Январские воспоминания

11.01.2017 Описание

Помните есенинские строки «лицом к лицу лица не увидать…»? Ах, как прав был поэт... Наша новая рубрика расскажет вам о современниках, уже вошедших в анналы рязанской истории.

Как же хочется остановить мгновение, не дать забронзоветь знакомым лицам. Сохранить в памяти жесты, взгляды… Судьба подарила мне радость личного общения. Согласитесь, грех этим не воспользоваться.

В век интернета любой пацан может щёлкнуть клавишей компьютерной клавиатуры и получить необходимую информацию о биографиях всех знаменитых земляков, начиная от князя Олега Рязанского и заканчивая легендарной градоначальницей Надеждой Чумаковой. Единственное, на что пока не способны Википедия, Яндекс и Google – передать живое впечатление от встречи с человеком. Вот почему автор этих строк взял на себя смелость посоперничать с известными поисковыми системами. Тем более что юбилейные даты января – отличный повод запустить обратный отсчёт киноленты памяти...

Искусство точного удара

Игорь Бурачевский… Спортивный журналист, заслуженный работник физической культуры РФ, член Союза журналистов России, кавалер 11 правительственных наград, преподаватель РГУ имени Сергея Есенина, автор учебного предмета «Спортивное краеведение», не имеющего аналогов в мировой педагогической практике, создатель Рязанского музея спорта и олимпийского движения, основатель Рязанской школы бокса... Этому удивительному человеку 31 января исполнилось бы 90 лет.

Впервые о Бурачевском я услышал от моего тренера по боксу Валерия Чупина. В начале 70-х под его руководством рязанские мальчишки познавали азы боксёрского искусства в стареньком зале стадиона «Спартак». Когда кто-нибудь из нас поддавался эмоциям, забывал о технике и переходил на привычную уличную «махаловку», Валера останавливал тренировку, выстраивал будущих чемпионов в шеренгу и назидательно повторял: «Как говорил мой учитель Игорь Иосифович Бурачевский, в боксе главное – не кулаки, а голова. Поэтому защищать её нужно особенно тщательно. И не забывать думать на ринге».

От того же Чупина мы знали, что во время войны его учитель служил в разведке и однажды один уложил троих немецких десантников. После таких рассказов «коронный удар Бурачевского» – длинный, хлёсткий свинг справа изучался нами с особой тщательностью.

И вот в один прекрасный день открылась дверь старенького боксёрского зала, и бледный от волнения тренер представил нам изящного, слегка прихрамывающего человека с тонкими чертами лица. «Знакомьтесь: Игорь Иосифович Бурачевский». Нет, фигура у него, конечно, была спортивная, но до былинного богатыря явно недотягивала… В общем, герой чупинских рассказов нас разочаровал. Но первое впечатление быстро развеялось. Они с Валерой провели показательный спарринг. «Работали» учитель с учеником практически на равных, несмотря на разницу в возрасте. Более того: один раз Бурачевский провёл довольно чувствительную серию по корпусу, после чего у Валеры сбилось дыхание, а после точного попадания по подбородку наш тренер явно «поплыл». Ну а потом был разговор. О боксе, о жизни… Рассказчиком Игорь Иосифович был замечательным. «Понимаете, ребята, в боксе главное не сила, а расчёт, скорость и точность, – говорил он. – Утверждают, что у меня нет нокаутирующего удара. Но если точно попасть в нужную точку, а потом ещё на скорости добавить, эффект будет ничуть не меньшим».

Сегодня об известных людях принято говорить: «культовая фигура». Думаю, что Бурачевский довольно скептически отнёсся бы к подобному определению применительно к собственной персоне. Хотя в 60-70-е годы прошлого столетия его, без всякого преувеличения, знала вся Рязань. В него влюблялись все девушки, дружбой с ним гордились, о нём говорили, сплетничали... Боксёр, журналист, фотограф, эрудит. Всегда элегантный, ироничный, подчёркнуто вежливый Игорь Иосифович никогда не распространялся о своих отношениях с дамами. Хотя народная молва утверждала, что перед его обаянием не устояла даже сама Алла Пугачёва. Примадонна приезжала на гастроли в Рязань в 1980 году, и три дня выступала в спортивном комплексе ЦСКА, где и познакомилась с Бурачевским. Не буду ничего утверждать, но факт остаётся фактом – до конца своих выступлений Пугачёва всё время между концертами проводила в помещении спортивного музея. И фотографировать себя вне сцены разрешила только Бурачевскому.

