Святославич на половцев ходил, всю свою рать погубил, сам в плен попал и оттуда убежал – то вообще подали как героический эпос и назвали «Словом о полку Игореве»…

Битвы за малую родину

Рязанцы не отличались от героических соотечественников. Конфликты разгорались в основном на уровне усобиц, сперва с соседями из Владимира, а затем и из Москвы. В известную битву при Скорнищеве (совр. Канищево) рязанская рать ринулась вообще без оружия, по легенде, полагаясь на одну силу рук в бою со «слабыми и ничтожными» москвичами.

Битва была проиграна. Было кроме неё и много других, где меньше народу полегло. Было, кроме того, то странное поведение Олега Рязанского на поле Куликовской битвы, которое впоследствии злые языки назовут изменой московскому государю.

Но языки могут болтать что хотят, а дела подтверждают обратное. Двумя годами раньше битвы Куликовской на Рязанщине разгорелась победная для русских битва на Воже. И именно Олег Рязанский показал Дмитрию Донскому (на тот момент ещё не Донскому, кстати, а просто Дмитрию Ивановичу) брод, через который эту Вожу можно было форсировать. Значит, татар ждали за бродом, когда они показались, для виду отступили... А как те преодолели реку, так перешли в наступление, прижали к береговой кромке, где в панике никто уже никакого брода найти не мог, и раздавили.

Можно вспомнить и другую победную битву – на Листвянке, о которой «Вечёрка» писала в минувшем декабре. Это уж было в XV веке, когда усобицы кончились и появилась страна, в которой мы и сегодня живём, –Россия с известной столицей и провинциями. А первыми врагами этой страны стали три хана: казанский, астраханский и крымский.

Время гарнизонов

Именно для защиты от них был сооружён кремлёвский вал. Сегодня, правда, трудновато представить, как выглядели все кремлёвские укрепления. Наши предки использовали особенности рельефа, поэтому сам холм, по которому сейчас проходит улица Кремлёвский Вал, уже служил своего рода защитой. Насыпанный же за холмом вал – это была вторая линия обороны.

Эти линии, ещё и с деревянными стенами и башнями наверху, давали отличный оборонительный эффект. После разгрома на упомянутой Листвянке ханы довольно долго (почти полвека) не подступались к нашему городу. А когда крымский хан со своим казанским братом всё-таки решил поживиться рязанским добром в 1521 году, рязанский воевода успешно отразил атаку. При этом впервые в истории решающее значение получило огнестрельное оружие: по крымским и казанским татарам били из пушки. Для XVI века это была передовая технология.

Наличие в городе воеводы и специалиста-пушкаря в его подчинении – прямое свидетельство, что к тому времени в Рязани появился свой гарнизон. То есть – несколько сотен бойцов-профессионалов, ведь до того на защиту от врага поднимался стар и млад, кто мог только держать в руках оружие. С XVI века, времени упадка рыцарства (ведь ни одни доспехи не спасали от пули, а тем паче от ядра!), начинается эра профессиональных армий.

Известно успешное выступление рязанской дружины под предводительством Прокопия Ляпунова – фактически полевого командира, примыкавшего со своим отрядом к той армии, к которой хотел. Ему простительно: время тогда было подходящее, Смутное, власть менялась часто. По крайней мере, присягать бывшему придворному, вдруг объявившему себя царём, Борису Годунову, рязанец Ляпунов отказался сразу. Так тогда сделали многие. А спустя десятилетие его отряд помогал ополченцам князя Пожарского бороться с поляками. Правда, в этой борьбе рязанский командир сложил голову, а само ополчение развалилось. Но начало-то Ляпунов положил: вскоре после его гибели наш сосед из Нижнего Новгорода Кузьма Минин, с помощью того же Пожарского, создал своё, второе ополчение, которое и привело к власти царскую династию Романовых… Но это уже другая – не военная – история.

Армия для охраны правопорядка

Что же до истории военной, то с воцарением Романовых организационный уровень государства возрос, а, как следствие, в городах со временем перестали держать армейские части. Необходимость отпала. Страна ширилась, защищать её приходилось исключительно на границах, а географическое расположение Рязани предполагало удалённость от границ и спокойную жизнь в близости к государственному центру.

Гарнизон, конечно, в городе был. Но предназначался в основном для резерва армии и решения внутренних вопросов: ведь полиции не было! Правда, можно вспомнить рязанскую добровольческую милицию под руководством помещика Льва Измайлова, которая была создана, когда вторгся в Россию Наполеон. Но до настоящей стычки с французами у этой милиции дело так и не дошло.

И лишь к концу XIX столетия в городе появились части регулярной армии – 138-го Болховского пехотного полка. Казалось бы, Болхов – уездный город Орловщины, но ведь на то она и армия, чтобы спутать потенциального противника в случае чего… Болховский полк дислоцировался в Рязани со времени русско-турецкой войны (1878 год) до распада Российской империи в 1918-м.

Грозим уже не пушками…

Однако и после этого воинская слава нашего города, конечно же, не померкла. Тогда же, в 1918 году, в Рязани ввели пехотные курсы, где учили будущих красноармейцев. Затем на их базе открыли военное училище, впоследствии ставшее десантным. Это произошло в 1959 году, когда в Рязань перевели курсантов-десантников из Алма-Аты. А уже на следующий год из Горького к нам переехала школа радиоспециалистов, ставшая училищем связи. Наконец, появление автомобильного училища в том же году – по причине перевода к нам этого заведения из Орловской области – сделало Рязань тем военным городом, каковым её считали ещё многие годы… 


Эпоха переменилась, военные училища в Рязани объединили. Но, несмотря на время всеобщего просвещения и побеждающего прогресса, разговоры о войнах – реальных и потенциальных – не утихают. Так и подтверждается наблюдение: история никого ничему не учит и из века в век люди готовы «на брань», хотя последствия таких браней из века в век становятся всё ужаснее.

Впрочем, взгляд на любые последствия можно изменить, написав героический эпос, что называется, с нужной точки зрения... Лишь бы не оказались последствия необратимы, когда писать станет некому.

Использованы фото lemur59.ru, ria1914.info. 

Автор: Дмитрий Бантле
Теги: Общество
Вернуться к списку

Архив номеров

    
Задать вопрос редакции