МЕЖДУ ТЕМ: Мемуарная литература известна с древнейших времен. В гробнице Тутанхамона были обнаружены свитки папируса с записями некоего Каталана, в которых он рассказывал о своих встречах с фараоном.
Интересно, что особое внимание в этих мемуарах было уделено бытовым подробностям: обеденному меню, охоте и количеству наложниц.

Солнечный человек

Аскар Тагер… Первый директор Рязанского театра кукол, заслуженный работник культуры РФ, Почётный гражданин Рязани. 20 января ему бы исполнилось 75…

Имя, отчество и фамилия Аскара Майоровича Тагера были кладезем для всех театральных острословов. Ни один капустник не обходился без соответствующих шуток и каламбуров. То Тагера ждала телеграмма от Тагора, то Майоровича производили в Генераловичи, то Аскару вручали Оскара… И громче всех смеялся сам Тагер. Он обладал удивительным чувством юмора. Иногда мог так пошутить, что острое словцо приклеивалось к человеку на всю оставшуюся жизнь. Но сатира, эпиграмма, пародия были всё же не его стихией. «Солнечный человек» – так переводится его имя. Таким и запомнился Аскар Майорович автору этих строк.

В самом начале его директорской карьеры главным режиссёром театра кукол была назначена Галина Рукина. Талантливейшая выпускница Ленинградского театрального института приехала в Рязань со своим взглядом на театр. И, к сожалению, этот взгляд во многом не совпадал с мнением Аскара Майоровича. Молодые актёры были буквально влюблены в Рукину и с энтузиазмом, порой ночами, воплощали её замыслы. Директор ревновал так, что никакому Отелло и не снилось. Что называется, нашла коса на камень. В театре нередко бывают такие ситуации…

О мудрости и принципах

Казалось бы, Тагер должен был радоваться любой возможности избавиться от строптивого новатора. Тем более что вскоре представился весомый повод. Дело в том, что Галина Рукина и её муж Сергей Маслов ещё в Ленинграде были известны как люди, мягко говоря, не одобряющие советский образ жизни. В связи с этим они находились под пристальным вниманием соответствующих органов. В Рязани тучи над их головой сгустились ещё больше. Дело пахло серьёзными последствиями. Тагера для объяснений вызвали в обком: «Мы знаем, что у вас с Рукиной серьёзные разногласия. Достаточно одной вашей жалобы…» Аскар Майорович не замедлил с ответом: «Считаю, что Галина Рукина – талантливейший режиссёр и честный человек. Готов поручиться за неё в любых инстанциях…»

Нет-нет, Аскар Майорович был вполне лояльным советским гражданином. Более того, он как никто другой умел войти в нужный кабинет и напеть нужному чиновнику сладкую песнь про то, что театр кукол – важнейший инструмент в деле коммунистического воспитания молодёжи. И, мол, потому актёру Х просто необходимо выделить квартиру, а актёру Y нужна путёвка в санаторий, а театру неплохо бы добавить ещё одну единицу транспорта и заодно разрешить выезд на престижные зарубежные гастроли. Он был очень мудрым человеком – Аскар Майорович Тагер. В театре с его вековым замесом больных самолюбий, интриг и обид иначе нельзя. Но в то же время «солнечный человек» отлично понимал, где заканчиваются необходимые для дела правила игры и чем ни при каких условиях нельзя поступаться.

P.S. Сегодня мы вспомнили только о двух легендарных рязанцах-современниках. Но наши путешествия во времени только начинаются. И впереди у нас ещё много интересных встреч и воспоминаний.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров

         

    
Задать вопрос редакции